ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 

 

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ГОЛЬЦМАНА, Эдуарда Соломоновича,

от 8 мая 1936 года.

 

ГОЛЬЦМАН Э.С., 1882 г<ода> р<ождения>, урож<енец> м<естеч>ка Красновицы (Польша), член ВКП(б) с 1903 года, до ареста – зам<еститель> директора ф<абри>ки "Гостеакостюм".

 

Вопрос: Обыском у вас обнаружены и изъяты комплекты бюл­летеней Троцкого за 1930, 1931 и 1932 г.г. От кого, где и ког­да вы получили эти бюллетени и для чего их хранили?

Ответ: "Бюллетени оппозиции", изъятые у меня при обыске, я купил в 1932 г. в Берлине, случайно заметив их в книжном ларьке на Фридрихштрассе, и привез их с собой в СССР. Приобрел я эти бюллетени из простого любопытства – хотелось узнать, что пишет о Советском Союзе Троцкий.

Вопрос: Каким путем вы их привезли в СССР?

Ответ: Нелегально.

Вопрос: А именно?

Ответ: Бюллетени я провез через границу СССР, заделав их в стенку чемодана.

Вопрос: В том же чемодане, в котором бюллетени обнаружены при обыске?

Ответ: Да.

Вопрос: Сотрудники НКВД, производившие на вашей квартире обыск, требовали от вас сдачи хранившейся вами нелегальной литературы?

Ответ: Требовали.

Вопрос: Вы сдали?

Ответ: Нет.

Вопрос: Почему?

Ответ: Я боялся ответственности.

Вопрос: Только это вас останавливало?

Ответ: Да.

Вопрос: Это неверно, как неверна вся ваша версия о якобы случайном приобретении вами бюллетеней Троцкого "из простого любопытства".

Ответ: Все, что я выше показал о бюллетенях Троцкого, со­ответствует действительности. С момента их доставки в СССР в потайной стенке чемодана – я их оттуда не извлекал и не читал.

Вопрос: Вы противоречите собственным показаниям. В 1932 г. вы приобрели бюллетени "для того, чтобы узнать, что Троцкий пишет о Советском Союзе", нелегально привезли их с собой в СССР и в продолжение 4 лет не удосужились их прочесть.

Значит, вы привезли эти бюллетени в других целях?

Ответ: Других целей у меня не было.

Вопрос: Вы даете неправдивые показания. Комплекты троц­кистских бюллетеней вы привезли по поручению заграничного троцкистского центра для троцкистской организации в СССР.

Ответ: Никакой связи с троцкистскими организациями ни за границей, ни в СССР у меня не было и нет.

Вопрос: Вы являетесь участником троцкистской организа­ции и поэтому скрываете от следствия соучастников вашей контрреволюционной деятельности.

Ответ: Никогда участником троцкистской организации я не являлся. В 1927 году я подписал заявление "83". В том же 1927 г. я подпись свою снял. С тех пор никаких отклонений от линии ВКП(б) у меня не было, и совесть моя перед партией чиста.

Я виноват только в том, что незаконно привез из-за грани­цы троцкистские бюллетени.

Вопрос: И хранили их у себя в продолжение 4-х лет?

Ответ: В этом я также виноват.

Вопрос: И отказались сдать добровольно их при обыске?

Ответ: Признаю свою вину и в этом.

Вопрос: В 1933 г. во время чистки ВКП(б) вы заявили, что храните троцкистские бюллетени?

Ответ: Нет, я это скрыл.

Вопрос: А в 1935 г. при проверке партдокументов?

Ответ: Тоже скрыл.

Вопрос: И вы утверждаете, что "совесть ваша перед парти­ей чиста"?

Ответ: Я это больше не утверждаю. Я признаю, что являлся в ВКП(б) двурушником, но никакой организационной работы в троцкистской организации я не вел.

Вопрос: Вы признали свое двурушничество только после то­го, как были изобличены в этом следствием и материалами, обна­руженными у вас при обыске, но продолжаете скрывать свою ак­тивную роль в троцкистской организации, очевидно, будучи уве­ренным, что следствие не располагает уликовыми данными для вашего изобличения?

Ответ: Никакой троцкистской работы я не вел.

В своем же двурушничестве я признался сам.

Вопрос: Трудно скрыть свое двурушничество, когда следст­вие располагает комплектом троцкистских бюллетеней за 3 года, изъятыми у вас при обыске. Вы ведь пытались скрыть наличие у вас этих бюллетеней?

Ответ: Да, если бы бюллетени не были обнаружены при обыс­ке, я бы их не сдал.

