ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА


обвиняемого ИГНАТЮКА Дмитрия Лукича, 1897 года рождения, уроженца села Кустын, Брест-Литовского уезда, служащего, окончившего духовную семинарию.
До ареста старший научный работник института философии украинской ассоциации марксо-ленинских институтов, член КП(б)У с 1920 года по октябрь 1935 года, из партии исключен. При проверке партийных документов было установлено, что он в партию нигде не вступал, получил партбилет незаконным путем, –


от 8-го октября 1935 года.


ВОПРОС: В протоколе допроса от 7/Х-1935 г. Вы показали, что после ареста соучастников Вашей троцкистской террористической группы – МИЛОСЛАВИНА, ПЕРОЦКОГО и других, – Вы продолжали организационную связь с участником террористической организации в Киеве БИЛЯРЧИКОМ.

Когда Вы установили организационную связь о БИЛЯРЧИКОМ?

ОТВЕТ: Дело в том, что о БИЛЯРЧИКЕ как об активном троцкисте, ведущем большую организационную работу в Киеве, я знал со слов БЕРВИЦКОГО еще в 1933 г. Правда, лично в то время я с БИЛЯРЧИКОМ связан не был.

Организационную связь с БИЛЯРЧИКОМ я установил в Киеве в ноябре 1934 г. во время чистки партийной организации украинской ассоциации марксо-ленинских институтов. Он знал о моем участии в троцкистской организации, очевидно, со слов МИЛОСЛАВИНА, с которым он в то время был тесно связан. Работал тогда БИЛЯРЧИК, насколько помню, в Киевском университете.

Разговорился БИЛЯРЧИК со мной тогда по поводу того, что мне угрожало во время чистки исключение из партии. На чистке тогда ясно было, что троцкистской группе философского института грозит разоблачение. Вот об этом и заговорил со мной БИЛЯРЧИК в здании Наркомпроса (бульвар Шевченко 14), где происходила чистка. Он прямо тогда сказал мне, что надвигается большая гроза, что надо принимать все меры к тому, чтобы уцелеть в партии и обеспечить продолжение нашего дела на случай продолжения разгрома троцкистской организации органами НКВД.

Таким образом, организационная связь с БИЛЯРЧИКОМ была мною установлена в ноябре 1934 г., правда, связь эта была в то время эпизодической.

До ареста участников троцкистско-террористической группы МИЛОСЛАВИНА и друг<их> я с БИЛЯРЧИКОМ виделся еще один раз. Это было в январе 1935 г., т.е. в период, когда я и остальные участники троцкистской группы, возглавляемой МИЛОСЛАВИНЫМ, уже твердо приняли тактику индивидуального террора против руководителей КП(б)У. Эта встреча о БИЛЯРЧИКОМ состоялась в здании УАМЛИНа. Я поделился тогда с ним, что в партии я оставлен, что положение мое в философском институте укрепляется.

Кроме того, я указал БИЛЯРЧИКУ, что несмотря на поражение отдельных людей из нашей группы мы духом не падаем, настроение группы боевое. БИЛЯРЧИК мне тогда сказал, что у него дела по сколачиванию киевских кадров организации также неплохи.

После ареста МИЛОСЛАВИНА, ПЕРОЦКОГО, ВОЛЬНОВА и других соучастников троцкистско-террористической группы философского института я всякие связи временно прервал, ожидая своего ареста. Возобновил я связь о БИЛЯРЧИКОМ в апреле 1935 года.

ВОПРОС: Каким путем была восстановлена Вами организационная связь с БИЛЯРЧИКОМ в апреле 1935 года?

ОТВЕТ: БИЛЯРЧИК пришел ко мне в общежитие на Институтскую ул. № 8, где я в то время жил. Попал он ко мне как раз тогда, когда в общежитии никого не было. Мы с ним вышли на улицу и прохаживаясь, договорились о возможности мне активизироваться.

ВОПРОС: Какие организационные поручения Вам тогда дал БИЛЯРЧИК?

ОТВЕТ: БИЛЯРЧИК указал мне, что после ареста МИЛОСЛАВИНА и друг<их> прошло уже продолжительное время, и если меня НКВД не трогает, очевидно не знает обо мне. Следовательно, сказал мне БИЛЯРЧИК, сидеть сложа руки мне не следует.

Я спросил тогда БИЛЯРЧИКА, с кем же работать. Он указал мне, что в Киеве работать еще есть с кем. В частности, БИЛЯРЧИК указал мне, что имеются сильные троцкистские группы в Киевском университете, что не менее действенна группа, возглавляемая НЫРЧУКОМ.

Во время этой беседы БИЛЯРЧИК указал мне, что арест МИЛОСЛАВИНА и других не остановил и не должен остановить боевых устремлений организации, что мы должны добиваться осуществления их. БИЛЯРЧИК рассказал мне, что ведется работа по сколачиванию боевой террористической организации, которая формируется из различных нелегальных групп в Киеве, и указал на необходимость подбора наиболее сильных и боевых людей, способных выполнить смелые решения организации. Как одного из активных деятелей этой боевой организации БИЛЯРЧИК назвал мне тогда НЫРЧУКА, указав, что он представляет собой хорошо законспирированную группу.

Мне БИЛЯРЧИК предложил тогда начать привлечение к организационной работе осевших в Киеве бывших аспирантов Института Красной профессуры, исключенных из института, и некоторых из партии КОРНИЕНКО, ЗАМША и УВАРОВА, бывших учеников СТЕПОВОГО, ЛЕВИКАНЫРЧУКА и БЕРВИЦКОГО.

Таким образом, в апреле 1935 г. была восстановлена у меня с БИЛЯРЧИКОМ организационная связь.

Расстались мы с ним тогда возле театра Франка.


Показания мною прочитаны, записаны с моих слов, в чем подписываюсь.


Дм. ИГНАТЮК.


ДОПРОСИЛ:


ОПЕРУПОЛНОМОЧЕННЫЙ СПО (ГРИГОРЕНКО)



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 248, Л. 95-98.

Comments