ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


Совершенно секретно.

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) ‒

тов. СТАЛИНУ.

 

Направляем Вам протоколы допросов:

1) ГОРОВИЧА, арестованного по делу контрреволю­ционной троцкистской организации ШЕМЕЛЕВА, ТРУСОВА, САФОНОВОЙ и друг<их>, от 29-го марта 1936 года;

2) троцкистского эмиссара Валентина ОЛЬБЕРГА от 29-го марта 1936 года.

Допросом ГОРОВИЧА и ОЛЬБЕРГА устанавливается, что И.Н. СМИРНОВ был с 1931 года непосредственно связан с СЕДОВЫМ Л., а через него с ТРОЦКИМ.

В результате этой связи был выработан план ор­ганизации троцкистских кадров в Советском Союзе.

Этот план предусматривал ведение троцкистской работы по трем параллельным линиям:

1) организация и объединение троцкистских кад­ров, разоблаченных ВКП(б), находящихся в тюрьмах, ссыл­ках и в незначительной части на свободе;

2) организация и объединение скрытых троцкистов внутри ВКП(б), которые должны быть полностью изолиро­ваны от разоблаченных троцкистов;

3) переброска проверенных троцкистов из-за кор­дона, преимущественно нелегальными путями, для оседа­ния в Советском Союзе и использование их в активной борьбе с ВКП(б), главным образом, в подготовке терро­ристических актов над руководителями ВКП(б).

Из показаний ГОРОВИЧА и В. ОЛЬБЕРГА, арестованных по разным делам, совершенно очевидна общность форм организации, методов борьбы и наличие единого органи­зационного руководства в лице И.Н. СМИРНОВА и троцкистского центра, связанного с ТРОЦКИМ.

После провала центра и ареста СМИРНОВА в 1933 году ТРОЦКИЙ организовывает контрреволюционное подполье путем создания параллельных, не связанных между собой организаций и глубоко законспирированных боевых терро­ристических групп, непосредственно связанных с ним, ТРОЦКИМ, через Л. СЕДОВА (ОЛЬБЕРГ В., ГОРОВИЧ И. и АЛИН-ЛАПИН).

 

НАРОДНЫЙ КОМИССАР 

ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР:

 

(ЯГОДА)

 

7 апреля 1936 года

№ 55941


Пометы: [Вверху сообщения надпись "От т. Прокофьева". Слева от слов "Народный комиссар" приписка "Зам.", над словом "Ягода" подпись Г.Е. Прокофьева]


 

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ГОРОВИЧ, Израиля Исааковича.

от 29 марта 1936 г.

 

ГОРОВИЧ, Израиль Исаакович,1890 г. рождения, ур<оженец> г. Быхова, бывш<ей> Люблин­ской губ<ернии> (Польша), еврей, гр<аждани>н СССР, председатель артели "Верное время". С 1906 по 1914 г. с<оциал->д<емократ> бундовец; с 1914 по 1918 г. член швейцарской с<оциал>-д<емократической> партии, член ВКП(б) с 1916 г. В 1910 г. был аре­стован в Варшаве Ж<андармским> У<правлением>, через 3 ме­сяца освобожден; в 1918 г. был арестован в Женеве и выслан в СССР.

 

ВОПРОС: На допросе 27/II-36 г. вы признали, что по заданиям руководителей троцкистской организации Вы, находясь в 1932 г. в Париже, установили там связь с пред­ставителем бельгийской троцкистской группы ГАЛЬТЕРОМ. На том же допросе Вы отрицали, что установили связь также с Л. СЕДОВЫМ. Мы еще раз требуем от Вас правдивых показаний о вашем свидании с СЕДОВЫМ и характере полученных от него заданий.

ОТВЕТ: Как я уже показал, перед своим отъездом за границу я условился с участником нашей организации ШЕМЕЛЕВЫМ, что в Париже я попытаюсь связаться с кем-либо из руководящих троцкистских кругов в целях получения уста­новок и информации для СССР. Согласно этой договорен­ности я в 1932 году связался в Париже с представителем бельгийской троцкистской группы ГАЛЬТЕРОМ, с которым обменялся информацией. Об этом я подробно показал на допросе 27/II-36 г. Моя связь с зарубежными троцкистами этим исчерпывается. Утверждение следствия о том, что помимо ГАЛЬТЕРА я установил связь с Л. СЕДОВЫМ, – я отрицаю.