Вопрос: Почему?

Ответ: Потому, что я был убежден, что никто не может знать о наличии у меня троцкистских бюллетеней.

Вопрос: Абсолютно никто?

Ответ: Нет, кроме меня знал еще один человек, но я убежден что он об этом никому и никогда не говорил.

Вопрос: Назовите лицо, которое знало о хранившихся у вас бюллетенях?

Ответ: Это лицо – И.Н. СМИРНОВ.

Вопрос: Откуда И.Н. СМИРНОВ знал о том, что у вас хранятся бюллетени?

Ответ: Я ему сам об этом рассказал.

Вопрос: Когда и где?

Ответ: В конце 1932 г. после моего возвращения из-за гра­ницы в СССР я случайно встретился с И.Н. СМИРНОВЫМ и, зайдя к нему на квартиру, в разговоре сказал ему, что я привез из Бер­лина троцкистские бюллетени.

Вопрос: Почему именно СМИРНОВУ вы рассказали об этом?

Ответ: Я знал, что СМИРНОВ И.Н. является троцкистом и интересуется троцкистской литературой.

Вопрос: В конце 1932 г. СМИРНОВ являлся членом ВКП(б). Откуда вы знали, что он оставался троцкистом?

Ответ: Из личных бесед с ним.

Вопрос: Каких бесед, где, когда?

Ответ: Я встречался И.Н. СМИРНОВЫМ еще до своего отъезда за границу в 1931-32 г.г. и знал, что его разрыв с троцкизмом является двурушническим маневром, что он продолжает оставаться на троцкистских позициях.

Вопрос: Почему СМИРНОВ И.Н. об этом говорил именно вам?

Ответ: Потому что он знал, что я в прошлом был троцки­стом.

Вопрос: Но ведь СМИРНОВ знал, что вы порвали с троцкиз­мом еще в 1927 г., как вы выше показали?

Ответ: Знал, но он также знал и то, что мой разрыв с троцкизмом в 1927 г. был маневром.

Вопрос: Откуда это ему было известно?

Ответ: Обо всем этом я ему говорил.

Вопрос: Почему?

Ответ: Потому что СМИРНОВ И.Н. является руководителем троцкистской организации, участником которой я являюсь.

Вопрос: Дайте показания о к.-р. деятельности троцкист­ской организации, о всех известных вам членах этой организа­ции и о вашей роли в ней.

Ответ: Мое положение в троцкистской организации несколь­ко особое, и поэтому вряд ли я сумею ответить на все вопросы следствия о составе и деятельности этой организации.

Вопрос: Какова же ваша роль в организации?

Ответ: Я связан только лично с руководителем ее И.Н. СМИР­НОВЫМ и сугубо законспирирован от других членов организации.

Я выполнял поручения И.Н. СМИРНОВА по связи с закордонным центром троцкистской организации.

Вопрос: Какие поручения вы выполняли и когда?

Ответ: Поскольку я начал говорить правду, я буду и впредь придерживаться этой своей линии. Но я прошу следствие учесть, что я страдаю очень плохой памятью и поэтому, возможно, в смысле хронологии событий мое изложение будет чревато непоследовательностью и возможно неточностью. Но это не по злой во­ле.

Я могу сейчас показать об одном поручении руководителя организации И.Н. СМИРНОВА, которое имело место в 1932 г.

Вопрос: Дайте показания о характере этого поручения?

Ответ: В июне 1932 г. Наркомвнешторг предложил мне коман­дировку за границу. Так как до этого я был на переподготовке командного состава РККА и не пользовался еще отпуском, то я от этой командировки хотел отказаться. Об этом я рассказал И.Н. СМИРНОВУ при одной из встреч с ним на квартире его матери Евдокии Степановны СМИРНОВОЙ.

Когда СМИРНОВ И.Н. узнал, что мне предлагают поехать за границу, он предложил от этой возможности не отказываться и перед отъездом зайти к нему.

Вопрос: Для чего?

Ответ: Тогда он мне прямо не сказал, но я понял, что он – даст мне поручение за границу.

Вопрос: Какое поручение?

Ответ: СМИРНОВ И.Н. поручил мне связаться в Берлине с сыном Троцкого – Львом СЕДОВЫМ и передать ему доклад, который СМИРНОВ мне вручил накануне моего отъезда за границу.

Вопрос: Вы знали о том, как установить связь в Берлине с Л. СЕДОВЫМ?

Ответ: Нет. Я этого не знал, потому что никогда раньше СЕДОВА не встречал ни в СССР, ни за границей.

Вопрос: Какие указания дал вам на этот счет И.Н. СМИРНОВ?

