ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

КОЙГЕН, ИЗАБЕЛЛЫ ИОНОВНЫ, –

 

КОЙГЕН И.И. – 1900 года рождения, урож<енка> г. Якутска, еврейка, гр<ажданка> СССР, чл<ен> КПГ с 1925 г. До ареста работа­ла редактором Французской секции сектора вещания на иноязыках Все­союзного радиокомитета. Происходит из мещан, замужняя (муж ЛУРЬЕ Мо­исей – профессор истории, арестован.) В Германии, Америке и Польше имеет родственников. Училась в Берлине, в 1929 г. окончила университет в гор. Париже.

 

От 14-го июня 1936 года.

 

Вопрос: Вы арестованы за активную контрреволю­ционную троцкистскую деятельность. Дайте показания о Вашей работе и связях в троцкистской организации?

Ответ: Признаю себя виновной в том, что дейст­вительно входила в состав нелегальной троцкистской ор­ганизации. Вовлек меня в организацию мой муж ЛУРЬЕ, Мо­исей Ильич, который являлся активным работником троц­кистской организации в Берлине и с 1933 г. – в Москве. До самого дня ареста я являлась скрытой троцкисткой и проводила активную троцкистскую работу.

Вопрос: Когда Вы прибыли из Берлина в СССР?

Ответ: 9-го апреля 1933 года.

Вопрос: А Ваш муж?

Ответ: Месяцем раньше – 9-го марта 1933 года

Вопрос: С кем из руководителей троцкистского центра за границей Вы и Ваш муж поддерживали связь до выезда из Германии в СССР?

Ответ: С 1925 г. и до марта 1933 г. я – КОЙГЕН и мой муж ЛУРЬЕ М.И. состояли в организационной связи с Рут ФИШЕР с 1927 г. по март 1933 г., с МАСЛОВЫМ с 1926 г. и до апреля 19333 г.; я лично имела в Берлине встречу с Вернером ШОЛЕМОМ [1]. Муж мой встречался с ним до марта 1933 года.

Вопрос: Когда у Вас произошли последние встречи с Рут ФИШЕР, МАСЛОВЫМ и ШОЛЕМОМ?

Ответ: Последний раз мы с мужем встречались с Рут ФИШЕР и МАСЛОВЫМ вечером 6-го марта 1933 года. До марта 1933 г. мы встречались с Рут ФИШЕР и МАСЛОВЫМ в Берлине очень часто.

Вернера ШОЛЕМА я встретила последний раз в конце марта 1933 года, после отъезда мужа в СССР. До марта 1933 года с ШОЛЕМОМ мы систематически встречались.

Вопрос: Где имели место эти встречи?

Ответ: 6-го марта 1933 года мы встретили Рут ФИШЕР и МАСЛОВА у телефонной будки на маленькой площади у Иоганн-Георгштрассе (Галензее). Вернер ШОЛЕМ в конце марта 1933 г. заходил ко мне на службу.

До марта 1933 года мы очень часто встречались с Рут ФИШЕР и МАСЛОВЫМ или у нас на берлинской квартире (Берлин, Вильмерсдорф, Константцерштрассе, № 8, партер, квартира АРИАН, Аси Абрамовны), или на квартире Рут ФИШЕР и МАСЛОВА (напротив вокзала Гогенцоллерндамм, новый корпус, кажется, № 56, у полотна железной дороги. Жили на втором этаже. Это их последняя квартира. До того, примерно до конца 1931 г., они жили в Нейкэльн-бритц, новые дома, № 9).

С Вернером ШОЛЕМОМ мы встречались также часто на нашей берлинской квартире или на его квартире – Берлин, Моабит, Клопштокштрассе, 7, во дворе, 4-й этаж.

После фашистского переворота (в феврале 1933 г.) наши встречи с Рут ФИШЕР, МАСЛОВЫМ и ШОЛЕМОМ происходили больше всего вечерами в различных кафе гор. Берлина. 

Вопрос: Моисей ЛУРЬЕ встречался с Рут ФИШЕР и МАСЛОВЫМ помимо Вас?

Ответ: Да, он мне рассказывал, что вечером 4-го марта 1933 г. он имел свидание с Рут ФИШЕР и МАС­ЛОВЫМ в берлинском ресторане возле вокзала метро "КНИ".

Вопрос: Воспроизведите характер Ваших последних бесед с Рут ФИШЕР, МАСЛОВЫМ и ШОЛЕМОМ.

Ответ: Рут ФИШЕР, МАСЛОВ и ШОЛЕМ как многолетние наши политические друзья, совершенно не конспириру­ясь, делились со мной и моим мужем ЛУРЬЕ Моисеем своими политическими настроениями и планами. В этот период они являлись активными сторонниками Троцкого и вели работу по его прямым директивам и на его средства.

Победу Гитлера Рут ФИШЕР, МАСЛОВ и ШОЛЕМ рассматривали прежде всего как удар по престижу СССР, как удар по ВКП(б) и Коминтерну и утверждали, что эта побе­да фашистов создает очень благоприятные условия для ак­тивизации работы троцкистов как в международном масшта­бе, так и особенно внутри СССР.

