ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

КОНСТАНТА, Эрика Карловича

от 21 июля 1936 г.

 

1902 г<ода> р<ождения>, ур<оженец> г. Сталуценен [1] (Германия), германский подданный (17/XII-1935 г. подал заявление о принятии советского гражданства). Прибыл из Германии в СССР в 1927 г., окончил в Москве Архитектурный институт и перед арестом работал в г. Ногинске на Истомкинской фабрике в качестве главного инженера строительства.
 Бывший член КПГ и ВКП(б). Исключен из партии 19/XII
-1935 г. за троцкизм.

 

ВОПРОС: Вы арестованы за участие в боевой террористической группе, ставившей своей задачей совершение террористически актов против руководителей ВКП(б) и советского правительства. Признаете ли Вы себя в этом виновным?

ОТВЕТ: Я никакой контрреволюционной работы не вел.

ВОПРОС: Вы уличаетесь имеющимися в нашем распоряжении вескими доказательствами.

ОТВЕТ: Я ни в чем не виновен.

ВОПРОС: По показаниям Ваших ближайших друзей и единомышленников – Натана ЛУРЬЕ и Павла ЛИПШИЦА – Вы достаточно веско изоб­личаетесь в контрреволюционной террористической деятельности. Вы сами хорошо понимаете, что Вам нет смысла упорствовать. Требуем от Вас откровенных показаний.

ОТВЕТ: Да, я признаю себя виновным в том, что до дня ареста принимал активное участие в троцкистской террористической группе, ставившей своей задачей совершение террористических актов над руководителями ВКП(б) и в первую очередь над Сталиным.

ВОПРОС: Когда возникла боевая группа, участником которой Вы являлись?

ОТВЕТ: Возникновение нашей боевой террористической группы от­носится к январю 1931 года. В это время в Москву прибыл из Берлина троцкист Павел ЛИПШИЦ и посетил меня по поручению актив­ного троцкиста Натана ЛУРЬЕ. Активизация деятельности нашей группы относится к июлю-августу 1931 г., когда из Берлина при­был ко мне с явкой архитектор Франц ВАЙЦ.

ВОПРОС: Каким путем Франц ВАЙЦ связался с Вами в Москве?

ОТВЕТ: В июле 1931 г. ко мне на квартиру (Хавско-Шаболовский пер., дом Коммуны) явился неизвестный человек и заявил, что он привез мне привет от моего зятя Адольфа ГОПФА. С этого мо­мента у меня с ВАЙЦЕМ начали устанавливаться дружественные отношения. Он часто заходил ко мне на квартиру, и я навещал его в гостинице "Одесса", где он занимал комнату № 13.

ВОПРОС: Что Вам известно о Франце ВАЙЦЕ?

ОТВЕТ: Со слов самого Франца ВАЙЦ<А> мне известно, что он являлся членом национал-социалистической партии Германии и прибыл в СССР со специальными директивами организовать в Москве террористические покушения над руководителями ВКП(б) и советского правительства. 

ВОПРОС: Рассказывал ли Вам ВАЙЦ о том, кто именно дал ему поручение подготовить террористические акты против руководителей ВКП(б) и советского правительства в Москве?

ОТВЕТ: После того, как между мной и ВАЙЦЕМ установились тесные дружественные отношения и он выяснил, что я резко озлоблен против Сталина и других руководителей ВКП(б), он – ВАЙЦ мне откровенно заявил, что является представителем Гимлера (нынешний руководитель ГЕСТАПО) и что он прибыл в СССР по его прямым заданиям.

В этой же беседе ВАЙЦ мне сообщил, что мой зять Адольф ГОПФ также является активным членом национал-социалистической партии и связан с Гимлером. Благодаря этому ВАЙЦ и получил от Адольфа ГОПФА мой адрес.

ВОПРОС: Когда и кем Вы были завербованы в террористическую группу?

ОТВЕТ: В конце августа или начале сентября 1931 г. после длительной обработки со стороны ВАЙЦА я им лично был завер­бован в боевую террористическую группу.

ВОПРОС: В силу каких политических мотивов Вы установили контакт с фашистом ВАЙЦЕМ?

ОТВЕТ: Будучи крайне озлоблен против политики ВКП(б) и лично против Сталина, я сравнительно легко поддался политической обработке, которую вел в отношении меня Франц ВАЙЦ. В беседах со мной Франц ВАЙЦ указывал, что различие наших политических позиций (я троцкист, а он фашист) не может исключить, а наоборот должно предполагать единство действий троцкистов и национал-социалистов в борьбе против Сталина и его сторон­ников. После ряда сомнений и колебаний я согласился с дово­дами Франца ВАЙЦА и находился с ним все время в постоянном контакте.