Ответ: Для связи с Л. СЕДОВЫМ СМИРНОВ И.Н. дал мне явку и пароль. Я должен был позвонить по телефону, номер которого дал мне СМИРНОВ (номера этого телефона я сейчас не помню), и вызвать Леву. Паролем служило – "привет от Гали".

Вопрос: Откуда И.Н. СМИРНОВ знал явку и пароль для встречи с Л. СЕДОВЫМ?

Ответ: СМИРНОВ И.Н. был лично связан с Л. СЕДОВЫМ и встре­чался с ним во время своего пребывания в Берлине в 1931 или 1932 г.г.

Вопрос: Откуда вы это знаете?

Ответ: Об этом мне рассказал лично СМИРНОВ И.Н.

Вопрос: Что он вам рассказал?

Ответ: Он говорил, что будучи в Берлине, установил связь с Л. СЕДОВЫМ и несколько раз с ним там встречался. Насколько я помню, один раз они встречались у универмага "КДВ". О хара­ктере и содержании этих встреч СМИРНОВ И.Н. мне ничего не го­ворил.

Вопрос: Это неверно. Вы знаете, какие директивы СМИРНОВ получал от Троцкого через Л. СЕДОВА, будучи в Берлине, и какую информацию он ему сделал о положении в СССР?

Ответ: СМИРНОВ мне об этом не говорил. Но знаю, что Л. СЕДОВ и И.Н. СМИРНОВ условились о связи в дальнейшем и в этих целях обменялись явками и паролем. Эту явку и пароль к СЕДОВУ и дал мне И.Н. СМИРНОВ.

Вопрос: Вы выше показали, что СМИРНОВ И.Н. передал вам для вручения Л. СЕДОВУ доклад.

Какого характера доклад?

Ответ: Это был доклад о хозяйственном и политическом по­ложении в СССР (о коллективизации, о продовольственном положе­нии, в частности о голоде на Украине, о состоянии промышлен­ности, о внутрипартийном положении). Все затронутые в докладе вопросы трактовались в контрреволюционном, троцкистском духе. Доклад предназначался для заграничного троцкистского центра, был написан мелкими буквами, чернилами на 2-3 листах бумаги.

Вопрос: Откуда вы знаете содержание доклада? Вы его про­чли?

Ответ: О содержании доклада СМИРНОВ И.Н. мне рассказал на словах. Я мог его, конечно, прочесть, потому что он был мне передан в незапечатанном виде. В целях безопасности я разре­зал доклад на несколько частей и, свернув эти части в трубочки, зашил в подкладку своего пиджака.

Вопрос: Какие еще поручения дал вам СМИРНОВ И.Н. за гра­ницу?

Ответ: Никаких других поручений он мне не давал.

Вопрос: Разве он не поручил вам сделать информацию СЕДО­ВУ о состоянии вашей троцкистской организации в СССР?

Ответ: Я повторяю, что кроме доклада, о котором я выше показал, никаких других материалов И.Н. СМИРНОВ мне не давал. Это я помню точно. Возможно, что СМИРНОВ И.Н. поручил мне уст­но проинформировать СЕДОВА и по другим вопросам, не затронутым в докладе, – но я не помню, о чем именно.

Вопрос: Кто составлял доклад, который СМИРНОВ И.Н. вам вручил для передачи Л. СЕДОВУ?

Ответ: Это мне неизвестно.

Вопрос: А по почерку вы не помните, кто его мог писать?

Ответ: Он был написан печатными буквами, и поэтому я не могу указать кто являлся автором доклада. Возможно, что сам СМИРНОВ И.Н.

Вопрос: После получения от СМИРНОВА И.Н. доклада вы до отъезда своего за границу еще виделись с ним?

Ответ: Нет. Это была наша последняя встреча со СМИРНОВЫМ до моего отъезда за границу. Помню, что на прощание он просил меня сообщить ему условной телеграммой, или открыткой о благо­получном проезде советской границы.

Вопрос: Вы это сделали?

Ответ: Нет, я проехал благополучно и СМИРНОВУ И.Н. не писал.

Вопрос: Когда вы прибыли в Берлин и как вы выполнили поручение И.Н. СМИРНОВА?

Ответ: В Берлин я приехал в июле 1932 г. Через несколько дней после моего приезда я позвонил из автомата по данному мне И.Н. СМИРНОВЫМ телефону к Л. СЕДОВУ. К телефону подошла какая-то женщина. Говорил я с ней на немецком языке. Я спросил у нее можно ли позвать Леву, она ответила мне, что сегодня его нет и просила позвонить завтра. После этого я звонил еще один или два раза и наконец дозвонился до Л. СЕДОВА. Я заявил, что мне нужно повидаться с ним. Л. СЕДОВ назначил мне тут же место встречи у Зоологической станции метро, и я направился туда. Там мы встретились.

