ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 

 

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО.

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) –

тов. ЕЖОВУ.

 

В дополнение к нашим сообщениям по делу контрреволюционной троцкистско-зиновьевской организации в СССР направляю Вам протокол допроса ГРЮНШТЕЙНА К.И. от 13.VII.36 г.

По показаниям ГРЮНШТЕЙНА К.И., он получил от члена объединенного центра троцкистско-зиновьевского блока СМИРНОВА И.Н. директиву о необходимости совершения террористического акта над тов. СТАЛИНЫМ. 

ГРЮНШТЕЙН показал, что для практической подготовки террористического акта над тов. СТАЛИНЫМ он привлек троцкиста ФЛАКСА, который дал согласие выполнить террористический акт.

Названные в показаниях ГРЮНШТЕЙНА К.И.: ФЛАКС, ГРЮНШТЕЙН Р.А., КИЕВЛЕНКО Я., АСКИНАЗИ С.А., КОРОП [1] М. – арестованы; АЛЬПЕРОВИЧ, ЧЕРНЯ ранее осуждены в заключение концлагеря на разные сроки.

 

ЗАМ. НАРОДНОГО КОМИССАРА

ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР: (АГРАНОВ)

 

20 июля 1936 г.

№ 57013


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ГРЮНШТЕЙНА, Карла Ивановича, от 13 июля 1936 г.

 

1886 г<ода> р<ождения>, ур<оженец> Латвии, г<раждани>н СССР, латыш, б<ес>п<артийный>, с 1904 по 1927 г. состоял в ВКП(б). Исключен за активную контрреволюционную троцкистскую деятельность. Бывший военный работник (б<ывший> член Реввоенсовета 5-й армии и пом<ощник> командующего 4-й армии). В 1928 г. был арестован и осужден на 3 года ссылки. В 1933 г. также приговорен к ссылке на 3 года. С 11/III-36 г. по день ареста проживал в Москве нелегально без прописки.

 

Вопрос: Вопрос: Вы состояли членом троцкистской кассы взаимопомощи?  

Ответ: Да, я состоял членом троцкистской кассы взаимопомощи в г. Саратове.

Вопрос: Когда была организована троцкистской организацией в Саратове касса взаимопомощи?

Ответ: Касса взаимопомощи была организована в июне месяце 1931 года.

Вопрос: Какие задачи были поставлены перед кассой взаимопомощи?

Ответ: Перед кассой взаимопомощи была поставлена задача оказания материальной помощи нуждающимся и больным троцкистам.

Вопрос: Это не все. Какие еще задачи возлагались на кассу взаимопомощи помимо оказания помощи членам троцкистской организации?

Ответ: На одном из совещаний актива кассы взаимопомощи в 1931 году мною был выдвинут также вопрос об организации специального денежного фонда для оказания материальной помощи троцкистам в случае их побега из ссылки.

Вопрос: Назовите троцкистов, бежавших из ссылки?

Ответ: Я таковых не знаю.

Вопрос: Кому из троцкистов, отбывавших ссылку в Саратове, готовился побег при материальной поддержке кассы взаимопомощи?

Ответ: Никому. Во всяком случае я не знаю ни одного случая подготовки троцкиста к побегу.

Вопрос: Для чего же все-таки ставился вопрос об организа­ции специального денежного фонда при кассе взаимопомощи?

Ответ: Я должен признать, что действительное назначение фонда при кассе взаимопомощи заключалось в финансировании подготовки террористической деятельности, направленной про­тив руководства партии и советского правительства. Выдвигая этот вопрос на совещании актива кассы взаимопомощи, я исходил из того, что все фонды [2] и методы борьбы с партией, применявшиеся троцкистами, себя не оправдали, и поэтому считал, что единственный путь, который остался для борьбы с руководителями партии, – это террор.

Вопрос: Кто присутствовал на этом совещании кассы взаимопомощи?

Ответ: На совещании присутствовали: я – Карл ГРЮНШТЕЙН, ГРЮНШТЕЙН Ревекка Абрамовна, КИЕВЛЕНКО Яков и, кажется, АСКИНАЗИ, Софья Абрамовна

Вопрос: От кого были получены вами эти террористические установки? 

