ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ХАСИНА, Григория Леонидовича 

от 10 апреля 1936 г.

 

ХАСИН Григорий Леонидович, 1890 г. рожд<ения>, урож<енец> г. Николаева, УССР, еврей, гр<аждани>н СССР, член Коллегии защитников, образование высшее, член ВКП(б) с 1917 г. В 1928 г. исключался из ВКП(б) за троцкистскую работу. В том же году восстановлен ЦКК.

 

ВОПРОС: Ряд существенных моментов из деятельности вашей организации вы продолжаете скрывать. Я требую от вас до конца откровенных показаний.

ОТВЕТ: Я действительно упустил ряд возможно важных для следствия моментов из деятельности организации и отдельных ее участников, в том числе и своей, я прошу следствие учесть, что не показал я о них раньше не из-за намерения что-либо скрывать, а только потому, что забыл эти факты.

ВОПРОС: Какие факты?

ОТВЕТ: Начну с того, что незадолго до своего ареста я уничтожил ряд записей и документов, которые, по моему мнению, могли меня скомпрометировать. Я сделал это из-за боязни обыска. Опасения эти возникли у меня после того, что я узнал об аресте ШЕМЕЛЕВА. Я также не сообщил вам, что, получив сведения об его аресте, я информировал об этом членов нашей организации ТРУСОВА и САФЬЯНОВА, предупредив их быть наготове.

ВОПРОС: Какие документы вы уничтожили?

ОТВЕТ: Еще в 1927-28 г. мною были систематизированы ряд газетных и журнальных материалов, относящихся к периоду дискуссии, выступления и статьи видных троцкистов, а также статьи Троцкого. Я считал нежелательным для себя в случае обыска обнаружение подобных документов.

ВОПРОС: Вы до сих пор не даете исчерпывающих показаний о связях участников вашей организации.

ОТВЕТ: Моя осведомленность в этой части очень ограничена. Припоминаю лишь об одном лице, известном мне как двурушнике.

ВОПРОС: Кто это? 

ОТВЕТ: Речь идет о бывшем Канском партизанском руководителе ЯКОВЕНКО Василии Григорьевиче. ЯКОВЕНКО в свое время был Наркомсобезом [1]; где работает в настоящее время – не знаю. Со слов участников [2] нашей организации САФЬЯНОВА мне известно, что ЯКОВЕНКО продолжает быть "оппозиционно настроенным", как он выражался.

ВОПРОС: Вы интересовались у САФЬЯНОВА – откуда это ему известно?

ОТВЕТ: САФЬЯНОВ мне говорил, что с ЯКОВЕНКО он встречается и что последний в беседах с ним высказывает недовольство политикой ВКП(б).

ВОПРОС: Вам известно об организационной связи САФЬЯНОВА С ЯКОВЕНКО?

ОТВЕТ: Нет, это мне неизвестно.

ВОПРОС: Вы о роли самого САФЬЯНОВА как участника организации ничего нам не показали.

ОТВЕТ: САФЬЯНОВ – участник нелегальных сборищ нашей организации, происходивших у ШЕМЕЛЕВА. На этих сборищах он выступал как сторонник активной борьбы с руководст­вом ВКП(б). Кроме этого мне известно, что у САФЬЯНОВА и участника нашей организации ГИДЛЕВСКОГО К.И., с которым он был тесно связан, имелись свои люди в Сибир­ском землячестве при ЦДКА; фамилии этих людей он мне не назвал.

ВОПРОС: На допросе 23 марта 1936 года на мой воп­рос о персональном составе Вашей организации Вы наз­вали дополнительно еще двух участников организации – САФЬЯНОВА и ГИДЛЕВСКОГО. Нам известно, что Вы продол­жаете скрывать еще некоторых ее членов?

ОТВЕТ: Я назвал всех известных мне лично членов организации.

ВОПРОС: А ШЕМЕЛЕВУ Антонину Васильевну Вы нам не назвали?

ОТВЕТ: Да, я скрыл от следствия участника нашей организации ШЕМЕЛЕВУ, А.В. ШЕМЕЛЕВА как троцкистка мне известна еще с 1927 года. На протяжении всех лет вплоть до ареста она активно участвовала в сборищах нашей организации.                            

ВОПРОС: Что Вы можете показать о к.-р. связях участника организации ШЕМЕЛЕВА А.И.?

ОТВЕТ: При одной из встреч с ШЕМЕЛЕВЫМ в 1932 г. или в 1933 г. у нас зашел разговор о состоянии тео­ретического фронта. Характеризуя состояние этого фрон­та в к.-р. выражениях ("зажим творческой мысли" и пр<очее>) ШЕМЕЛЕВ рассказал, что в институтах Красной Профессуры и, в частности, в ИКП аграрном, слушателем которого он в тот период был, среди некоторой группы слушате­лей растет недовольство своим положением "начетчи­ков", как он выражался. ШЕМЕЛЕВ далее сообщил мне, что некоторые лица из работников теоретического фронта резко враждебно настроены в отношении руководства ВКП(б) и СТАЛИНА.