Вопрос: Как вы друг друга узнали? Вы значит виделись и раньше?

Ответ: Нет, мы раньше не виделись. Мы условились, что ка­ждый из нас будет держать, в руках по две газеты ("Форвертс" или "Берлинер-Тагеблат"). У Зоологической стации СЕДОВ подошел ко мне и спросил: "Это вы хотели меня видеть". Для того, чтобы убедиться, СЕДОВ ли это, я спросил его встречался ли он со СМИРНОВЫМ и где. Убедившись, что со мной разговаривает СЕДОВ, я сказал ему пароль и назвал свою фамилию – ГОЛЬЦМАН.

Вопрос: Тут же вы и передали Л. СЕДОВУ поручения И.Н. СМИР­НОВА?

Ответ: Нет, СЕДОВ предложил взять авто, мы сели и поехали по указанному им адресу, в какой-то дом.

Вопрос: Укажите адрес дома?

Ответ: Адреса я не помню. Не доехав до дома метров 200, я в целях конспирации вышел из машины, а СЕДОВ поехал дальше. Ма­шина остановилась у дома, СЕДОВ меня подождал, и мы вместе под­нялись на 4 этаж. Помню, что в этом этаже коридорная система. В квартире, в которую мы вошли, никого не было. В комнате было много фотоаппаратов и, как мне СЕДОВ говорил, ее хозяин – анархо-большевик, любитель-фотограф. Здесь же я передал СЕДОВУ доклад И.Н. СМИРНОВА и устно информировал по интересующим его вопросам о положении в СССР.

Вопрос: СЕДОВ прочел при вас доклад И.Н. СМИРНОВА?

Ответ: Нет, он его только просмотрел. Мы беседовали око­ло 2-3 часов и условились о дальнейшей встрече для того, чтобы я мог дополнить и разъяснить некоторые моменты из доклада И.Н. СМИРНОВА, если что-либо окажется неясным или неполным по содержанию.

Вопрос: Где и когда вы встречались в дальнейшем? 

Ответ: Вторая, а затем следующие наши встречи происходили в Грюнвальде – возле вокзала.

Вопрос: Конкретизируйте характер каждой вашей встречи с Л. СЕДОВЫМ.

Ответ: Вторая наша встреча имела место на следующий день после передачи мною доклада, в Грюнвальде. Это было часов в 6-7 вечера. Характер этой встречи в основном состоял в том, что я делал Л. СЕДОВУ сообщения по поставленным им вопросам о положе­нии в СССР.

Вопрос: А характер ваших дальнейших встреч?

Ответ: Я пробыл в Берлине тогда недели две-три. Имел еще несколько встреч с Л. СЕДОВЫМ. Все они носили характер взаимной информации. Точно воспроизвести, в какую именно встречу и что именно мне СЕДОВ говорил, – я не могу. Поэтому я буду показы­вать только о том, что осталось у меня в памяти.

СЕДОВ информировал меня о политических и тактических установках заграничного троцкистского центра.

Помню, что СЕДОВ рассказывал мне о состоянии троцкистских организаций за границей.

Вопрос: О каких организациях и что он вам о них говорил?

Ответ: Он говорил, что наиболее сильны троцкистские орга­низации в Голландии и Америке и что во всех странах идет ак­тивная подготовка к предстоящему международному совещанию троцкистов.

Вопрос: О чем еще вас информировал СЕДОВ?

Ответ: Он говорил мне о большом успехе троцкистов на про­исходившем тогда в Амстердаме международном антивоенном кон­грессе, об их активных выступлениях. Помню, например, деталь из его информации по этому поводу: он рассказывал, что улица в Амстердаме, где происходил конгресс, вся была расписана троцкистскими лозунгами (писали мелом на стенах домов).

Вопрос: Какие документы или материалы передавал вам СЕ­ДОВ в эти встречи?

Ответ: СЕДОВ дал мне тогда несколько номеров бюллетеней Троцкого, которые я после прочтения уничтожал. Кроме того, он предложил мне для прочтения какую-то книгу Троцкого, но я от нее отказался, так как в силу своего нелегального положения за границей, я не имел возможности держать у себя книг на русском языке.

Вопрос: В эту вашу поездку в 1932 г. за границу вы были в нескольких странах, какие поручения СЕДОВА вы выполняли?

