ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

обвин<яемого> КОЛОДИНА, Александра Гавриловича,

от 9-го марта 1936 года.

 

КОЛОДИН А.Г. 1904 года рождения, уроженец г. Иркутска, русский, гр<аждани>н СССР. До ареста – старший инспектор Союзльносбыта. Бывший член ВКП(б), исключен за троцкизм в 1933 г., ранее исключался за то же в 1928 г., отбывал в 1929 г. ссылку за к.-р. троцкистскую деятельность.

 

Вопрос: Что вы еще можете добавить к своим показаниям от 8/III-с<его> г<ода> о контрреволюционной деятельности троцкистской организации, участником которой вы являлись? 

Ответ: Участники нашей к.-р. организации обсуждали также вопрос о подготовке вооруженного выступления против советской власти.

Вопрос: Где и когда обсуждался этот вопрос?

Ответ: В неоднократных беседах с ДМИТРИЕВЫМ Г.Ф. (происходивших у него на квартире) в течение 1933-34 и 35 г.г. я настаивал перед ним на необходимости перехода к активным действиям против советской власти. Я считал необходимым организацию вооруженных выступлений на окраинах Советского Союза или в промышленных центрах. Я предлагал ДМИТРИЕВУ Г.Ф. в этих целях послать меня куда-либо, хотя бы в Сибирь, для организации вооруженных выступлений против советской власти. Об этих своих намерениях я, возможно, говорил также своей жене ШОФЛЕР А.С. и СВЕТЛОВУ Л.С.

Вопрос: Как отнесся к вашему предложению ДМИТРИЕВ Г.Ф.?

Ответ: В принципе, он был согласен со мною, но считал, что организация вооруженного восстания пока преждевременна и может окончиться неудачей, так как "пока мы не будем располагать кадрами своих надежных людей в Красной армии, ‒ говорил ДМИТРИЕВ, ‒ рассчитывать на успех вооруженного выступления не приходится". ДМИТРИЕВ считал, что нашей задачей сейчас является собирание и консолидация проверенных и надежных кадров единомышленников.

Вопрос: В том числе и в Красной армии?

Ответ: Да, в том числе и в Красной армии.

Вопрос: Какую контрреволюционную работу вел ДМИТРИЕВ Г.Ф. в рядах Красной Армии?

Ответ: Мне он об этом не говорил, по-видимому, по мотивам конспиративного порядка. Однако я утверждаю, что ДМИТРИЕВ Г.Ф. был связан с контрреволюционной организацией, существовавшей в Военной академии, где он работал преподавателем. 

Вопрос: На основании чего вы это утверждаете?

Ответ: Несколько раз в беседах со мной, когда я сообщал ДМИТРИЕВУ клеветнические сведения о настроениях различных слоев населения, ДМИТРИЕВ всегда подчеркивал, что "такие же настроения имеют место и у нас в Академии, которая является своеобразным политическим барометром". Далее ДМИТРИЕВ назвал мне фамилию одного работника Военной Академии, который, по его словам, является его близким товарищем и единомышленником. Эту фамилию я никак не могу сейчас вспомнить.

Вопрос: А вы вспомните.

Ответ: Не могу вспомнить.

Вопрос: Вы встречали на квартире ДМИТРИЕВА кого-либо из военнослужащих?

Ответ: Да, встречал.

Вопрос: Когда и кого именно? 

Ответ: Я помню, что в 1934 году я однажды зашел к ДМИТРИЕВУ Г.Ф., и его жена попросила меня пройти в детскую комнату, заявив, что ДМИТРИЕВ сейчас занят. Я потом видел, как из кабинета ДМИТРИЕВА выходили какие-то двое военных, но фамилии их мне не были известны.

Вопрос: Вы не справлялись об этих военных у ДМИТРИЕВА?

Ответ: Нет, не справлялся.

Вопрос: Почему?

Ответ: Не считал удобным. К тому же ДМИТРИЕВ едва ли назвал бы мне их фамилии, так как всегда был в этом отношении особенно осторожным.

Вопрос: Что вам еще известно о связях ДМИТРИЕВА среди военнослужащих РККА?

Ответ: Больше ничего.

Вопрос: На допросе 8/III-1936 года вы показали, что ДМИТРИЕВ Г.Ф. являлся сторонником террора, направленного против руководителей ВКП(б) и правительства.

А вы признаете, что сами были террористически настроенным?

Ответ: Да, признаю.

Вопрос: Дайте подробные показания по этому вопросу?

Ответ: Обычно во время встреч со мною ДМИТРИЕВ Г.Ф. при каждом удобном случае подчеркивал, и притом очень настойчиво, что он считает меня "человеком решительным и волевым, способным на героический поступок". ДМИТРИЕВ говорил неоднократно, что "нам нужны именно такие, как я, люди", а когда я однажды сообщил, что собираюсь уехать из Москвы, ДМИТРИЕВ настойчиво упрашивал меня не делать этого, говоря, что "такие люди, как вы, нужны нам прежде всего именно здесь в Москве". Несколько раз ДМИТРИЕВ Г.Ф. и ДМИТРИЕВА Я.С. в моем присутствии с особым восхищением отзывались о террористах-народовольцах. ДМИТРИЕВА Я.С. при этом подчеркивала, <что> "надо следовать примеру народовольцев, надо действовать, а не сидеть сложа руки". Особенно ДМИТРИЕВ Г.Ф. разжигал мою злобу к руководству ВКП(б) и к СТАЛИНУ, рассказывая мне различного рода контрреволюционные клеветнические слухи и анекдоты о вождях партии и правительства. В результате такой обработки меня со стороны ДМИТРИЕВА Г.Ф. я был готов в любой момент совершить террористический акт над СТАЛИНЫМ.

Вопрос: Делал ли вам ДМИТРИЕВ прямое предложение о совершении террористического акта?

Ответ: Прямого предложения он мне не делал, но я чувствовал, что в любой момент он мог меня толкнуть на это, а я безусловно бы ни минуты не задумываясь пошел бы на совершение террористического акта. 

 

Записано с моих слов верно. Мною лично прочитано, в чем и подписуюсь.

 

КОЛОДИН.

 

ДОПРОСИЛИ:

 

НАЧ. 1 ОТД. СПО ГУГБ –

МАЙОР ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ – (ШТЕЙН)

 

НАЧ. 2 ОТД. СПО ГУГБ –

КАПИТАН ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ – (ГРИГОРЬЕВ)

 

 

РГАСПИ, Ф. 671, Оп. 1, Д. 162, Л. 96-100.

 

Comments