ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


СОВ. СЕКРЕТНО

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) -

тов. СТАЛИНУ,

 

В дополнение к нашему сообщению от 14/III-1936 г., № 55689, ‒ направляю Вам протоколы допросов арестованных: 1) КОЛОДИНА А.Г., от 15/III-с<его> г<ода>; 2) ДМИТРИЕВОЙ Л.Г., от 16/III-с<его> г<ода> и 3) ДМИТРИЕВА Г.Ф. от 16/III-с<его> г<ода>.

Названные в показаниях ДМИТРИЕВОЙ Л.Г. и ДМИТРИЕВА Г.Ф. ‒

1. ШАБАЛКИН П. ‒ член ВКП(б), в данное время заведующий партшколой в г. Хабаровске.

2. ЛЕОНОВ – член ВКП(б), якобы работает в качестве директора института советского права при 1-м МГУ.

3. АДАМЯН – член ВКП(б), преподаватель диамата ин-та философии ИКП.

4. ЛЕПЕШЕВ – член ВКП(б), бывш<ий> преподаватель ин<ститу>та мирового хозяйства и мировой политики. В данное время якобы работает начальником политотдела одного из совхозов,

нами устанавливаются, после чего будут арестованы.

 

ЗАМ. НАРОДНОГО КОМИССАРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СССР: (ПРОКОФЬЕВ)

 

20 марта 36 г.

№ 55754


 

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ОБВИНЯЕМОГО КОЛОДИНА, Александра Гавриловича

от 15-го марта 1936 года.

 

 

КОЛОДИН А.Г. 1904 г. рожд<ения>, ур<оженец> г. Иркутска, русский, гр<аждани>н СССР. До ареста старший инспектор Союзльносбыта. Бывший член ВКП(б), исключен за троцкизм в 1933 г., ранее исключался за то же в 1928 г., отбывал в 1929 г. ссылку за к.-р. троцкистскую деятельность.

 

ВОПРОС: На допросе от 8/III-с<его> г<ода> вы показали, что в к.-р. троцкистскую организацию вас вовлек ДМИТРИЕВ Г.Ф. Дайте показания при каких обстоятельствах и когда вы познакомились с ДМИТРИЕВЫМ

ОТВЕТ: В 1932 году у меня в комнате: Солянка, дом № 1, кв. 157 проживал мой близкий товарищ КАМЫШНЫЙ С.А. Этот КАМЫШНЫЙ С.А. рассказал мне о том, что у него есть знакомый, работающий вместе с ним в вечернем комвузе при ИКП Красной Профессуры, некий ДМИТРИЕВ Г.Ф. В начале 1932 года КАМЫШНЫЙ С.А. пригласил ДМИТРИЕВА Г.Ф. к нам и познакомил меня с ним. 

ВОПРОС: Кто еще присутствовал при Вашей первой встрече с ДМИТРИЕВЫМ Г.Ф.?

ОТВЕТ: Насколько я помню, присутствовал только КАМЫШНЫЙ С.А., но возможно была и моя жена ШОФЛЕР А.И.

ВОПРОС: После этого Вы встречались с ДМИТРИЕВЫМ?

ОТВЕТ: Да, встречался неоднократно.

ВОПРОС: Дайте показания о встречах, которые вы имели с ДМИТРИЕВЫМ Г.Ф.?

ОТВЕТ: В начале 1932 года вскоре после моего знакомства с ДМИТРИЕВЫМ он опять зашел ко мне и к КАМЫШНОМУ. Уходя от нас, ДМИТРИЕВ приглашал меня заходить к нему.

ВОПРОС: В эти первые ваши встречи с ДМИТРИЕВЫМ вы обсуждали какие-либо политические вопросы?

ОТВЕТ: Нет, это имело место позже, после того, как я стал бывать на квартире у ДМИТРИЕВА.

ВОПРОС: На какой улице находилась квартира ДМИТРИЕВА Г.Ф.?

ОТВЕТ: ДМИТРИЕВ Г.Ф. имел квартиру на Остоженке, дом № 53, кв. № 28.

ВОПРОС: Опишите квартиру ДМИТРИЕВА Г.Ф.