На наш вопрос, на кого ориентируются они, строя планы развертывания контрреволюционной троцкистской борьбы в СССР, ‒ Рут ФИШЕР и МАСЛОВ говорили, примерно, так: "В СССР много троцкистов. Многие из них законспирированы и неизвестны партии. Они учтут создавшееся положение, при нашей помощи организуют исключенцев из ВКП(б) и поведут решительную борьбу против нынешнего руководства ЦК ВКП(б) и в особенности против Сталина". МАСЛОВ упоминал при этом, что в СССР под видом полит­эмигрантов выехало значительное количество троцкистов из Германии и других стран, которые в борьбе против ЦК ВКП(б) и против Сталина также займут соответствующие места.

МАСЛОВ, Рут ФИШЕР и ШОЛЕМ заявляли мне и моему мужу, что одной из их задач в настоящее время является организация IV Интернационала, который должен стать международным объединением троцкистов.

Вопрос: Вы сказали не все. Приведите более подробно переговоры между Рут ФИШЕР и МАСЛОВЫМ, с одной стороны, и М. ЛУРЬЕ и Вами, – с другой, перед Вашим отъездом в СССР?

Ответ: В неоднократных беседах с моим мужем, ко­торые происходили в моем присутствии перед отъездом му­жа в СССР, Рут ФИШЕР и особенно МАСЛОВ подробно инструктировали нас наряду с подпольной агитацией и пропаган­дой троцкистских идей в СССР пропагандировать среди троцкистов в Москве главным образом установки Троцко­го на подготовку вооруженного восстания против совет­ской власти и необходимость перехода троцкистов к орга­низации террористических актов против руководителей ВКП(б) и в первую очередь против Сталина.

Вопрос: Стало быть, установку МАСЛОВА и Рут ФИ­ШЕР как вести борьбу с ВКП(б) по вашем прибытии в СССР Вы приняли как прямую директиву?

Ответ: Да, это было задание Троцкого, передан­ное нам через Рут ФИШЕР и МАСЛОВА.

Вопрос: К кому Рут ФИШЕР и МАСЛОВ дали Вам яв­ки в Москву?

Ответ: Явку в Москву получил мой муж ЛУРЬЕ Мо­исей к бывшему эмиссару Зиновьева в Берлине (период с 1907 г. до осени 1931 г.) ГЕРЦБЕРГУ, Александру Влади­мировичу, который к моменту выезда мужа в СССР прожи­вал в Москве и работал в качестве заведующего в "Точприборимпорт".

Лично же я, как уже показала, выехала в Москву позднее мужа и перед выездом в конце марта 1933 г. я встретила в Берлине Вернера ШОЛЕМА, который просил меня передать мужу, что он, ШОЛЕМ, собрал и сохраняет у себя весь архив троцкистской организации.

Вопрос: Какое поручение получил Ваш муж от Рут ФИШЕР и МАСЛОВА для ГЕРЦБЕРГА А.В.?

Ответ: Рут ФИШЕР и МАСЛОВ дали задание моему мужу ознакомить ГЕРЦБЕРГА А.В. с последними установка­ми Троцкого о необходимости подготовки вооруженного восстания против советской власти и организации терро­ристических актов против членов Политбюро и ЦК ВКП(б) и главным образом против Сталина.

Вопрос: Ваш муж принял это задание?

Ответ: Да, принял.

Вопрос: Он выполнил это задание?

Ответ: Да.

Вопрос: Откуда Вам это известно?

Ответ: Мой муж приехал в Москву 9/III-33 г., а я прибыла 9/IV-33 г. За этот промежуток временя ЛУРЬЕ Моисей установил в Москве связь с ГЕРЦБЕРГОМ А.В., посещая друг друга. С моим приездом в Москву ГЕРЦБЕРГ выделил для нас из своей жилплощади одну комнату, в ко­торую в мае м<еся>це 1933 года переехала моя мать Дора Самсоновна КОЙГЕН.

Вопрос: Ваш муж Вам сообщил, как он выполнил задание Рут ФИШЕР и МАСЛОВА?

Ответ: Он подчеркивал, что он с ГЕРЦБЕРГОМ во всем откровенен и что задание Рут ФИШЕР и МАСЛОВА ГЕРЦБЕРГУ А.В. сообщено. Мне известно, что ГЕРЦБЕРГ А.В. осенью 1933 года в моем присутствии подробно инструкти­ровал моего мужа, как ему вести себя на предстоящей чистке партии. ГЕРЦБЕРГ дал ему установку на чистке ни­чего не говорить о троцкистском прошлом.

Вопрос: С кем из членов троцкистско-зиновьевского центра был связан ГЕРЦБЕРГ в Москве?

Ответ: ГЕРЦБЕРГ А.В. и его жена ПОЗДЕЕВА М.В. были связаны с Г. Зиновьевым и систематически посещали его квартиру.

Вопрос: Что Вам говорили ГЕРЦБЕРГ и ПОЗДЕЕВА о Зиновьеве?