Ответ: Еще весной 1931 года, спустя несколько дней после моего приезда в Саратов, я имел беседу с Иваном Никитичем СМИРНОВЫМ, в которой он, дав оценку политического положения в стране и в партии и охарактеризовав пути троцкистского подполья, выдвинул положение о необходимости применения террора в борьбе с руководством партии.

Вопрос: Этот разговор имел место с Иваном Никитичем СМИРНОВЫМ до его отъезда за границу?

Ответ: Да, этот разговор происходил до его отъезда за границу.

Вопрос: О чем говорили вы с И.Н. СМИРНОВЫМ после его приезда из-за границы по вопросу о применении террористического метода борьбы с руководством ВКП(б)?

Ответ: И.Н. СМИРНОВ по возвращении из-за границы в конце 1931 года сообщил мне, что он обсуждал с СЕДОВЫМ вопрос о методах борьбы с ВКП(б) и что СЕДОВ передал ему, СМИРНОВУ, директиву Троцкого – перейти к практической подготовке террористических актов против руководства партии и правительства. В качестве основной задачи был поставлен вопрос об убийстве СТАЛИНА.

Вопрос: Что вами было сделано для проведения в жизнь директивы Троцкого и Смирнова о терроре?

Ответ: Я ознакомил с директивой Троцкого и Смирнова об организации террора видных членов саратовской троцкистской организации – КИЕВЛЕНКО Якова, АСКИНАЗИ Софью и ГРЮНШТЕЙН Ревекку.

СМИРНОВ говорил мне, что и он поставил в известность о директиве Троцкого отдельных видных членов троцкистской организации в Саратове, но кому именно говорил об этом Смирнов, я не помню.

Вопрос: Дайте показания о практической деятельности саратовской троцкистской организации по подготовке террора?

Ответ: Мне о дальнейших практических мероприятиях саратовской организации по подготовке террора ничего не было известно, так как я летом 1932 года выехал в Москву. Впоследствии же, как мне известно, в начале 1933 года большинство членов саратовской организации было арестовано.

Вопрос: Будучи в Москве, вы поддерживали связь с саратовской организацией с лета 1932 года до начала 1933 г.?

Ответ: Моя связь с организацией ограничилась лишь связью с ГРЮНШТЕЙН Ревеккой Абрамовной и КИЕВЛЕНКО.

Вопрос: Вы приезжали за этот период в Саратов?

Ответ: Да, я приезжал в Саратов на ноябрьские праздники 1932 года.

Вопрос: Следовательно, вы, проживая в Москве, поддерживали связь с Саратовом как письменную, так и путем наездов. Что же вам было известно о практической деятельности Саратовской организации по подготовке террора?

Ответ: О практической деятельности троцкистской организации в Саратове в области подготовки террора мне конкретно ничего не было известно, т.к. я приезжал в Саратов только один раз на один день. Повторяю, что последовавшие весной 1933 г. аресты помешали саратовской троцкистской организации сделать что-либо конкретное в этом направлении.

Вопрос: Обсуждался ли у вас с Иваном Никитичем СМИРНОВЫМ вопрос о терроре после вашего приезда из Саратова в Москву?

Ответ: Да, при неоднократных встречах с Иваном Никитичем СМИРНОВЫМ он ставил этот вопрос, подчеркивая необходимость физического устранения Сталина. Помню, что особенно остро он этот вопрос ставил передо мной после пленума Центрально­го Комитета партии осенью 1932 года, на котором он присутствовал. Твердо помню, что по приходе с пленума Иван Никитич СМИРНОВ в очень раздраженном состоянии говорил, что СТАЛИН довлеет своим авторитетом над партией, что это особенно чувствовалось на пленуме и что троцкисты не будут иметь успела в борьбе против партии до тех пор, пока не уберут Сталина.

Вопрос: В качестве кого и когда вы работали после приезда из Саратова в Москву?

Ответ: После моего приезда в Москву я сначала работал в Главтрансмаше, а затем работал в качестве заместителя директора по рабочему снабжению 39-го авиационного завода.

Вопрос: Что вами было сделано в Москве по вопросу о подготовке террора?