ОТВЕТ: Эта квартира находилась на втором этаже и состояла из 3-х комнат: кухня, один большой и один маленький коридор. В одной комнате помещалась спальня ДМИТРИЕВЫХ и их маленького ребенка, вторая комната была детской и третья комната – столовая и кабинет.

ВОПРОС: Опишите комнату ДМИТРИЕВА, которая была занята под столовую и кабинет?

ОТВЕТ: Комната размером около 20-ти метров в 2 окна, расположенных прямо против двери. Перед входом в комнату левая стена была занята большими полками с книгами. Между окнами стоял столовый стол, на столе – радиоприемник. У двери справа стояло пианино черного цвета, а за пианино у кафельной печи находилась софа.

ВОПРОС: Вы показали ранее, что бывали также у ДМИТРИЕВЫХ на даче. Где эта дача была расположена, и какая обстановка там имелась?

ОТВЕТ: Дача ДМИТРИЕВА Г.Ф. находилась в 4-х километрах от станции Хлебниково. Стояла она в лесу, причем вокруг нее больше дач не было. Дача представляла собою большое двухэтажное деревянное здание. В полутора километрах от дачи находился пруд. ДМИТРИЕВ занимал две комнаты на 2-м этаже и одну на первом, мне запомнилось большое количество кроватей в комнатах ДМИТРИЕВА, так как вместе с ним жили его дети, жена и домработница.

ВОПРОС: Когда ДМИТРИЕВ впервые заговорил с Вами на политические темы?

ОТВЕТ: Это было летом 1932 года, когда ДМИТРИЕВ пригласил меня с женой и КАМЫШНОГО С.А. к себе на дачу в Хлебниково. Мы там пробыли сутки. Я несколько раз замечал, что ДМИТРИЕВ Г.Ф. хотел со мною уединиться, но этому мешали присутствовавшие. Только вечером, уже перед самым отъездом, мы остались с ним вдвоем в момент, когда шли на ж<елезно>д<орожную> станцию. ДМИТРИЕВ спросил меня, каково мое настроение и как я отношусь к политике ВКП(б). Я ответил, что считаю политику ВКП(б) неправильной, что рабочий класс голодает, что ВКП(б) ведет страну к голоду. ДМИТРИЕВ на это мне сказал, что "все это верно, но зло заключается не в этом, а зло лежит в том, что диктатура пролетариата превратилась в кучку людей", утверждал далее ДМИТРИЕВ, что "эта кучка людей, т.е. руководство ВКП(б), оторвалось от масс и не представляет больше их интересы". При этом ДМИТРИЕВ ссылался на труды Ленина и заявил, что "ленинское понимание диктатуры пролетариата современным руководством ВКП(б) извращено". В дальнейшей беседе ДМИТРИЕВ заявил, что "он считает необходимым собирать кадры людей, понимающих гибельность политики, проводимой ВКП(б) и способных к активной борьбе". Он при этом спросил мое мнение. Я целиком согласился с его установками, и мы взаимно поняли, что у нас имеются общие к.-р. взгляды. В этот раз ДМИТРИЕВ подчеркнул также необходимость соблюдать осторожность и не болтать лишнего.

ВОПРОС: Сколько времени продолжалась эта беседа?

ОТВЕТ: Она продолжалась около 30-40 минут, пока мы шли до ж<елезно>д<орожной> станции.

ВОПРОС: При этой беседе кроме Вас и ДМИТРИЕВА никого не было?

ОТВЕТ: Да, мы были одни.

ВОПРОС: Когда и где Вы еще встречались с ДМИТРИЕВЫМ?

ОТВЕТ: Точно не помню, но, кажется, через несколько дней после того, как я был на даче у ДМИТРИЕВА, я созвонился с ним по телефону и зашел к нему на квартиру на Остоженку. В этот раз вместе со мною были: моя жена и случайно зашедший к нам мои знакомый ГАЙДУКОВ Р.А., ГАЙДУКОВ ранее не был знаком, и познакомил с ДМИТРИЕВЫМ его я. В этот раз моя беседа с ДМИТРИЕВЫМ была короткой, так как мешали посторонние.