Ответ: Я был кроме Берлина еще в Голландии. Но никаких поручений СЕДОВ туда мне не давал.

Вопрос: Не может быть, чтобы СЕДОВ, зная, что вы едете в Голландию, где имелись троцкистские организации, не дал бы вам поручения.

Ответ: СЕДОВ не знал, что я еду в Голландию, я ему об этом не говорил. Возможно, поэтому он не дал мне туда никаких поручений.

Вопрос: А какие поручения СЕДОВ вам давал?

Ответ: Повторяю, что тогда никаких поручений СЕДОВА я не выполнял, но припоминаю, что давал ему деньги, так как СЕДОВ жаловался мне на тяжелое финансовое положение троцкистского центра за границей.

Вопрос: Сколько денег вы ему дали?

Ответ: Я помню, что деньги давал ему дважды: один раз – 15-20 марок, другой раз около 20 долларов.

Вопрос: Это неверно, вы финансировали троцкистскую орга­низацию за кордоном значительно большими суммами.

Ответ: Нет, больше денег я не давал.

Вопрос: Из каких сумм вы давали эти деньги?

Ответ: Я давал свои личные деньги.

Вопрос: Вы использовывали доверенные вам государственные суммы для финансирования троцкистской организации?

Ответ: Повторяю, что СЕДОВУ я давал деньги только из личных сумм.

Вопрос: Выше вы показали, что из Берлина уехали в Голландию. С кем из троцкистов вы там встречались?

Ответ: Август, сентябрь и октябрь месяцы 1932 г. я прожи­вал в Голландии, но ни с кем из троцкистов там не встречался. За этот период времени я изредка выезжал в Берлин.

Вопрос: И продолжали встречаться с СЕДОВЫМ?

Ответ: Да, раза два я тогда с ним виделся.

Вопрос: Ваши встречи с СЕДОВЫМ были обусловлены?

Ответ: Перед моим отъездом в Голландию СЕДОВ дал мне но­мер телефона какого-то врача (номер не помню), предупредив меня, в какие часы можно звонить, так как там шел прием боль­ных. Фамилию врача не помню. По этому телефону я вызывал СЕ­ДОВА, и мы с ним встречались на вокзале в Грюнвальде.

Характер этих встреч таков же, как и предыдущие: мы взаим­но обменивались информациями. СЕДОВ давал мне бюллетени для прочтения. Помню, что однажды я звонил ему в условленное вре­мя и не застал его. В следующую встречу я спросил Л. СЕДОВА о причинах его отсутствия – он сказал мне, что ездил встречать Троцкого, который возвращался из Дании, где он выступал с до­кладом на митинге.

Вопрос: Какие директивы вы получали от СЕДОВА в эти ва­ши встречи?

Ответ: В эти встречи никаких директив я от СЕДОВА не получал, но перед своим отъездом из Голландии в СССР в конце 1932 г. я примерно с неделю жил в Берлине и снова 2-3 раза виделся с СЕДОВЫМ, и тогда он мне обещал вручить директивное письмо от Троцкого для передачи его И.Н. СМИРНОВУ.

Вопрос: Вы получили эту директиву?

Ответ: Нет.

Вопрос: Почему?

Ответ: СЕДОВ мне сказал, что не успел получить ее от Троцкого.

СЕДОВ предложил мне передать устно И.Н. СМИРНОВУ всю ин­формацию о положении троцкистских организаций, о политических и тактических установках заграничного троцкистского центра, т.е. все, о чем он – СЕДОВ – информировал меня за время неоднократных наших встреч.

Вопрос: Что вам еще СЕДОВ передал?

Ответ: Он мне дал записку для передачи И.Н. СМИРНОВУ.

Вопрос: Какую записку?

Ответ: На клочке тонкой бумаги СЕДОВ карандашом написал мне основные пункты информации и директив, которые я должен был изложить И.Н. СМИРНОВУ. В частности, я помню следующее:

1) о подготовке международной конференции троцкистов;

2) о положении троцкистских организаций за границей;

3) кажется, шифр для нелегальной переписки СЕДОВА с СМИРНОВЫМ.

Записку эту я зашил в подкладку пиджака.

Вопрос: Что еще было в этой записке?

Ответ: Насколько я помню, больше ничего.

Вопрос: Ведь СМИРНОВ И.Н. связался с Л. СЕДОВЫМ задолго до вашей поездки в Берлин. Зачем СЕДОВУ потребовалось сообщить через вас шифр для нелегальной связи с СМИРНОВЫМ?