Ответ: ПОЗДЕЕВА до самого ареста в беседах с нами называла Зиновьева своим "учителем" и "вождем" и считала его для себя и мужа единственным авторитетом. ГЕРЦБЕРГ А.В. информировал моего мужа и меня, что Зи­новьев Г. и его сторонники значительно укрепили свои позиции в партии, стали пользоваться доверием, заняли ответственные места и что теперь для зиновьевцев обста­новка и условия работы значительно улучшились.

Вопрос: Кто еще был связан с Зиновьевым?

Ответ: Лично с Зиновьевым были близко связаны ВУЙОВИЧ и БУДЗИНСКАЯ Регина. В 1934 г. они жили на даче в одном поселке с Г. ЗИНОВЬЕВЫМ и систематически там встречались.

Вопрос: ЛУРЬЕ Моисей имел связь с Г. Зиновьевым?

Ответ: В 1934 г. летом Регина БУДЗИНСКАЯ не­сколько раз говорила моему мужу, что его желает видеть Г. Зиновьев, и настоятельно уговаривала мужа поехать вместе с ней на дачу к Зиновьеву. Поездки эти как-то случайно не состоялись. Мне известно, что муж мой посе­щал Г. Зиновьева в 1934 г. в редакции "Большевик" и один раз был у Зиновьева на его московской квартире.

Вопрос: Какие беседы имел ваш муж с Г. Зиновь­евым?

Ответ: Я не присутствовала. Со слов мужа, ЛУРЬЕ М.И., после его возвращения с квартиры Г. Зиновьева мне известно, что мой муж и Зиновьев беседовали об установках германской социал-демократии и что после этой бесе­ды они обсуждали последние установки Троцкого о восста­нии и терроре и говорили вообще о троцкизме.

Вопрос: Ваш муж говорил Вам, какую он дал ин­формацию Зиновьеву о Рут ФИШЕР и МАСЛОВЕ?

Ответ: Да. Он назвал МАСЛОВА и Рут ФИШЕР главными проводниками идей Троцкого по вопросу подготовки вооруженного восстания в СССР и организации терактов над руководителями партии.

Вопрос: Когда состоялась эта встреча Вашего му­жа с Г. Зиновьевым?

Ответ: Летом 1934 года. Точнее, в конце июля или в начале августа 1934 года.

Вопрос: Как Вы реагировали на убийство т. КИРОВА? 

Ответ: Я спросила у мужа, что он знает о Киро­ве. И когда ЛУРЬЕ М.И. рассказал мне о роли Кирова в партии и о том, что Киров является тем лицом, которое разгромило зиновьевцев в Ленинграде, я в первый же день убийства Кирова сказала мужу, что Киров убит троц­кистами и зиновьевцами.

Вопрос: Почему Вы пришли к такому выводу?

Ответ: Я знала об установках Троцкого о тер­роре. Знала о задании Рут ФИШЕР и МАСЛОВА моему мужу ЛУРЬЕ М.И. о ведении в СССР пропаганды о подготовке вооруженного восстания и организации террористических актов над руководителями ВКП(б). Я знала также, что мой муж передал это задание Рут ФИШЕР и МАСЛОВА ГЕРЦБЕРГУ А.В. и что они беседовал о последних установках Троцко­го и о политических взглядах Рут ФИШЕР и МАСЛОВА лично с Г. Зиновьевым. Сопоставляя эти данные и узнав при этом от мужа, что Киров разгромил в Ленинграде зиновьевцев, я не могла сделать себе никакого иного вывода, как только тот, что Кирова убили зиновьевцы. Это я и выс­казала 1-го декабря 1934 года своему мужу ЛУРЬЕ М.И.

Вопрос: Как реагировал на это Ваше заявление Ваш муж ЛУРЬЕ М.И.?

Ответ: Он мне ответил: "Может быть ты и права".

Вопрос: Что Вам известно о ленинградских свя­зях ГЕРЦБЕРГА и ПОЗДЕЕВОЙ?

Ответ: Со слов ПОЗДЕЕВОЙ М.В. и ГЕРЦБЕРГА А.В. мне известно, что они имели широкие связи в кругах зиновьевцев и троцкистов, проживавших до убийства Кирова в г. Ленинграде и Кронштадте. Сама ПОЗДЕЕВА М.В. мне рассказывала, что до 14 съезда ВКП(б) она возглавляла женотдел ленинградской партийной организации, проводи­ла в Ленинграде активную подпольную деятельность по личным заданиям Г. Зиновьева и была делегирована зиновьевцами на 14 партийный съезд. ГЕРЦБЕРГ и ПОЗДЕЕВА не­однократно говорили мне и моему мужу ЛУРЬЕ, что они знают каждого зиновьевца в Ленинграде и всегда хорошо осведомлены о подпольной работе зиновьевцев.

Вопрос: А что конкретно говорили Вам ГЕРЦБЕРГ и ПОЗДЕЕВА о подпольной работе зиновьевцев в Ленинграде?

Ответ: Они не конкретизировали, но неоднократ­но подчеркивали, что своевременно и подробно информи­руются о подпольной деятельности троцкистов и зиновьев­цев в Ленинграде.