ВОПРОС: О чем Вы беседовали в этот раз с ДМИТРИЕВЫМ и в какой обстановке происходила эта беседа?

ОТВЕТ: Так как нам мешали присутствующие, то в квартире нам поговорить не удалось. Мы разговорились только тогда, когда ДМИТРИЕВ пошел провожать нас до трамвайной остановки. В это время моя жена и ГАЙДУКОВ шли впереди, а мы немного отстали.

ВОПРОС: О чем Вы говорили с ДМИТРИЕВЫМ в эту Вашу встречу с ним?

ОТВЕТ: ДМИТРИЕВ продолжал высказывать такие же взгляды, как и в первый раз. Кроме того, он в эту встречу со мною утверждал, что "Советский Союз развивается по капиталистическому пути".

ВОПРОС: После этой встречи Вы виделись с ДМИТРИЕВЫМ?

ОТВЕТ: Да, виделся

ВОПРОС: Когда и где?

ОТВЕТ: Сказать точно затрудняюсь, но через сравнительно короткий промежуток времени. Это было в конце 1932 г. или в начале 1933 г. Встреча эта происходила опять на квартире ДМИТРИЕВА, куда я пришел вместе со своей женой – ШОФЛЕР А.И. У ДМИТРИЕВА мы застали целую компанию. В числе этой компании были муж и жена, близкие друзья ДМИТРИЕВЫХ, но фамилию сейчас вспомнить я не могу. Когда мы остались вдвоем в столовой, ДМИТРИЕВ опять начал высказывать контрреволюционные взгляды. В этот раз он утверждал, что "политика, проводимая руководством ВКП(б), в ближайшее время должна вызвать стихийный взрыв со стороны рабочего класса, который наконец скажет свое слово и начнет ломать станки". Я согласился с высказываниями ДМИТРИЕВА, и мы здесь же договорились о том, что необходимо изложить наши к.-р. взгляды в виде документа-платформы. Составление этой платформы ДМИТРИЕВ взял на себя. ДМИТРИЕВ по-прежнему настаивал на необходимости собирания кадров единомышленников. Так как я был крайне озлоблен против руководства ВКП(б) и хотел вести с ним активную борьбу, то я согласился с установками ДМИТРИЕВА и таким образом вновь вступил на путь нелегальной работы.

ВОПРОС: На допросе от 8/III с<его> г<ода> Вы дали показания о том, что ДМИТРИЕВ знакомил Вас с составленной им платформой Вашей организации. При каких обстоятельствах, когда и где это имело место?

ОТВЕТ: В течение 1933 года я неоднократно спрашивал у ДМИТРИЕВА, составил ли он платформу, однако он отговаривался тем, что очень занят и никак не может ее закончить. В одну из моих встреч с ним в 1933 году, когда я был у него на квартире, ДМИТРИЕВ в ответ на мою просьбу – показать платформу вынул из-под книг со своего письменного стола рукопись, сказав при этом, что она еще не закончена. Эта рукопись была написана почерком ДМИТРИЕВА черным карандашом на линованной бумаге большого формата. По обстоятельствам встречи (нам мешали присутствовавшие) я смог просмотреть только первые страницы этого документа. Помню, что первый раздел начинался с заголовка "отрыв ВКП(б) от масс".

ВОПРОС: Кто присутствовал, когда ДМИТРИЕВ знакомил Вас с платформой?

ОТВЕТ: Насколько я помню, при этом присутствовала, кажется, его жена – ДМИТРИЕВА Я.С., но точно я это не утверждаю.

ВОПРОС: Ранее Вы показали о том, что ДМИТРИЕВ снабжал Вас троцкистской литературой. Какую именно троцкистскую литературу и когда он Вам давал?

ОТВЕТ: В 1933 году, точно когда именно не помню, я получал от ДМИТРИЕВА книги ТРОЦКОГО. Среди них была книга "Новый этап" и еще, кажется, "Уроки октября" (в коричневой обложке). Эти книги я вернул обратно ДМИТРИЕВУ.

