ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


СОВ. СЕКРЕТНО

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) -

тов. СТАЛИНУ,

 

В дополнение к нашим сообщениям по следственному делу контрреволюционной троцкистской организации направляю про­токол допроса –

КОЛОДИНА А.Г., от 30-го мая 1936 г.

Допрошенный КОЛОДИН А.Г. показал, что по директиве, по­лученной участником троцкистской организации ДМИТРИЕВЫМ Г.Ф. от троцкистского полит<ического> центра в СССР через ШЕМЕЛЕВА А.И., он – КОЛОДИН был намечен в качестве исполнителя террористического акта над тов. СТАЛИНЫМ.

Переговоры об организации террористического акта велись КОЛОДИНЫМ А.Г. и ДМИТРИЕВЫМ в ноябре месяце 1935 г.

 

НАРОДНЫЙ КОМИССАР

ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА СССР: (Г. ЯГОДА)

 

7 июня 1936 г.

№ 56530

 

[Пометы: Вверху листа, под словами "Совершенно секретно" рукописная надпись: "От т. Прокофьева"; слева от слов "Народный комиссар" приписка "зам". Над словом "Ягода" собственноручная подпись Г.Е. Прокофьева]


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

КОЛОДИНА, Александра Гавриловича, от 30-го мая 1936 года.

 

КОЛОДИН А.Г. 1904 г. рожд<ения>, ур<оженец> г. Иркутска, русский, гр<аждани>н СССР, бывш<ий> член ВКП(б), исключен за троцкизм в 1933 г. Ранее исключался за троцкизм в 1928 г. В 1929 г. отбывал ссылку за к.-р. троцкистскую деятельность. До ареста старший инспектор Союзльносбыта в Москве.

 

Вопрос: Вы подали заявление о том, что желаете дать до­полнительные показания.

Что Вы имеете сообщить следствию?

Ответ: Я пришел к выводу, что надо, наконец, сказать след­ствию всю правду. Я ранее показал, что участники нашей неле­гальной троцкистской организации являлись сторонниками терро­ристических методов борьбы с руководством ВКП(б). Однако я не сообщил следствию о том, что наша террористическая организация практически подготовляла террористический акт над СТАЛИНЫМ.

Я намерен теперь дать исчерпывающие и откровенные пока­зания по этому вопросу.

Вопрос: Дайте подробные показания по этому вопросу?

Ответ: Как я уже показал ранее, и я – КОЛОДИН А.Г., и ДМИТРИЕВ Г.Ф. стояли на позициях необходимости террористи­ческой борьбы с руководством ВКП(б). ДМИТРИЕВ Г.Ф. системати­чески разжигал у меня чувство ненависти по отношению к СТАЛИНУ.

Обработка меня ДМИТРИЕВЫМ в террористическом направлении особенно усилилась начиная с 1934 г., ДМИТРИЕВ уже прямо мне говорил о необходимости "убрать" СТАЛИНА, а я соглашался с ним. При этом ДМИТРИЕВ неоднократно подчеркивал то обстоятельство, что я обладаю всеми необходимыми качествами для совершения террористического акта, так как я являюсь человеком решитель­ным и волевым. Прямого предложения совершить террористический акт он мне тогда не делал.

В течение 1935 года ДМИТРИЕВ продолжал вести со мною подобные беседы, и я понял, что ДМИТРИЕВ стремится использовать меня в качестве непосредственного исполнителя террористического акта.

В одну из встреч летом 1935 года, происходившую на квартире ДМИТРИЕВА, я заявил ему, что в случае необходимости он может рассчитывать на меня. Я сказал ему при этом, что моя личная жизнь не имеет значения, я готов ее отдать в любой момент, если это потребуется. ДМИТРИЕВ одобрил мое решение, но заявил, что надо подождать и что он в дальнейшем еще пере­говорит со мною по этому вопросу.