Ответ: В процессе работы на 39-м авиационном заводе мне стало известно о наличии на заводе троцкистов. Мое осо­бое внимание привлек троцкист ФЛАКС. Прощупав в беседах с ним его настроения и убедившись, что он в прошлом активный троцкист и репрессировался органами ОГПУ и что он очень враж­дебно настроен против руководства партии, я сообщил ему, что имеется указание руководства нелегальной троцкистской органи­зации о подготовке террористических актов против руководства ВКП(б).

Вопрос: Как реагировал на это ФЛАКС?

Ответ: ФЛАКС отнесся к вопросу о терроре положительно и сообщил, что у него имеется целая группа активных троцкистов, при помощи которых он рассчитывает обеспечить подготовку покушения на Сталина.

Вопрос: Назовите участников террористической группы ФЛАКСА?

Ответ: Я поддерживал связь только с ФЛАКСОМ. Членов его группы не знал.

Вопрос: Неправда, руководя ФЛАКСОМ, вы не могли не знать участников его группы?

Ответ: Возможно, что ФЛАКС мне кое-кого из его группы и называл, но я ни одной фамилии не помню.

Вопрос: Потрудитесь вспомнить.

Ответ: Не помню. Если вспомню – скажу. 

Вопрос: Что предпринимал ФЛАКС для осуществления ваших показаний [3]?

Ответ: Я неоднократно интересовался у ФЛАКСА тем, что им конкретно проделано в этом направлении. Он мне доложил, что он подыскивает возможность для подготовки этого покуше­ния. Что ФЛАКСУ удалось сделать в этом направлении, я не знаю, так как я в начале 1933 года был органами НКВД арестован и выслан.

Вопрос: Установили ли вы связь с ФЛАКСОМ, будучи в ссылке?

Ответ: Из ссылки я пытался установить связь с ФЛАКСОМ через Ревекку ГРЮНШТЕЙН, но попытки эти не увенчались успе­хом, т.к. Ревекка ГРЮНШТЕЙН его установить не смогла.

Вопрос: Вы говорили И.Н. СМИРНОВУ о работе ФЛАКСА и его группы по подготовке террористических актов?

Ответ: Да, я СМИРНОВУ об этом докладывал.

Вопрос: Какие указания дал вам СМИРНОВ?

Ответ: СМИРНОВ формирование группы ФЛАКСА на 39-м авиазаводе одобрил и предложил подготовку тер<рористического> акта над СТАЛИНЫМ продолжать.

Вопрос: С кем был связан ФЛАКС по своей контрреволюционной троцкистской деятельности после вашего ареста?

Ответ: Еще до моего ареста мною были даны указания ФЛАКСУ, что в случае провала организации или моего ареста он – ФЛАКС должен связаться с ГАЕВСКИМ Дмитрием.

Вопрос: Кто такой ГАЕВСКИЙ?

Ответ: ГАЕВСКИЙ – один из руководящих работников троцкистского подполья в Москве. С ним мы были знакомы еще по работе в 5-й армии. В 1932 г. мы с ним часто встречались на квартире у И.Н. СМИРНОВА.

Вопрос: Что вам еще известно о к.-р. террористической деятельности СМИРНОВА?

Ответ: В августе месяце 1932 г. я вместе с Иваном Никитичем СМИРНОВЫМ поехал на Луганский паровозостроительный завод для его обследования. До Харькова мы ехали вместе, а потом я ехал поездом, а Иван Никитич СМИРНОВ летел на самолете. По дороге из Москвы до Харькова Иван Никитич СМИРНОВ меня информировал о том, что на Луганском заводе имеется группа активных троцкистов, являющихся его личными друзьями. В качестве участников этой группы СМИРНОВ назвал мне: Начальника строительства Луганского завода АЛЬПЕРОВИЧА, его помощника ЧЕРНЯ, главного инженера, фамилии которого не помню (грузин по национальности) и еще 4 человека, фамилии которых тоже забыл. На Луганском заводе мы пробыли около недели. И.Н. СМИРНОВ провел с указанными участниками группы 2 совещания, на которых присутствовал и я.

Вопрос: Какие вопросы обсуждались на этих совещаниях?

Ответ: На этих совещаниях Иван Никитич СМИРНОВ сделал троцкистскую информацию о положении в стране, подчеркивая не­обходимость сплочения троцкистских рядов и усиления борьбы против партии.