ВОПРОС: Предъявляю Вам экземпляр книги ТРОЦКОГО "Новый этап", принадлежащий ДМИТРИЕВУ Г.Ф. Узнаете ли Вы в этом экземпляре книги ТРОЦКОГО "Новый этап" именно ту книгу, которую Вы получали от ДМИТРИЕВА?

ОТВЕТ: Да, это она. Именно эту книгу мне тогда давал ДМИТРИЕВ Г.Ф.

ВОПРОС: Присутствовал ли кто-либо кроме Вас в тот момент, когда ДМИТРИЕВ передавал Вам троцкистскую литературу?

ОТВЕТ: Так как это было у него на квартире, допускаю, что в этот момент могла быть его жена – ДМИТРИЕВА Я.С.

ВОПРОС: На допросе от 8/III с<его> г<ода> Вы показали, что Вами лично были завербованы в состав Вашей к.-р. организации: СВЕТЛОВ Л.С., ЯГНИТИНСКИЙ М.И., ЛИБМАН А.С. Уточните Ваши показания по этому вопросу?

ОТВЕТ: К своим предыдущим показаниям по этому вопросу я могу добавить следующее: 1) Со СВЕТЛОВЫМ Л.С. я познакомился в Москве в 1931 г. СВЕТЛОВ бывал часто у меня на квартире, и я с ним находился в дружеских отношениях. Я систематически обрабатывал СВЕТЛОВА в к.-р. духе, высказывая ему свои троцкистские взгляды. К моим к.-р. высказываниям СВЕТЛОВ обычно относился сочувственно. Особенно усиленно я обрабатывал СВЕТЛОВА после того, как он был исключен из ВКП(б) за связь со мною как с троцкистом. 2) ЯГНИТИНСКОГО Михаила я знаю с 1930 г. Познакомился я с ним еще в бытность мою в Одессе. Со слов ЯГНИТИНСКОГО мне было известно о том, что он был троцкистом и активно работал в Одессе. С ЯГНИТИНСКИМ я опять встретился в Москве в 1935 году. Он стал бывать у меня на квартире, а так как он был в 1933 году исключен из ВКП(б), то я использовал это обстоятельство для к.-р. обработки ЯГНИТИНСКОГО. Так же, как и перед СВЕТЛОВЫМ Л.С., я и перед ЯГНИТИНСКИМ неоднократно выступал с к.-р. троцкистской позицией. 3) С ЛИБМАН А.С. я познакомился в 1933 году в помещении бывшей ЦКК ВКП(б), где я бывал с целью собирания сведений о настроениях исключенных коммунистов, а также для подбора подходящих кандидатов для вовлечения их в нашу организацию.[1] Там же в приемной ЦКК ВКП(б) я разговорился с ЛИБМАН – и выяснил, что она в прошлом была троцкисткой, за что исключалась из партии. Мы обменялись адресами и стали с ней переписываться. Она бывала у меня на квартире в 1935 году, когда приезжала в Москву из Минска, где она постоянно проживала. Еще в 1933 г. я начал обрабатывать ее в к.-р. троцкистском духе. ЛИБМАН разделяла мои троцкистские взгляды. Между прочим, от нее я выяснил о том, что она была связана, с одним белорусским профессором-националистом, который, по ее словам, разработал какую-то национал-фашистскую теорию, за что был исключен из ВКП(б). Фамилию этого профессора я сейчас не помню.

ВОПРОС: Вы ранее показали о том, что ДМИТРИЕВ Г.Ф. систематически разжигал у Вас террористические настроения. Уточните Ваши показания по этому вопросу?

ОТВЕТ: К тому, что мною было ранее показано, я имею сообщить следствию еще о том, что в одну из встреч с ДМИТРИЕВЫМ последний в целях обработки меня в террористическом духе рассказал мне контрреволюционную клевету, сводившуюся к тому, что "СТАЛИН убил АЛЛИЛУЕВУ, что руководство партии совершенно разложилось и что единственным выходом из положения является устранение руководства ВКП(б) и в особенности СТАЛИНА – любой ценой". Присутствовавшая при этом разговоре Я.С. ДМИТРИЕВА поддерживала своего мужа, допуская злобные к.-р. выпады по адресу СТАЛИНА. Она говорила при этом, что "СТАЛИН это кремлевский царек, который сидит за кремлевской стеной, оторвался от масс и творит то, что ему хочется".

