ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА


– обвиняемого ИГНАТЮКА Дмитрия Лукича, 1897 года рождения, уроженца села Кустын, Брест-Литовского уезда, служащего, окончившего духовную семинарию.
До ареста старший научный работник института философии украинской ассоциации марксо-ленинских институтов, член КП(б)У с 1920 года по октябрь 1935 года, из партии исключен. При проверке партийных документов было установлено, что он в партию нигде не вступал, получил партбилет незаконным путем.


от 17 октября 1935 г.


ВОПРОС: В протоколе допроса от 8 октября с<его> г<ода> Вы показали, что в апреле 1935 года Вы были привлечены к контрреволюционной работе в боевой террористической организации, формируемой, как Вы указывали в своих показаниях, из различных нелегальных контрреволюционных групп.

Из каких конкретно контрреволюционных групп складывается боевая организация?

ОТВЕТ: Всех контрреволюционных групп, являющихся составной частью боевой организации, я не знаю. Данный вопрос я могу осветить следствию только в той мере, в какой я информирован был БИЛЯРЧИКОМ, а также из непосредственной своей практической контрреволюционной работы.

В июне 1935 г. БИЛЯРЧИК информировал меня о некоторых организационных и политических принципах боевой организации, о которых, по его словам, имелась тогда договоренность с руководством троцкистско-националистического блока.

В основу организационного принципа боевой организации положена идея объединить из числа участников контрреволюционной организации троцкистско-националистического блока наиболее надежных и смелых людей, умеющих владеть оружием, признающих метод индивидуального террора в качестве главного средства и метода борьбы с советской властью.

Кроме этого, боевая организация стремилась вовлечь в свой состав отдельных лиц, настроенных контрреволюционно, могущих быть использованными в интересах осуществления террористических намерений.

Мне лично было дано указание БИЛЯРЧИКОМ обработать, как я уже сообщал в предыдущих своих показаниях, отдельных учеников СТЕПОВОГО, ЛЕВИКАНЫРЧУКА и БЕРВИЦКОГО.

ВОПРОС: Какова структура боевой организации?

ОТВЕТ: Организационной структуры боевой организации я не знаю. В беседах со мной БИЛЯРЧИК посвятил меня лишь в некоторые организационные принципы, которыми я должен был руководствоваться в своей практической контрреволюционной работе.

Я был предупрежден БИЛЯРЧИКОМ прежде всего о необходимости глубокой конспирации. Им было указано мне, что о существовании боевой организации рядовые члены группы знать не должны.

Внутри групп должен быть произведен отбор наиболее надежных лиц, непосредственно привлекаемых для осуществления террористического акта. Эти лица посвящаются только в пределах определенных и конкретных планов, непосредственными участниками которых они должны быть.

Кроме этого, БИЛЯРЧИК рекомендовал избегать каких бы то ни было собраний или совещаний. Связь осуществлялась путем личной передачи сведений или указаний от одного лица к другому.

ВОПРОС: Кто персонально возглавлял боевую организацию?

ОТВЕТ: Кто руководил боевой организацией, я не знаю. Моим непосредственным руководителем был БИЛЯРЧИК. Он был связан и с другими группами. Со слов БИЛЯРЧИКА мне известно об активной роли в боевой организации НЫРЧУКА, представлявшего свою группу.


Показания записаны с моих слов правильно, мною прочитаны, в чем расписываюсь.


ИГНАТЮК


ДОПРОСИЛ: 


ОПЕРУПОЛНОМОЧЕННЫЙ СПО (ГРИГОРЕНКО)



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 248, Л. 99-101.

Comments