Ответ: Я забыл указать, что перед моим отъездом из СССР в Берлин И.Н. СМИРНОВ, наряду с теми поручениями, о которых я показал выше, – дал мне также один том книги "1001 ночь" (из­дание "Академии") с тем, чтобы я отвез его в Берлин СЕДОВУ. Книга эта должна была служить источником для шифра. Как производить зашифровку по этой книге, И.Н. СМИРНОВ мне объяснил, но сейчас я точно воспроизвести не могу.

Вопрос: Вы передали Л. СЕДОВУ эту книгу?

Ответ: Нет, я ее с собой не взял. На словах я об этом все передал Л. СЕДОВУ, но он заявил мне, что книги этой в Берлине не достать. Должно быть поэтому Л. СЕДОВ через меня сообщал И.Н. СМИРНОВУ новый шифр в той записке, которую он мне дал.

Вопрос: Следствию известно, что этим не ограничиваются поручения, которые вам дал Л. СЕДОВ.

Ответ: СЕДОВ поручил мне еще отвезти для организации в СССР троцкистскую литературу.

Вопрос: Какую?

Ответ: Он поручил мне купить в книжном ларьке на Фридрих­штрассе экземпляры троцкистских бюллетеней и отвезти их в СССР. Я это сделал.

Вопрос: Это те бюллетени, которые обнаружены у вас при обыске?

Ответ: Нет, это не те. По поручению Л. СЕДОВА я купил комплекты троцкистских бюллетеней. Но они были напечатаны на толстой бумаге и были неудобны для нелегальной перевозки. По­этому, почти все номера (за исключением двух-трех) Л. СЕДОВ мне обменял на другие экземпляры, меньшего формата и напечатанные на тонкой бумаге. Эти-то номера я привез в СССР, они и обнаружены у меня при обыске.

Вопрос: Чем объяснить, что бюллетени, обнаруженные при обыске, обрезаны по краям?

Ответ: Я их обрезал для более удобного провоза через гра­ницу СССР.

Вопрос: Вы показали не все еще о директивах, которые вам дал СЕДОВ Л.

Ответ: Никаких директив мне СЕДОВ больше не давал. Он просил лишь меня оставить ему мой московский адрес.

Вопрос: Для чего СЕДОВУ, потребовался ваш адрес?

Ответ: СЕДОВ говорил, что на мой московский адрес он бу­дет направлять из-за кордона членов троцкистских организаций для нелегальной работы в СССР.

Вопрос: Вы дали ему свой адрес?

Ответ: Да, я дал ему адрес моей квартиры в Москве: ул. Герцена 54, кв.10.

Вопрос: Кто и когда приезжал от СЕДОВА на вашу явочную квартиру?

Ответ: Никто никогда не приезжал.

Вопрос: Это неправда. За все эти годы никто от СЕДОВА в СССР не приезжал?

Ответ: Может быть, кто-либо и приезжал от СЕДОВА в СССР, но не на мою явочную квартиру.

Вопрос: А на какую?

Ответ: Это мне неизвестно.

Вопрос: Следствие категорически настаивает на том, чтобы вы назвали лиц, которые приезжали из-за кордона на нелегальную троцкистскую работу в СССР?

Ответ: Мне ничего об этом не известно. Ко мне никто от СЕДОВА не являлся.

Вопрос: А какие еще явочные квартиры заграничного троц­кистского центра вам известны в СССР?

Ответ: Другие явочные квартиры в СССР мне не известны. Ни Л. СЕДОВ, ни И.Н. СМИРНОВ мне ничего об этом не говорили.

Вопрос: Кого из лиц, ведущих нелегальную троцкистскую дея­тельность в СССР, вам СЕДОВ называл?

Ответ: Перед моим отъездом СЕДОВ спросил меня, знаю ли одну женщину в СССР. Он назвал при этом ее фамилию, но я ее не помню. Я ее не знал. СЕДОВ мне сообщил, что она очень хоро­шо работает.

Вопрос: Где работает?

Ответ: В троцкистской организации. По всей видимости, эта женщина, связанная с СЕДОВЫМ Л., является руководительни­цей нелегальной троцкистской организации или группы в СССР.

Вопрос: Вспомните фамилию этой женщины?

Ответ: Кажется РЖЕВСКАЯ или ГРЖЕВСКАЯ.

Вопрос: Что он вам еще говорил об этой женщине?

Ответ: Больше ничего. Это сказано было СЕДОВЫМ в мою встречу с ним в Берлине, и я его не расспрашивал об этой женщине.

Вопрос: А вы вспомните все детали разговора вашего с СЕ­ДОВЫМ об этой женщине?