Вопрос: К ГЕРЦБЕРГ<У> и ПОЗДЕЕВОЙ приезжал кто-нибудь из Ленинграда?

Ответ: Да, в 1934 году приезжала из Ленинграда в Москву и останавливалась у ГЕРЦБЕРГ видная работница зиновьевского подполья, которая тогда состояла в качестве зава или зам<естителя> зава Ленинградского радио-комитета (фамилию ее я забыла). Позднее я узнала, что эта зиновьевка арестована и осуждена по делу убийства Кирова.

Несколько раз в 1934 г. к ГЕРЦБЕРГУ приезжал из Ленин­града его приятель врач по имени Константин, а перед убийством Кирова к ГЕРЦБЕРГУ приезжала из Ленинграда жена Константина Раиса Александровна.

Вопрос: А сам ГЕРЦБЕРГ бывал в Ленинграде?

Ответ: Да. ГЕРЦБЕРГ А.В. ездил в Ленинград в ноябре 1934 года – перед кировскими событиями.

Вопрос: Вы беседовали с ГЕРЦБЕРГ<ОМ> А.В. о его по ездке в Ленинград?

Ответ: Да. Я и мой муж ЛУРЬЕ М.И. на квартире ГЕРЦБЕРГА (Дангауэровская слобода, дом № 7, кв. 29) имели беседу с ГЕРЦБЕРГ<ОМ> А.В. после его возвращения из Ле­нинграда.

Вопрос: Что Вам рассказывал ГЕРЦБЕРГ А.В. об этой своей поездке?

Ответ: Мне и мужу ГЕРЦБЕРГ А.В. рассказывал конспиративно, что он в Ленинграде виделся с многими своими старыми друзьями-зиновьевцами, которые очень дружески его приняли. Говорил, что ему удалось хорошо выполнить в Ленинграде все поручения Гриши (имеется в виду Г. Зиновьев) и на вопрос моего мужа, в каком состоянии находится ленинградское подполье, – ГЕРЦБЕРГ А.В. дал такую оценку: "Зиновьевцы в Ленинграде работают весьма активно. Их деятельность значительно облегчает­ся той всеобщей амнистией зиновьевцам, которая дана им партией после 17 съезда ВКП(б). Наши люди снова зани­мают руководящие посты, дороги им открыты, и они гото­вят крупные дела, которые в самом близком будущем из­менят коренным образом не только положение оппозици­онеров, но и всю политическую линию партии и прави­тельства".

Вопрос: О каких подготовляемых зиновьевцами "крупных делах" говорил ГЕРЦБЕРГ А.В.?

Ответ: ГЕРЦБЕРГ А.В. говорил, что ленинград­ские зиновьевцы не простили Кирову разгрома ленинград­ской оппозиции и деятельно готовятся убрать Кирова.

Вопрос: Что значит "убрать Кирова"?

Ответ: ГЕРЦБЕРГ не расшифровал этих слов. Речь шла безусловно о подготовке теракта над Кировым.

Вопрос: Какие задания ЗИНОВЬЕВА выполнял ГЕРЦБЕРГ в Ленинграде?

Ответ: Из условий конспирации мы не спросили у ГЕРЦБЕРГА об этом, а сам он нам не сказал.

Вопрос: С кем из участников "московского цен­тра" зиновьевцев Вы имели встречи после убийства Кирова?

Ответ: ВУЙОВИЧА не встречала. БУДЗИНСКУЮ виде­ла два раза: один раз я вызвала ее к себе на службу в 3-й день после ареста зиновьевца ГЕРТИКА Артема для того, чтобы по заданию ГЕРЦБЕРГА и ПОЗДЕЕВОЙ предупре­дить ее и ее мужа ВУЙОВИЧА о начавшихся арестах зиновьевцев. В другой раз 16-18/XII-34 г. она сама заходила к нам на квартиру.

ГЕРЦБЕРГ и ПОЗДЕЕВУ вместе я видела один раз у них на квартире на другой день после ареста ГЕРТИКА, о чем их предупредила дочь ГЕРТИКА. В последний раз я встретила ПОЗДЕЕВУ случайно на улице у трамвайной ос­тановки на площади Ногина после ареста ее мужа ГЕРЦ­БЕРГА.

Вопрос: Какие разговоры происходили у Вас с Региной БУДЗИНСКОЙ по вопросу убийства т. Кирова?

Ответ: Во время посещения нашей квартиры в де­кабре 1934 г. БУДЗИНСКАЯ Регина в разговоре со мной и моим мужем ЛУРЬЕ Моисеем заявила буквально, что "убий­ство Кирова – дело наших рук" и что, если стрелявший в Кирова станет на путь признаний, то арестуют ее, БУДЗИНСКУЮ, и ее мужа ВУЙОВИЧА. Со слов БУДЗИНСКОЙ я ясно поняла, что троцкистско-зиновьевский центр осуществил тот план уничтожения Кирова, о котором говорил мне и моему мужу ЛУРЬЕ М.И. ГЕРЦБЕРГ А.В. после своего воз­вращения из Ленинграда в ноябре 1934 года.