ВОПРОС: Напрасно Вы упорствуете. В нашем распоря­жении имеются точные данные, из которых видно: как и через кого вы связались с СЕДОВЫМ, какую информацию вы ему передали, какие задания вы от него получили. Отрицание факта встречи с СЕДОВЫМ ни к чему не приве­дет.

ОТВЕТ: У следствия не могут быть такие данные, потому что с СЕДОВЫМ я не встречался.

ВОПРОС: Мы приводим вам некоторые детали из ряда фактов, имеющихся в нашем распоряжении. С СЕДОВЫМ вы встретились в сентябре месяце 1932 г. в Берлине. Связал вас с СЕДОВЫМ ГРИЛЕВИЧ, к которому вы имели явку из СССР. Будете ли вы и сейчас отрицать факт вашего свидания с СЕДОВЫМ?

ОТВЕТ: Я вижу, что мое дальнейшее запирательство и отрицание фактов, достаточно хорошо известных след­ствию, – бесполезно. Я глубоко раскаиваюсь в том, что не ответил искренне на поставленные мне вопросы в начале следствия. Все мои предыдущие показания, в ко­торых я отрицал установление мною связи с СЕДОВЫМ, ‒ ложны. Я намерен правдиво показать все, касающееся связи нашей организации с заграницей, в частности, о моем свидании с СЕДОВЫМ.

ВОПРОС: Когда и от кого вы получили задание об установлении связи с СЕДОВЫМ?

ОТВЕТ: На предыдущем допросе я уже показывал, что перед своим отъездом за границу, в ноябре 1931 года, мы с участником нашей организации ШЕМЕЛЕВЫМ условились, что за границей <я> приму меры к установлению связи с кем-либо из руководящих троцкистских кругов. Я скрыл тогда от следствия, что в этой беседе с ШЕМЕЛЕВЫМ шла речь об установлении связи с Л. СЕДОВЫМ, что инициатива в этом деле исходила от САФОНОВОЙ. Оговариваюсь, что лично я с САФОНОВОЙ связан не был.

ВОПРОС: Какие поручения от ШЕМЕЛЕВА вы получили к СЕДОВУ?

ОТВЕТ: ШЕМЕЛЕВ поручил мне прежде всего проинформировать СЕДОВА о положении в СССР, о внутрипартийных делах, о практической деятельности нашей организации, расстановке наших сил и т.д. Он пояснил мне, что Троцкий и издаваемый им в Берлине "Бюллетень" испытывают острейшую нужду в подобного рода информации, исходящей непосредственно из СССР. ШЕМЕЛЕВ просил также рассказать СЕДОВУ, что мы являемся людьми, связанными с И.Н. СМИРНОВЫМ. Кроме того, ШЕМЕЛЕВ поручил мне сообщить СЕДОВУ, что архив Троцкого, переданный в свое время ТРУСОВУ, находит­ся в неприкосновенности, предложив мне спросить СЕДОВА, что он думает о целесообразности и способах переотправки части этого архива за границу. Насколько я помню – это основное.

Допускаю, что ШЕМЕЛЕВЫМ мне тогда были даны еще некоторые поручения. Какие именно – я сейчас вспомнить не могу.

ВОПРОС: Какие указания вы получили от ШЕМЕЛЕВА о способах встречи с СЕДОВЫМ?

ОТВЕТ: ШЕМЕЛЕВЫМ мне была дана явка к ГРИЛЕВИЧУ, с которым следует созвониться по телефону: Герман-плац 03-88 или 03-98, работнику "Бюллетеня", издававшегося в то время в Берлине. Через ГРИЛЕВИЧА я должен был связаться с СЕДОВЫМ. Причем мне было указан такой способ завязки разговора с СЕДОВЫМ: начать с того, что я близок к кругам И.Н. СМИРНОВА и А. САФОНОВОЙ и осведомлен о передаче им (СЕДОВЫМ) архива Троцкого – ТРУСОВУ.

ВОПРОС: Как практически вы реализовали это задание в отношении установления связи с СЕДОВЫМ?