В другую встречу с ДМИТРИЕВЫМ, тоже летом 1935 года, ДМИ­ТРИЕВ справлялся, имеется ли у меня оружие. Когда я сказал ему, что у моей жены есть "Браунинг", он в ответ на это заметил: "А ты не хотел бы потренироваться из "Нагана", патронов у меня много" (он мне сам показывал пачку патронов, свыше 100 шт<ук>), и предложил мне свой наган для упражнения в стрельбе.

Почему я не взял тогда наган и патроны, я не помню.

Вопрос: Встречались ли вы после этого с ДМИТРИЕВЫМ Г.Ф.?

Ответ: Да, встречался. В ноябре месяце 1935 года, точно числа не помню, я встретился с ДМИТРИЕВЫМ на Ильинке возле сквера, он усиленно приглашал меня к себе и выражал удивление, почему я к нему не захожу.

На следующий день я предварительно созвонился с ДМИТРИЕВЫМ по телефону и вечером зашел к нему на квартиру. ДМИТРИЕВ меня встретил очень приветливо, угостил ужином, во время ко­торого в присутствии жены ДМИТРИЕВА велась беседа на контрреволюционное темы. Опять вспоминалась моя решительность и способность к активным действиям. Затем я и ДМИТРИЕВ оста­лись вдвоем, так как жена ДМИТРИЕВА пошла в спальню к детям.

Оставшись со мной наедине, ДМИТРИЕВ Г.Ф. заявил, что приш­ла пора действовать и сообщил мне о том, что участники органи­зации решили приступить к практической подготовке, а затем и к совершению террористического акта над СТАЛИНЫМ. Для этого, по его словам, нужен решительный и смелый человек, готовый по­жертвовать жизнью. ДМИТРИЕВ Г.Ф. при этом сказал, что "я сам за это дело взялся бы, но, пойми, у меня ведь семья – 6 че­ловек детей".

В ответ на это я ему заявил, что "мне терять нечего, и я согласен взять на себя выполнение террористического акта"

Тогда же ДМИТРИЕВ Г.Ф. сообщил, что в дальнейшем мне будет указано время и место для совершения террористического акта. Мы условились с ним, что детально переговорим по этому вопросу и разработаем конкретный план действий в нашу сле­дующую встречу.

В заключение нашего разговора я дал ДМИТРИЕВУ Г.Ф. слово никогда, ни при каких обстоятельствах его не выдавать. Этим, главным образом, и объяснялось мое стремление скрыть от следствия факт участия ДМИТРИЕВА в практической подготовке террористического акта.

Вопрос: Не говорил ли вам ДМИТРИЕВ Г.Ф., от кого исходит директива о необходимости совершения террористического акта над т. СТАЛИНЫМ?

Ответ: Да, говорил. ДМИТРИЕВ сообщил мне о том, что "у нас наверху вопрос о необходимости убрать СТАЛИНА считается совершенно решенным".

ДМИТРИЕВ в этой связи упоминал фамилию некоего ШЕМЕЛЕВА, с которым, по его словам, он был организационно связан.

ШЕМЕЛЕВА я лично не знал и с ним не встречался, но после сообщения ДМИТРИЕВА я понял, что директива убрать СТАЛИНА исходила от руководящего центра организации и была переда­на ДМИТРИЕВУ ШЕМЕЛЕВЫМ.

Как я уже показывал ранее, если бы мне не помешал арест, я безусловно пошел бы на совершение террористического акта над СТАЛИНЫМ.

Записано с моих слов верно, мною прочитано, в чем и подписуюсь.

 

КОЛОДИН.

 

ДОПРОСИЛИ: 

 

ЗАМ НАЧ. 1-го ОТДЕЛЕНИЯ СПО ГУГБ –

КАПИТАН ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ – ГРИГОРЬЕВ

 

ПОМ. НАЧ. 3-го ОТДЕЛЕНИЯ СПО –

КАПИТАН ГОСУДАРСТ. БЕЗОПАСНОСТИ: ‒ АГАБЕКОВ.

 

ВЕРНО: 

 

ОПЕР. УПОЛНОМ. 1 ОТДЕЛЕНИЯ СПО –

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАР. БЕЗОПАСНОСТИ: (КОНДРАТИК).

 

 

РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 225, Л. 152-157.

Comments