Вопрос: Что Вы говорили по вопросу убийства т. Кирова с ГЕРЦБЕРГ и ПОЗДЕЕВОЙ М.В.?

Ответ: Повторяю, что ГЕРЦБЕРГ и ПОЗДЕЕВУ вме­сте я видела, после убийства Кирова только один раз, когда после ареста ГЕРТИКА Артема я зашла к маме, которая жила у ГЕРЦБЕРГА. ГЕРЦБЕРГ тогда сообщил мне, что аре­стован ГЕРТИК. Жена его ПОЗДЕЕВА добавила, что ГЕРТИК арестован в связи с убийством Кирова, что начались аресты оппозиционеров, и высказала боязнь, что "теперь нас всех могут арестовать". ПОЗДЕЕВА просила меня преду­предить Регину БУДЗИНСКУЮ о начавшихся арестах и, в частности, об аресте ГЕРТИКА.

Во время случайной встречи с ПОЗДЕЕВОЙ М.В. на площади Ногина после ареста ее мужа ГЕРЦБЕРГА А.В., ПОЗДЕЕВА М.В. сильно беспокоилась за судьбу мужа и высказывала предположение, что на днях должны аресто­вать и ее. На мои успокоения и уговоры ПОЗДЕЕВА М.В. заявила: "Дело очень серьезное... Шуру (ГЕРЦБЕРГ<А>) и меня расстреляют". На мой вопрос, почему она, ПОЗДЕЕВА пришла к таким крутым выводам, ‒ Мария Васильевна ПОЗДЕЕВА мне ответила: "Как ты, Иза, не понимаешь, ведь Кирова убили наши выборжцы".

Вопрос: Почему "выборжцы"?

Ответ: Эта фраза П03ДЕЕВ0Й мне стала понятной только после того, когда я прочитала обвинительное за­ключение по делу убийцы Николаева, где было сказано, что Николаев и Котолынов работали в свое время в Выборгском райкоме ВЛКСМ в Ленинграде.

Я поняла, что при последнем разговоре со мной ПОЗДЕЕВА имела в виду именно Котолынова и Николаева, о деятельности которых она безусловно знала.

Вопрос: Почему ГЕРЦБЕРГ и БУДЗИНСКАЯ сочли возможным говорить с Вами откровенно?

Ответ: Они считали меня членом своей подполь­ной организации, хотя и не требовали от меня активной работы. Они знали также, что я полностью в курсе всей троцкистской деятельности своего мужа и что я, как и мой муж ЛУРЬЕ, Моисей Ильич, считаю террор как метод борьбы с руководством ВКП(б) для себя приемлемым.

Вопрос: ГЕРЦБЕРГ и БУДЗИНСКАЯ посвятили Вас в план организации террористических актов?

Ответ: О том, что готовится теракт над Кировым, я знала, повторяю, со слов ГЕРЦБЕРГА А.В. в ноябре 1934 года. После убийства Кирова Регина БУДЗИНСКАЯ под­твердила в беседе со мной и с моим мужем ЛУРЬЕ М.И., что к убийству Кирова причастны как она сама, БУДЗИНСКАЯ, так и ее муж ВУЙОВИЧ. Ничего кроме этого со слов ГЕРЦБЕРГ<А> и БУДЗИНСКОЙ мне известно не было.

Вопрос: Вы продолжали оставаться на террористи­ческих позициях и после убийства т. Кирова?

Ответ: Да. После убийства Кирова троцкисты, в том числе и я, КОЙГЕН И.И., не отказались от борьбы с ВКП(б) путем террора и считали, что убийство Кирова было лишь начальным звеном в целой цепи террористических актов.

Вопрос: Кто Вам известен из троцкистов, которые после убийства т. Кирова стояли на позиции террора?

Ответ: После убийства Кирова не отказались от террора и проповедовали террор против руководителей ВКП(б) как программу действий троцкистов – БУДЗИНСКАЯ Регина и мой муж ЛУРЬЕ Моисей. Кроме того, я считаю, что террор как один из основных методов борьбы троц­кистов с ВКП(б) считают приемлемым известные мне скры­тые троцкисты ЛУРЬЕ, Натан Лазаревич и профессор новой истории – декан исторического факультета МГУ – ФРИДЛЯНД, Григорий Самойлович.

Вопрос: Из чего Вы заключаете, что Натан ЛУРЬЕ и ФРИДЛЯНД Г.С. считают приемлемым террор как метод борьбы с ВКП(б)?

Ответ: Натана ЛУРЬЕ я знала в Берлине как ак­тивного троцкиста, резко выступавшего против руковод­ства ВКП(б) и главным образом против Сталина. В Мо­скве я имела встречи с Натаном ЛУРЬЕ в 1933 году и знаю, что тогда он целиком разделял установки Троцкого о необходимости вооруженного восстания против советской власти и организации терактов против руководителей ВКП(б). Муж мой ЛУРЬЕ Моисей имел периодические встречи с ЛУРЬЕ Натаном в 1933, 1934 и 1935 г.г. Со слов мужа мне из­вестно, что последняя встреча у него с Натаном ЛУРЬЕ состоялась в декабре месяце 1935 г. в Москве.

