ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА


обвиняемого ГЛУХЕНКО Владислава Васильевича, 1887 года рождения, уроженца местечка Ходорков, Киевской области, украинца, гражданства СССР, служащего, бывшего мирового судьи, с высшим образованием, беспартийного, с 1906 по 1907 год члена РСДРП(м), с 1918 по 1919 год члена партии боротьбистов; бывшего члена Центрального Комитета боротьбистов, в период гетманщины и петлюровщины работал в канцелярии Председателя министров; до ареста – преподаватель языковедения Киевского Госуниверситета –


от 23 октября 1935 года.


ВОПРОС: Руководитель террористической троцкистско-националистической боевой организации НЫРЧУК следствию показал, что вы являлись участником этой террористической боевой организации и должны были в числе других участников организации принять активное участие в террористических актах над вождями партии. Что Вы можете показать по этому вопросу?

ОТВЕТ: О том, что я входил в террористическую троцкистско-националистическую боевую организацию, я уже показал в предыдущем протоколе допроса. Свои показания и показания НЫРЧУКА я подтверждаю полностью. С мнением о необходимости применения индивидуального террора как одного из средств борьбы, которое существовало в нашей организации, я был согласен и разделял по этому вопросу мнение НЫРЧУКА и других участников организации, но принимать личное участие в совершении террора над ПОСТЫШЕВЫМ, КОССИОРОМ и БАЛИЦКИМ я не согласился. Свой отказ участвовать в непосредственном исполнении теракта я объяснял преклонным возрастом и слабым зрением. Я доказывал также НЫРЧУКУ, что совершенно не знаком с оружием и никогда им не пользовался. По этому вопросу свои предыдущие показания я подтверждаю полностью.

ВОПРОС: Участник террористической троцкистско-националистической боевой организации ЗВАДА следствию показал, что Вы – ГЛУХЕНКО, будучи преподавателем диамата в Лесотехническом, Сахарной Промышленности, Зоотехническом и Агрохимическом Институтах в период 1930-33 годов, протаскивали в лекциях контрреволюционную контрабанду. Что вы можете сказать в свое оправдание?

ОТВЕТ: Точно не помню, в 1930-31 или в 1931-32 учебном году я действительно, преподавая диамат в Лесотехническом институте, протаскивал контрреволюционную

пропаганду.

По вопросу об определении нации, что нация является вечной, а не исчезнет как таковая при коммунизме, я трактовал по учению австрийской националистической школы и по Каутскому. По этому вопросу против меня выступал с критикой ЗВАДА, и я отмежевывался от этой контрабанды. 

Наши выступления были двурушническими. Мы этим самым прикрывали настоящую подпольную контрреволюционную деятельность.

ВОПРОС: Участник организации ЗВАДА следствию показал, что вы, преподавая диамат в Лесотехническом институте, противопоставляли как теоретика ПЛЕХАНОВА ЛЕНИНУ и одновременно отрицали учение ЛЕНИНА о революционности ПЛЕХАНОВА по 1903 году. Что Вы можете сказать по этому вопросу?

ОТВЕТ: Действительно, такая трактовка о ПЛЕХАНОВЕ как теоретике с моей стороны в Лесотехническом Институте была. В этом были установки меньшевистствующего идеализма ("школа" Деборина), по которым получается, что Плеханов являлся единственным теоретиком Марксизма, чем смазывалась роль ЛЕНИНА как действительного теоретика и практика марксизма.

Этот же вопрос также критиковался на вышеуказанном собрании Лесотехнического Института.


Показания мною прочитаны и с моих слов записаны верно.


ГЛУХЕНКО.


ДОПРОСИЛ: 


УПОЛНОМОЧЕННЫЙ СПО (ГРЕЧИХИН)



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 248, Л. 79-81.

Comments