ОТВЕТ: Возвращаясь в сентябре 1932 года в СССР, я на несколько дней остановился в Берлине. По телефону: Герман-плац 03-88 или 03-98 (точно не помню) я созво­нился с ГРИЛЕВИЧЕМ. В завуалированной форме я дал ему понять, что я "свой человек" из СССР, сказав, что мне нужно встретиться с СЕДОВЫМ. ГРИЛЕВИЧ предложил мне позвонить на следующий день между 12 и 1 ч. дня. На сле­дующий день я по этому телефону созвонился с ГРИЛЕВИЧЕМ, с которым условился, что СЕДОВ будет меня ждать в 5 ча­сов вечера у станции метро "Голлен-дорфпляц". ГРИЛЕВИЧ описал мне наружность СЕДОВА и его приметы: лет 28-ми, среднего роста, носит роговые очки, будет держать в развернутом виде газету "Фоссише Цейтунг".

Я, со своей стороны, сообщил ему свои приметы, в част­ности, что хожу на протезе. В условленный час и в условленном месте я встретился с СЕДОВЫМ. Начав разго­вор об архиве (как это было обусловлено с ШЕМЕЛЕВЫМ), я в процессе беседы подробно информировал СЕДОВА о положе­нии в стране, о внутрипартийных делах, о деятельности и перспективах нашей организации. СЕДОВ с интересом расспросил меня о наших троцкистских связях и, узнав, что мы являемся людьми И.Н. СМИРНОВА, заметил, что, по мнению Троцкого, СМИРНОВ и его группа являются наиболее жизне­способным, наиболее активным элементом, способным воз­главить и руководить "движением". Он далее указал, что задача состоит в кропотливой работе по собиранию наших кадров, не дать им распыляться, продолжать изыскивать способы связи с заграницей. Мое сообщение о сохранности архива Троцкого СЕДОВ принял с большим удовлетворением, заметил, что этот архив имеет большое значение, одобрив наше предложение о целесообразности переотправки хотя бы части этого архива за границу. Он предложил изыскать на месте способ (технику) переотправки и со своей сторо­ны обещал, что, если представится случай, он для этой цели направит в СССР своего человека (или воспользуется приездом из СССР кого-либо из своих людей), который явит­ся к ТРУСОВУ, адрес которого ему (СЕДОВУ) известен. Из дальнейшей беседы с СЕДОВЫМ я сейчас вспоминаю его инфор­мацию о деятельности т<ак> н<азываемого> международного секретариата, о работе его отдельных секций, о литературных планах Троц­кого и т.д. На мой вопрос, где сейчас Троцкий, ‒ СЕДОВ дал уклончивый ответ. Мы условились с СЕДОВЫМ, что эту информацию я передам нашим людям, в частности, через ШЕМЕ­ЛЕВА – САФОНОВОЙ. На этом мы с ним расстались.

ВОПРОС: Еще какие задания вы получили от СЕДОВА?

ОТВЕТ: Насколько я помню, – это все. По приезде в СССР в сентябре 1932 года я передал ШЕМЕЛЕВУ результаты моего свидания с СЕДОВЫМ.

ВОПРОС: Что Вами было сделано после возвращения в СССР для реализации задания СЕДОВА о переотправке ар­хива за границу?

ОТВЕТ: Я это задание, вернее, мнение по этому воп­росу СЕДОВА, передал ШЕМЕЛЕВУ. Что конкретно ШЕМЕЛЕВЫМ было в этом направлении предпринято, – я не знаю.

ВОПРОС: Мы еще раз спрашиваем Вас – какие задания помимо изложенных выше вы получили от СЕДОВА?

ОТВЕТ: Главное я сказал. Допускаю, что мог забыть некоторые второстепенные вещи.

 

Записано с моих слов правильно, мною прочитано.

 

ГОРОВИЧ.

 

ДОПРОСИЛИ:

 

НАЧ. СЕКР.-ПОЛИТ. ОТДЕЛА ГУГБ – 

КОМИССАР ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ 2 РАНГА: (Г. МОЛЧАНОВ)

 

 

ПОМ. НАЧ. 1 ОТД. СПО ГУГБ – 

КАПИТАН ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (ЛУЛОВ)

 

ВЕРНО:

 

ОПЕРУПОЛН. 3 ОТД. СПО ГУГБ – 

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (УЕМОВ)


РГАСПИ Ф. 17, Оп 171, Д. 220, Л. 147-154.

Comments