ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ГОРОВИЧА, Израиля Исааковича

от 2 марта 1936 года.

 

ВОПРОС: На допросе 27-го февраля вы показали, что в вашей деятельности по воссозданию троцкистской нелегальной организации, Вы, ШЕМЕЛЕВ и другие ориентировались на стро­го проверенные троцкистские кадры. Ставился ли в Вашей организации вопрос об обработке и привлечении к троцкистской к.-р. работе новых людей?

ОТВЕТ: Повторяю, что основной упор мы делали, как я уже показывал, на старые, строго проверенные троцкистские кадры. Могу показать, что вопрос об обработке и привлечении новых людей, к которому мы подходили в высшей степени осторожно, – все же у нас возникал. Этот вопрос фигурировал и в моей беседе с АЛЬСКИМ в 1933 году в момент установления с ним ор­ганизационной связи. Дело обстояло так: на 2-м госуд<арственном> часовом заводе у меня неблагоприятно сложилась работа, в связи с чем я решил с завода уйти. Об этом я как-то поделился с АЛЬСКИМ. АЛЬСКИЙ в упорной и настойчивой форме стал доказывать мне, что я должен на заводе остаться и использовать свою работу на заводе для завязывания связей на предмет прощупывания настроений отдельных наиболее надежных людей с целью их обработки и последующего привлечения к троцкисткой работе. Давая мне такую установку, АЛЬСКИЙ подчеркнул, что ее реализация облегчается тем, что я сам по профессии часовщик и, следовательно, смогу найти с соответствующими людьми с часового завода общий язык. Эту установку АЛЬСКОГО мне, однако, реализовать не пришлось, ибо я вскоре с завода должен был уйти, так как не справлялся со своей основной работой.

ВОПРОС: На предыдущем допросе Вы показали о практи­ческих шагах, предпринятых Вами к установлению связи с за­рубежными троцкистскими кругами. Что вы можете дополнить к этим своим показаниям?

ОТВЕТ: Я хочу дополнить, что вопросу установления двусторонней связи с зарубежными троцкистскими кругами мы придавали серьезное значение. Об этом я могу дополнительно показать следующее:

в 1934 году участник нашей организации ШЕМЕЛЕВ в беседе со мной рассказал мне, что он добивается поездки на заграничную работу. Подробности этого дела, т.е. как, через кого он намерен реализовать это, – я не помню. Во всяком случае, троцкистское прошлое ШЕМЕЛЕВА не могло быть препятствием к его поездке за границу, ибо он это скрывал, являясь, как и я, законспирированным троцкистом. Мы условились с ШЕМЕЛЕВЫМ, чтобы он всячески добивался осуществления этой поездки с тем, чтобы использовать ее для передачи за границу информации из СССР, установления связи с зарубежными руководящими троцкистскими кругами и получения информации и установок для троцкистской работы в Союзе. В этой связи я вспоминаю, что, когда я вернулся из Франции и передал ШЕМЕЛЕВУ информацию и установки от зарубежных троцкистов, он (ШЕМЕЛЕВ) выражал недовольство и сожаление по поводу того, что мне не удалось привезти с собой зарубежную троцкистскую литературу.

ВОПРОС: Вы на допросе от 27/II назвали некоего Генри­ха, организационно связанного с членом вашей организации ШЕМЕЛЕВЫМ. Как его фамилия?

ОТВЕТ: Я сейчас вспомнил. Фамилия Генриха, об организационной связи которого с ШЕМЕЛЕВЫМ я показывал, ВАКСБЕРГ. Насколько я помню, ВАКСБЕРГ в 1928 г. привлекался за троцкистскую работу. С ШЕМЕЛЕВЫМ он связан еще с периода 1927-28 г., он работал в Наркомфине.

ВОПРОС: Что вы можете дополнительно показать об устано­вках и практической к.-р. работе вашей организации?

ОТВЕТ: По-моему, я показал все, что я мог вспомнить.

 

Записано с моих слов правильно, мною прочитано.

 

ГОРОВИЧ.

 

ДОПРОСИЛ:

 

ПОМ. НАЧ. 1 ОТД. СПО ГУГБ –

КАПИТАН ГОСУДАРСТВЕН. БЕЗОПАСНОСТИ: ЛУЛОВ

 

Верно:

 

ПОМ. ОПЕРУПОЛНОМ. 1 ОТД. СПО ГУГБ –

МЛ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (ШАРОК)

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 178, Л. 61-63.

 

Comments