ВОПРОС: Называл ли ШЕМЕЛЕВ фамилии этих лиц?

ОТВЕТ: Нет, не называл.

ВОПРОС: Последующие годы он Вам о них говорил?

ОТВЕТ: Из беседы с ШЕМЕЛЕВЫМ в 1935 году я зак­лючил, что связь у него с кем-то из бывших икапистов имеется и что эта связь носит троцкистский характер.

ВОПРОС: На предыдущем допросе на вопрос о методах борьбы Вашей организации с руководством ВКП(б) Вы дали половинчатый и неискренний ответ. Мы настоятельно требуем от Вас правдивых показаний по существу вопроса.

ОТВЕТ: Я признаю, что мои предыдущие показании о методах, выдвигавшихся нашей организацией в борьбе с руководством ВКП(б), были неискренними. Я желаю совершенно правдиво рассказать об установках, полученных мною по этим вопросам от ШЕМЕЛЕВА.

ВОПРОС: В чем эти установки заключались?

ОТВЕТ: На допросе 29 марта 1936 года я уже гово­рил о состоявшейся между мной и ШЕМЕЛЕВЫМ беседе в связи с убийством КИРОВА. Я тогда упустил следующее: ШЕМЕЛЕВ, говоря о причинах убийства КИРОВА, объяснял их в том смысле, что оно является следствием бесправного положения рядовых членов ВКП(б). Заявив, что внутрипартийный режим вынуждает на подобного рода акты, ШЕМЕЛЕВ заметил, что в них (т.е. террористических ме­тодах борьбы) он видит выход из создавшегося в партии положения.

Через некоторое время, месяца 3 или 4, ШЕМЕЛЕВ, из­лагая мне оценку политики ВКП(б), заявил, что руководст­во организации стоит на точке зрения необходимости сосредоточения внимания на главной и первоочередной задаче – заключающейся в насильственном устранении СТА­ЛИНА.

ВОПРОС: Вам ШЕМЕЛЕВ говорил, от кого персонально им получена эта директива?

ОТВЕТ: Передавая мне эту директиву, ШЕМЕЛЕВ сказал, что еще в 1932 году центр организации в лице И.H. СМИРНОВА стоял на точке зрения необходимости насильственного устранения СТАЛИНА. От кого была ШЕМЕЛЕВЫМ получена в 1935 году директива о подготовке террористических актов против руководства ВКП(б), он мне прямо не говорил, но дал понять, что на террористических позициях по-прежнему стоит И.Н. СМИРНОВ.

ВОПРОС: В какой обстановке и когда вам ШЕМЕЛЕВ передал эту директиву?

ОТВЕТ: Встреча наша состоялась в начале 1935 года, точно месяца не помню, в квартире ШЕМЕЛЕВА по Б<ольшому> Гнездниковскому пер<еулку> вечером. Присутствовали при этом только я – ХАСИН и ШЕМЕЛЕВ.

ВОПРОС: Говорил ли Вам ШЕМЕЛЕВ о других источ­никах получения им директив террористического харак­тера?

ОТВЕТ: Мне припоминается, что, передавая установ­ки ТРОЦКОГО, полученные им из-за границы от лиц, свя­занных с окружением ТРОЦКОГО, о чем я уже показывал, ШЕМЕЛЕВ говорил, что ТРОЦКИЙ, так же как и СМИРНОВ И.Н., стоит на точке зрения насильственного устране­ния СТАЛИНА. При этом он сказал: "ТРОЦКИЙ считает, что с злым демоном революции нужно скорее расправиться и убрать его".

ВОПРОС: Какую практическую работу по выполнению директивы ТРОЦКОГО и И.И. СМИРНОВА в отношении подготовки террористического акта над тов. СТАЛИНЫМ вела Ваша организация?

ОТВЕТ: Мне это неизвестно. ШЕМЕЛЕВ тщательно скрывал свою работу в этом направлении из соображений конспирации. Я могу только сказать, что из его информации о группе икапистов, с ним связанных, я пришел к заключению, что эти лица им использовываются в этих целях.

ВОПРОС: Какие основания у Вас были для этих заключений?

ОТВЕТ: Говоря мне об этой группе, ШЕМЕЛЕВ сообщил, что эти люди, преданные нашему делу, самоотверженные и способные на все.

 

Протокол записан с моих слов верно:

 

ХАСИН.

 

ОПЕРУПОЛН. 1 ОТД. СПО ГУГБ –

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (МАТУСОВ)

 

Верно:

 

ОПЕРУПОЛНОМОЧЕН. 1 ОТД. СПО ГУГБ –

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (КОНДРАТИК)

 

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 164, Л. 115-121


[1] Правильно – "Наркомсобес" – народный комиссар социального обеспечения.

[2] Так в тексте.

Comments