Ответ: Сейчас ничего больше не помню. Если вспомню, пока­жу.

Вопрос: Еще кого из членов троцкистской организации вам назвал СЕДОВ Л.?

Ответ: Из членов троцкистской организации в СССР СЕДОВ Л. мне никого не называл.

Вопрос: А не в СССР?

Ответ: Я вспоминаю, что в одну из наших встреч СЕДОВ мне сказал, что в Советском Торгпредстве в Германии у них есть свой человек.

Вопрос: Как это понять?

Ответ: Это надо понимать, что среди сотрудников Торгпред­ства имеется член троцкистской организации, который связан с СЕДОВЫМ.

Вопрос: Как фамилия этого человека?

Ответ: Мне СЕДОВ Л. не говорил.

Вопрос: А какую работу ведет этот человек в Торгпредст­ве? 

Ответ: Не знаю и я не могу привести никаких даже косвен­ных данных, которые помогли бы расшифровать это лицо.

Вопрос: Вы не называете ряд других участников нелегальной троцкистской деятельности как в СССР, так и за кордоном, кото­рые вам известны. Следствие предлагает вам назвать их?

Ответ: Больше я никого не знаю.

Вопрос: Вы скрываете также основные директивы и поруче­ния, которые СЕДОВ Л. дал вам перед вашим выездом за границу?

Ответ: Я показал все, что я сейчас вспомнил. Могу добавить, что перед самым моим отъездом СЕДОВ мне заявил, что моя кличка в троцкистском подполье отныне будет "Павел". СЕДОВ дал мне также адрес какого-то немецкого издательства в Лейпци­ге (ни названия, ни адреса – не помню) для того, чтобы сообщить по этому адресу о благополучном моем переезде границы СССР.

Вопрос: Для чего потребовалась вам кличка?

Ответ: Для конспирации. Я вез шифр от СЕДОВА к СМИРНОВУ И.Н., имел адрес издательства в Лейпциге, мы условились о вза­имной информации, и в этих целях мне и была дана кличка "Павел".

Вопрос: Что и когда вы писали по известным вам адресам?

Ответ: Никогда ничего не писал и кличку свою никогда не использовал.

Вопрос: И никто о вашей кличке кроме СЕДОВА Л. не зна­ет?

Ответ: Я сообщил о ней И.Н. СМИРНОВУ, когда в конце 1932 г. вернулся из Берлина в СССР.

Вопрос: С кем из руководителей троцкистской организации вы установили связь по возвращении в СССР?

Ответ: Я был связан только с И.Н. СМИРНОВЫМ. По приезде в СССР я через 2-3 дня встретился с ним.

Вопрос: Где?

Ответ: На квартире его матери Е.С. СМИРНОВОЙ.

Я доложил И.Н. СМИРНОВУ о том, что выполнил его поручение о встрече с Л. СЕДОВЫМ, передаче ему доклада и устной информа­ции. Я передал также СМИРНОВУ И.Н. все поручения, которые я получил от Л. СЕДОВА.

Вопрос: А записку СЕДОВА Л. вы СМИРНОВУ передали?

Ответ: Еще у себя на квартире я достал из-под подкладки пиджака записку СЕДОВА и принес ее И.Н. СМИРНОВУ. Записка ока­залась стертой и сильно помятой, и мы не смогли разобрать пол­ный ее текст. СМИРНОВ предложил мне дома у себя попытаться восстановить весь текст записки, и я взял ее обратно.

На этом мы в первую нашу встречу и расстались. Это была первая после моего возвращения из-за границы встреча с И.Н. СМИРНОВЫМ и последняя.

Вопрос: Почему?

Ответ: Потому что через некоторое время его арестовали.

Вопрос: После вашего возвращения из-за границы сколько раз вы видели И.Н. СМИРНОВА?

Ответ: Только один раз.

Вопрос: И все успели ему передать?

Ответ: Моя информация И.Н. СМИРНОВУ носила исчерпывающий характер. Основное я сообщил, может быть, отдельные детали упустил.

Вопрос: А о привезенных бюллетенях Троцкого вы сказали И.Н. СМИРНОВУ?

Ответ: Да, сказал. СМИРНОВ просил эти бюллетени привезти ему. Но так как чемодан был еще на таможенном просмотре, – я их с собой не захватил. Помню, что СМИРНОВ выражал опасение, не найдут ли при просмотре чемодана в таможне бюллетени.

Вопрос: От кого вы узнали, что СМИРНОВ И.Н. был арестован? 

Ответ: От кого-то в обществе старых большевиков.

Вопрос: Укажите лицо, предупредившее вас об аресте И.Н. СМИРНОВА?