Вопрос: Что Вам рассказывал Ваш муж ЛУРЬЕ М.И. о его последней встрече с ЛУРЬЕ Натаном?

Ответ: Муж рассказал мне, что ЛУРЬЕ Натан про­должает стоять на позициях террора и по-прежнему всеце­ло разделяет программу действий Троцкого о необходимо­сти организации в Союзе вооруженного свержения соввласти и применения террористических актов в борьбе с руководством ВКП(б).

Вопрос: Кого еще называл Ваш муж ЛУРЬЕ М.И. из троцкистов, стоящих на позициях террора?

Ответ: ЛУРЬЕ Моисей рассказывал мне, что в Москве, в редакции газеты "За индустриализацию" сущест­вует законспирированная троцкистская группа, в состав которой входят троцкисты: ВИЛЕНЧУК, ЮРИН [2] (он же ШТАУЭР Ганс) и ТАНИН-КАПЛАН. По словам мужа, эта троцкистская группа тесно связана с известным мне и мужу по Берлину троцкистом МУШИНСКИМ [3] и систематически вечерами собирается. Вся эта группа, по словам мужа, целиком одобря­ет программу действия Троцкого, в том числе и террор как метод борьбы с руководством ВКП(б).

Вопрос: Кто Вам говорил о принадлежности ФРИДЛЯНДА Г.С. к контрреволюционной троцкистской организации?

Ответ: О том, что ФРИДЛЯНД Г.С. организационно связан с троцкистами, мне никто не говорил, но, сопоста­вляя ряд фактов его двурушнических поступков, я лично убеждена в том, что он состоял и состоит на террористических троцкистских позициях. Факты следующие: 1) когда после убийства Кирова ЛУРЬЕ Моисей хотел выступить на партийном собрании с саморазоблачением своей лично троцкистской и террористической деятельности, ФРИДЛЯНД Г.С. категорически воспретил ему выступать и предложил ему немедленно уехать в отпуск, дабы избежать ареста. Помимо этого, ФРИДЛЯНД Г.С. лично мне звонил по теле­фону и просил меня воздействовать на мужа в том же направлении. 2) 29-го апреля 1936 г. я сообщила ФРИДЛЯНДУ Г.С. об аресте моего мужа. ФРИДЛЯНД Г.С. мне заявил: "Ваш муж сам виноват, не слушался меня, был недостаточно конспиративен, не умел разбираться в лю­дях, болтал лишнее с кем не следует". 3) Лично знаю, что ФРИДЛЯНД Г.С. был близко связан с Л.Б. КАМЕНЕВЫМ, и в моем присутствии вечером 2 или 3 декабря 1934 г. состоялся разговор по телефону между КАМЕНЕВЫМ и женой ФРИДЛЯНДА – Нехамой Львовной, когда КАМЕНЕВ справлялся о состоянии здоровья ФРИДЛЯНДА Г.С. 4) В период с августа 1934 года по январь 1935 г. я и мой муж встреча­лись с ФРИДЛЯНДОМ Г.С. не реже двух раз в пятидневку у него или у нас на квартире. При встречах всегда велись политические разговоры, и в этих разговорах ФРИД­ЛЯНД Г.С. постоянно излагал троцкистские взгляды по всем вопросам политической линии партии и правительст­ва и резко клеветнически отзывался о Сталине. Он всег­да особенно резко и часто в циничной форме [4] высказывался против Сталина в связи с его письмом в журнал "Пролетарская революция". 5) Со слов моего мужа ЛУРЬЕ М.И. мне известно, что в первые дни после убийства Кирова ФРИДЛЯНД Г.С. доказывал мужу, что одним актом над Ки­ровым дело не ограничится, что за убийством Кирова не­избежно последуют террористические акты над другими членами Политбюро ВКП(б). В подтверждение своих дово­дов ФРИДЛЯНД Г.С. доказывал ЛУРЬЕ Моисею, что в Союзе вообще неспокойно, население недовольно политикой пар­тии и что 6-го ноября 1934 г. готовился якобы теракт над Сталиным в Большом театре. Тогда же ФРИДЛЯНД Г.С. рассказывал моему мужу ЛУРЬЕ М.И., что 6-го нояб­ря 1934 г. якобы имело место контрреволюционное вы­ступление части Московской пролетарской стрелковой ди­визии, которую вывел на улицу один из командиров РККА и произнес перед частью контрреволюционную речь. По словам ФРИДЛЯНДА, этот командир РККА даже не был бойцами арестован, из чего ФРИДЛЯНД заключил, что Красная армия настроена враждебно к руководству ВКП(б) и советской власти.

Вопрос: Бывали ли Вы на квартире у ФРИДЛЯНДА Г.С. [5]

Ответ: Да, и очень часто в период с августа 1934 г. по январь 1935 года.

Вопрос: Кого из троцкистов Вы встречали на квартире ФРИДЛЯНДА Г.С.?