Кроме того, И.Н. СМИРНОВ дал указания на важность вербовки новых членов в организацию не только из числа бывших троцкистов, но и из менее устойчивой части членов партии, а также из рабочих строительства, среди которых имеются беглые кулаки, озлобленные политикой партии в области коллективизации. В отношении же бывших троцкистов, исключенных из ВКП(б), СМИРНОВ рекомендовал подачу двурушнических заявлений в партийные орга­низации с целью восстановления себя в партии для разложения ее изнутри.

Вопрос: А вопрос о терроре стоял на совещании?

Ответ: Нет, по этому вопросу СМИРНОВ говорил только с АЛЬПЕРОВИЧЕМ и ЧЕРНЯ. Он в моем присутствии поставил их в известность о своей поездке за границу и о том, что он получил от Троцкого через посредство его сына СЕДОВА установку на подготовку террористических актов против руководства ВКП(б).

Вопрос: Как отнеслись АЛЬПЕРОВИЧ и ЧЕРНЯ к установке Ивана Никитича СМИРНОВА?

Ответ: АЛЬПЕРОВИЧ и ЧЕРНЯ были вполне согласны с директивой о применении террора и считали, что террористические методы борьбы вполне себя оправдывают.

Вопрос: Что вам еще известно о контрреволюционной терро­ристической деятельности троцкистов в Москве?

Ответ: В Москве мне приходилось встречаться на квартире Ивана Никитича СМИРНОВА с рядом активных троцкистов-подпольщиков: МРАЧКОВСКИМ, САХНОВСКИМ, САХНОВСКОЙ, САФОНОВОЙ, ГУГЕЛЕМ, ЯЦЕК, ШТЫКГОЛЬДОМ, КОРОП [4] и другими.

О МРАЧКОВСКОМ мне известно, со слов СМИРНОВА, что он является ярым сторонником террора. МРАЧКОВСКИЙ и САХНОВСКИЙ после приезда их с Дальнего Востока в 1932 году рассказывали Ивану Никитичу СМИРНОВУ в моем присутствии о наличии руководимой ими на Дальнем Востоке троцкистской террористической организации. В эту организацию входила и САФОНОВА; других фамилий я не помню. Мне известно, что МРАЧКОВСКИЙ использовал вверенные ему казенные средства для субсидирования деятельности террористической троцкистской организации и поддержания связей. Для связи организации с разными городами он использовывал бесплатные железнодорожные билеты, имевшиеся в его распоряжении.

Вопрос: Что вам известно о контрреволюционной деятельности ГУГЕЛЯ?

Ответ: ГУГЕЛЬ является активным троцкистом. Встретив меня в 1932 г., ГУГЕЛЬ в присутствии ЯЦЕКА рассказал мне, что он только что выпущен из внутренней тюрьмы, где просидел 1½ суток и где от него добивались показаний о контрреволюционной деятельности Ивана Никитича СМИРНОВА. ГУГЕЛЬ говорил, что он упорно противостоял следствию и ничего не дал против Ивана Никитича СМИРНОВА, заметив при этом, что малейшее разоблачение СМИРНОВА привело бы к полному провалу, так как вскрыло бы ряд серьезнейших вопросов, в том числе и переход организации к практическому осуществлению террора.

 

Протокол с моих слов записан правильно, мною прочитан.

 

ГРЮНШТЕЙН.

 

ДОПРОСИЛИ:

 

ПОМ. НАЧ. ТО ГУГБ НКВД –

МАЙОР ГОСУДАР. БЕЗОПАСНОСТИ – НИКОЛЬСКИЙ.

 

ЗАМ. НАЧ. СПО УГБ МО –

КАПИТАН ГОСУДАР. БЕЗОПАСНОСТИ – СИМОНОВСКИЙ.

 

ВЕРНО: 

 

ОПЕР. УПОЛ. СПО ГУГБ –

СТ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАР. БЕЗОПАСНОСТИ: (СВЕТЛОВ).

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 169, Л. 207-218.


[1] В тексте ошибочно – "Короб"

[2] Так в тексте. Имелось в виду – "формы".

[3] Так в тексте. Имелось в виду – "указаний". –

[4] В тексте ошибочно – "Короб"

Comments