Ответ: Мне сказал об этом кто-то в столовой общества старых большевиков. Кто именно, я не помню.

Вопрос: Вы показали, что при последней встрече вашей с И.Н. СМИРНОВЫМ вы взяли с собой домой записку, которую вы при­везли от Л. СЕДОВА. Где она?

Ответ: После ареста И.Н. СМИРНОВА я ее сжег.

Вопрос: С кем из руководителей троцкистской организации вы установили связь после ареста И.Н. СМИРНОВА?

Ответ: Кроме СМИРНОВА И.Н. ни с кем организационных свя­зей у меня не было.

Вопрос: Как поддерживали вы связь с И.Н. СМИРНОВЫМ после его ареста?

Ответ: После ареста И.Н. СМИРНОВА связь у меня с ним оборвалась.

Вопрос: И вы никаких мер не принимали для восстановле­ния ее?

Ответ: Нет, не принимал.

Вопрос: А И.Н. СМИРНОВ с вами?

Ответ: Не знаю. Непосредственно от СМИРНОВА ко мне никто не обращался.

Вопрос: А не непосредственно?

Ответ: Ко мне звонил знакомый И.Н. СМИРНОВА, троцкист АДИШ (фамилия ли это, или имя его – я не знаю), но не от И.Н. СМИРНОВА, а по поручению его матери – Е.С. СМИРНОВОЙ.

Вопрос: Когда это было и зачем он звонил?

Ответ: Месяцев 5-6 тому назад кто-то, не назвав себя, по­звонив мне по телефону, просил прийти на квартиру к СМИРНОВОЙ.

О том, что это звонил АДИШ, мне позже сказала Е.С. СМИРНОВА.

Вопрос: Вы были с ней связаны?

Ответ: Да, после ареста И.Н. СМИРНОВА я часто встречался с его матерью – Е.С. СМИРНОВОЙ. Она мне рассказывала о том, что переписывается с И.Н. СМИРНОВЫМ, говорила мне, что имеет сведе­ния об арестах среди троцкистов. В частности, недели за две до моего ареста она мне сообщила, что в Алма-Ате арестована Ольга СМИРНОВА.

Вопрос: И этим ограничивались ваши взаимоотношения с Е.С. СМИРНОВОЙ?

Ответ: Я ей оказывал материальную помощь, которая носила более или менее регулярный характер. Я ей неоднократно, со времени ареста И.Н. СМИРНОВА, давал по 50-100 рублей.

Вопрос: Это была помощь И.Н. СМИРНОВУ?

Ответ: Да, поскольку Е.С. СМИРНОВА посылала посылки и деньги И.Н. СМИРНОВУ в тюрьму.

Деньги, которые я передавал ей, предназначались и для И.Н. СМИРНОВА.

Вопрос: Е.С. СМИРНОВА вела переписку и имела личные встречи с И.Н. СМИРНОВЫМ. Как вы использовали эту связь в целях троцкистской организации?

Ответ: Я лично никак. Это было невозможно. Но через Е.С. СМИРНОВУ я восстановил связь с И.Н. СМИРНОВЫМ. Он знал, что я в Москве и оказываю помощь его матери и ему. Об этом по мое­му поручению ему сообщила Е.С. СМИРНОВА.

Вопрос: Выше вы показали, что кроме СМИРНОВА И.Н. вы ни с кем организационных троцкистских связей не поддерживали.

Следствие не верит вам.

Вы скрыли известных вам участников троцкистской органи­зации, не выдали свои организационные связи, не дали следствию исчерпывающих показаний о своей контрреволюционной деятель­ности.

Ответ: Прошу верить моей искренности, я намерен дать полные показания. Вполне возможно, что я сейчас не все еще сказал. Но это потому, что я не все помню.

Все, что я вспомню, я дополнительно покажу.

 

Записано с моих слов, мною прочитано.

 

ГОЛЬЦМАН.

 

ДОПРОСИЛИ:

 

НАЧ. СЕКР.-ПОЛИТ. ОТДЕЛА ГУГБ –

КОМИССАР ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ 2 РАНГА: – Г. МОЛЧАНОВ.

 

НАЧ. 1 ОТД. СПО ГУГБ –

МАЙОР ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: – ШТЕЙН.

 

ПОМ. НАЧ. 7 ОТД. СПО ГУГБ –

КАПИТАН ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: – КОГАН.

 

Верно:

 

Оперуполном. I Отд. СПО ГУГБ –

Лейтенант Государств. Безопасности: (КОНДРАТИК)

 

 

РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 224, Л. 38-62. 

Comments