Ответ: ТЕР-ВАГАНЯНА, декана исторического фа­культета Ленинградского университета ЗАЙДЕЛЯ, историка СЛУЦКОГО [6] и Регину БУДЗИНСКУЮ. Знаю, что его квартиру посещал также ТОМСИНСКИЙ.

Вопрос: Что Вам известно о ЗАЙДЕЛЕ и ТОМСИНСКОМ?

Ответ: Со слов мужа ЛУРЬЕ Моисея мне изве­стно, что ЗАЙДЕЛЬ и ТОМСИНСКИЙ неразоружившиеся троц­кисты и что между ними и ФРИДЛЯНДОМ Г.С. существовала организационная политическая связь.

Вопрос: В чем заключается эта их политическая связь?

Ответ: В том, что ФРИДЛЯНД Г.С. являлся идей­ным руководителем ленинградской троцкистской группы, в которую входили ЗАЙДЕЛЬ, ТОМСИНСКИЙ и другие лица из профессуры и аспирантуры.

Вопрос: Ленинградская группа ЗАЙДЕЛЯ одобряла террор как метод борьбы с ВКП(б)?

Ответ: Да.

Вопрос: Откуда Вам это известно?

Ответ: Я знаю, что мой муж ЛУРЬЕ М.И. излагал перед ЗАЙДЕЛЕМ и ТОМСИНСКИМ свои террористические взгляды во время их пребывания в Москве в 1934 году и ТОМСИНСКОМУ – в 1935 году. Расхождений во взглядах на террор у них не было. После этого, как мне известно, ЗАЙДЕЛЬ поддерживал кандидатуру моего мужа для работы на Московском истфаке, зная хорошо мужа со слов ФРИДЛЯНДА и ТОМСИНСКОГО.

Вопрос: В чем выразилось конкретное руковод­ство ФРИДЛЯНДА ленинградской группой?

Ответ: В передаче группе ЗАЙДЕЛЯ и ТОМСИНСКО­ГО установок Каменева о терроре.

Вопрос: Получала ли группа ЗАЙДЕЛЯ задания на производство терактов?

Ответ: Знаю только со слов мужа, что террори­стические установки, данные ЗАЙДЕЛЮ и его группе ФРИДЛЯНДОМ, были направлены в разные периоды против Киро­ва и Жданова.

Вопрос: Кого Вы предупреждали об аресте ГЕРТИКА и по чьему заданию?

Ответ: По заданию ГЕРЦБЕРГ<А> и ПОЗДЕЕВОЙ я выз­вала к себе на службу БУДЗИНСКУЮ и предупредила ее об аресте ГЕРТИКА.

Вопрос: Кого Вы предупреждали об аресте ГЕРЦБЕРГА и ПОЗДЕЕВОЙ и по чьему заданию?

Ответ: Я предупредила по телефону ВУЙОВИЧА по собственной инициативе. Из понятных условий конспира­ции я звонила не по собственному телефону и не из своей квартиры, а специально для этой цели зашла в гостиницу "Союзная".

Вопрос: Что Вы говорили с Вашим мужем после осуждения ГЕРЦБЕРГА и ПОЗДЕЕВОЙ?

Ответ: Раз нас не вызвали на допрос и не аре­стовали, мы сделали вывод, что ГЕРЦБЕРГ и ПОЗДЕЕВА не разоблачили нас и оставили как резерв для продолжения террористической деятельности.

Вопрос: После Вашего выезда из Берлина в СССР Вы имели какие-либо сведения о Рут ФИШЕР и МАСЛОВЕ?

Ответ: Да. В октябре 1933 г. к нам из Парижа в Москву приезжал политический агент Рут ФИШЕР и МАСЛО­ВА – СВЕНТИ Вильгельм.

Вопрос: Кто такой СВЕНТИ Вильгельм и где он на­ходится в настоящее время?

Ответ: СВЕНТИ – врач-публицист, член германской компартии. Насколько мне известно, СВЕНТИ приезжал в СССР и уехал обратно по заданиям ИККИ. Фактически же СВЕНТИ приезжал в Москву для связи с мужем и с зада­нием от Рут ФИШЕР и МАСЛОВА проконтролировать выполне­ние мужем их заданий. СВЕНТИ некоторое время работал со мной в одной организации – секции иновещания, про­шел в Москве чистку партии, скрыл на чистке о своей троцкистской деятельности и в конце 1933 года выехал за границу.

Вопрос: СВЕНТИ виделся с Вашим мужем в Москве?

Ответ: Да.

Вопрос: Как установил СВЕНТИ связь с Вами и с Вашим мужем в Москве?

Ответ: Через меня. Он был у нас в гостинице "Союзная" в комнате № 12 и передал мужу привет от Рут ФИШЕР и МАСЛОВА словами, которые Рут ФИШЕР очень часто употребляла. СВЕНТИ заявил мужу: "Рут ФИШЕР считает Вас единственно приличным человеком, с которым можно говорить обо всем, не боясь предательства".

Вопрос: О чем информировали Вы и Ваш муж СВЕНТИ Вильгельма перед его выездом за кордон?