ВОПРОС: Как Вы на это реагировали?

ОТВЕТ: Моя ненависть к руководству ВКП(б) и в особенности к СТАЛИНУ становилась еще больнее [2] и, как я уже показал ранее, под влиянием подобной обработки меня ДМИТРИЕВЫМ Г.Ф. <я> мог бы пойти на совершение террористического акта.

ВОПРОС: Вы обсуждали с ДМИТРИЕВЫМ факт убийства тов. КИРОВА?

ОТВЕТ: Да, обсуждали.

ВОПРОС: Когда Вы обсуждали с ДМИТРИЕВЫМ Г.Ф. этот вопрос?

ОТВЕТ: Это было в июне или июле мес<яце> 1935 г.

ВОПРОС: Как относился ДМИТРИЕВ Г.Ф. к факту убийства тов. КИРОВА?

ОТВЕТ: Прежде всего мне бросилась в глаза чрезвычайная нервозность ДМИТРИЕВА, которая проявлялась им в связи с убийством КИРОВА. ДМИТРИЕВ в разговоре со мною выражал недовольство тем, что этот террористический акт был преждевременным и не рассчитанным, что он привел только к потере сил в результате последовавшего разгрома троцкистско-зиновьевской организации в Ленинграде. Более отчетливых высказываний по этому вопросу я от ДМИТРИЕВА не слышал. В этот же раз ДМИТРИЕВ Г.Ф., касаясь вопроса об улучшении материально-бытовых условий населения в СССР, утверждал, что "все это свидетельствует лишь о том, что страна идет по пути государственного капитализма". Присутствовавшая при разговоре ДМИТРИЕВА Я.С. подала реплику: "следовательно, ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ прав", на что ДМИТРИЕВ Г.Ф. ответил:" Да, он конечно прав".

ВОПРОС: В последующих своих беседах с ДМИТРИЕВЫМ Г.Ф. Вы возвращались еще к обсуждению факта убийства тов. КИРОВА?

ОТВЕТ: Нет, на эту тему у нас с ДМИТРИЕВЫМ больше разговора не было.

Вопрос: А при дальнейших встречах с Вами ДМИТРИЕВ Г.Ф. продолжал обработку Вас в террористическом духе?

ОТВЕТ: Прямых предложении мне со стороны ДМИТРИЕВА о совершении террористического акта не было, но ДМИТРИЕВ, как я уже показывал ранее, систематически в неоднократных беседах со мною прививал мне ненависть к руководителям ВКП(б) и советского правительства.

Записано с моих слов верно. Мною прочитано, в чем и подписуюсь – 

 

КОЛОДИН.

 

ДОПРОСИЛ: 

 

НАЧ. 2 ОТДЕЛЕНИЯ СПО –

КАПИТАН ГОСУД. БЕЗОПАСНОСТИ: (Григорьев)


РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 219, Л. 46-58


[1] Этот эпизод попал в Циркуляр Народного комиссара внутренних дел союза ССР <Н. Ежова> за 1937 год от 26 июня 1937 г.: "По имеющимся у нас сведениям, в целом ряде случаев исключенные из ВКП(б), становясь на путь антисоветской деятельности, идут на прямое смыкание с японско-немецко-троцкистской бандой, пополняя собой ряды шпионов, вредителей, диверсантов и террористов. Арестованный и впоследствии расстрелянный троцкист-террорист Колодин А.Г. на допросе показал, что он по заданию члена контрреволюционной троцкистской террористической организации Дмитриева Г.Ф. ходил в приемную КПК при ЦК ВКП(б) специально для изучения настроений апеллирующих в КПК, исключенных из ВКП(б), с тем, чтобы наиболее озлобленных из них вербовать в свою к.-р. троцкистскую террористическую организацию. Установлено, что таким путем Колодин завербовал в свою организацию несколько лиц." Цит. по: Через трупы врага, на благо народа. «Кулацкая операция» в Украинской ССР 1937-1941 гг.

[2] Так в тексте. Имелось в виду – "больше".

Comments