Ответ: Я никакой информации не давала, так как это было в компетенции мужа, ЛУРЬЕ. Какую информацию передавал муж – мне неизвестно.

Вопрос: Передал ли Вам СВЕНТИ какие-либо допол­нительные директивы Рут ФИШЕР и МАСЛОВА?

Ответ: Нет.

Вопрос: Когда СВЕНТИ покинул Москву?

Ответ: Он выехал неожиданно поздней осенью 1933 года.

 

И. КОЙГЕН.

 

ДОПРОСИЛИ:

ЗАМ. НАЧ. УПРАВЛЕНИЯ НКВД МО –

СТ. МАЙОР ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ (РАДЗИВИЛОВСКИЙ

 

НАЧ. ОСОБОГО ОТДЕЛА УНКВД МО – 

СТ. МАЙОР ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ (АРНОЛЬДОВ)

 

ПОМ. НАЧ. ОСОБ. ОТД. УНКВД МО­ –

СТ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ (ХОРОШИЛКИН)

 

Верно:

ОПЕРУПОЛНОМ. З ОТД. СПО ГУГБ – 

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (УЕМОВ)

 

 

РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 226, Л. 114-136


[1] Вернер Шолем, род. 29 декабря 1895 г. в еврейской семье в Берлине. Отец был владельцем типографии. Вступил в КПГ в 1920 г. С 1921 г. – редактор «Роте Фане». с 1924 по 1927 – депутат Рейхстага. Возглавлял так называемую группу «Фишер-Маслова», связанную с тогдашним председателем Коминтерна Г.Е. Зиновьевым., которая и образовала «ультралевое» руководство партии в 1923 г. После смещения левого руководства КПГ симпатизировал троцкистам и левой оппозиции. Был арестован нацистами в 1933 г. В 1938 г. помещен в Бухенвальд. Расстрелян нацистами в 1940 г.

[2] Имеется в виду К.Б. Берман-Юрин.

[3] Предположительно Мушинский Соломон Владимирович, род. 1897, г. Ломжа (Польша), б/п, обр. среднее, консультант Объединенного научно-технического издательства при НКТП, на момент ареста проживал по адресу: г. Москва, Новинский б-р, 6, кв. 40. Арестован 18 мая 1936 г., приговорен ВКВС СССР к расстрелу и расстрелян 5 ноября 1936 г. по обвинению в участии в к.-р. организации и подготовке тер. акта. 

[4] Писатель Феликс Светов в конце 1980-х годов ознакомился с делом своего отца Г.С. Фридлянда и в книге «Мое открытие музея» написал следующее: «Семь первых допросов в июне 36-го — полное отрицание вины, голос еще свободного человека. Да, знал того-то и того-то; да, критиковал статью Сталина об «историческом фронте», ибо она давала возможность расправы с неугодными историками; да, как человек несдержанный, возможно, говорил об этом резко, порой «в циничной форме» (матом, что ли — о Сталине?). Никогда не был организационно связан с троцкистами, ни с какими контрреволюционными организациями, ни с какими организациями террористическими. Категорически отрицаю, наглая ложь... Дальше пошли сотни страниц допросов свидетелей (имена, хорошо мне известные по детству, по книгам): Фридлянд состоял в правотроцкистском блоке; был одним из руководителей террористических организаций; крайне озлоблен против руководства партии, человек решительных действий, с большой силой воли, умением подчинять людей своему влиянию; принимал непосредственное участие в подготовке и проведении терактов (Киров, Сталин, Каганович, Ворошилов...)...»

[5] В книге «Опыт биографии» Феликс Светов пишет о М. Лурье: «Мне трудно хоть что-нибудь сказать о Лурье, обвинить его в чем-то. Едва ли он был злым гением, провокатором, а гестапо тут явно ни при чем. Я запомнил интеллигентного толстячка, наверно, любителя сладко поесть, человека с юмором и несомненными познаниями. С отцом они говорили подолгу с очевидным для обоих интересом. Помню их долгие прогулки, в которых я иногда участвовал. Мы жили тогда под Москвой, в деревне, ходили на реку, переправлялись на пароме. … Лурье рассказывал анекдоты с древними сюжетами, мама смущалась, и много позже, когда я читал Франса, …  то часто видел перед собой крутой берег Москвы-реки, старенький паром, на который всегда набивались козы, и отца с Лурье, тихо переговаривающихся о чем-то от всего этого очень далеком. Лурье снимал шляпу, застенчиво улыбался и, пропуская впереди себя цокающих копытцами коз, говорил им вслед что-то красивое, на непонятном мне языке, отец громко смеялся, а паромщик понимающе подмигивал мне, как сообщнику, засовывая в карман, видимо, щедрую плату за перевоз».

[6] Слуцкий Анатолий Григорьевич, (15 июля 1894 года, г. Челябинск — 1 января 1979) - советский историк, занимавшийся вопросами истории международного коммунистического движения. По некоторым данным, арестован в 1937 г., осужден на многолетнее заключение в лагерях ГУЛАГА. 

Comments