ВОПРОС: Какие директивы Вы получили от ВАЙЦА о подготовке террористических актов против руководителей ВКП(б) и советского правительства?

ОТВЕТ: ВАЙЦ поставил передо мной задачу подыскать решительных и озлобленных людей, обладающих достаточной силой воли, которых можно было бы использовать в качестве террористов-исполнителей.

ВОПРОС: Что Вами было сделано во исполнение полученных Вами от Франца ВАЙЦА директив?

ОТВЕТ: Я сообщил Францу ВАЙЦУ о том, что поддерживаю связь в Москве с троцкистом Павлом ЛИПШИЦЕМ. ЛИПШИЦА я ему охарактеризовал как резко враждебно настроенного против руководства ВКП(б) и как человека, обладающего всеми необходимыми качест­вами для террориста-боевика.

ВАЙЦ попросил меня познакомить его с ЛИПШИЦЕМ лично для определения пригодности ЛИПШИЦА к участию в террористи­ческих актах.

ВОПРОС: Познакомили ли Вы Франца ВАЙЦА с Павлом ЛИПШИЦЕМ?

ОТВЕТ: Да, в конце сентября или начале октября 1931 года я проинформировал ЛИПШИЦА о Франце ВАЙЦЕ и сообщил ему о желании Франца ВАЙЦА познакомиться с ним – Павлом ЛИПШИЦЕМ. В начале октября 1931 г. я познакомил ЛИПШИЦА с Францем ВАЙЦЕМ в клубе иностранные рабочих (улица Герцена). С этого времени ЛИПШИЦ начал самостоятельно посещать квартиру ВАЙЦА и был им также завербован в боевую террористическую группу.

ВОПРОС: Что было предпринято Вашей боевой террористической группой в деле подготовки покушений против руководителей ВКП(б) и советского правительства?

ОТВЕТ: В конце марта 1932 г. наша боевая группа начал активно подготовлять террористический акт против Сталина. Нами был разработан план этого террористического покушения.

ВОПРОС: Какой именно план террористического покушения про­тив тов. Сталина был Вами разработан?

ОТВЕТ: Обсуждая с Францем ВАЙЦЕМ и Павлом ЛИПШИЦЕМ план совершения террористического акта против Сталина мы пришли к решению подготовить и совершить убийство Сталина в день 1-го мая на Красной площади. ВАЙЦ поручил мне и Павлу ЛИПШИЦУ при­нять участие в демонстрации и стрелять из рядов колонны. Это совещание произошло в номере гостиницы, где проживал Франц ВАЙЦ. 

ВОПРОС: Какие инструкции дал Франц ВАЙЦ Вам и Павлу ЛИПШИЦУ в осуществление плана убийства т. Сталина?

ОТВЕТ: Франц ВАЙЦ проинструктировал нас таким образом, что если кому-либо, мне или ЛИПШИЦУ, удастся совершить покушение против Сталина, то второй из нас должен одновременно стрелять в Кагановича или Ворошилова. Здесь же ВАЙЦ нам заявил, что каждый из нас после произведенного покушения должен обязательно покончить с собой, дабы не выдать его – ВАЙЦА.

ВОПРОС: Имели ли Вы боевое оружие для совершения террористического акта против т. Сталина?

ОТВЕТ: В начале апреля 1932 г. Франц ВАЙЦ дал мне "Парабеллум" с боевыми патронами и ЛИПШИЦУ дал "Браунинг" с достаточным запасом патронов.

ВОПРОС: Что Вами было сделано для выполнения задания ВАЙЦА о террористическом акте против т. Сталина?

ОТВЕТ: В день 1 мая 1932 года я шел с колонной работников строительства Дома правительства (Ленинский р<айо>н) через Красную площадь. В кармане я имел заряженный револьвер "Пара­беллум", из которого я должен был стрелять в Сталина. Совершенно неожиданно, в момент формирования колонны, я был назначен ее вожатым и шел все время впереди, на некотором расстоянии от колонны. При прохождении через Красную площадь я дол­жен был все время держать руку под козырек. Так как я шел впереди колонны, на виду у ее первых рядов, а также вследствие того, что я в этот момент поколебался, ‒ я не мог произвести выстрела в Сталина.

ВОПРОС: Рассказал ли Вам ЛИПШИЦ о том, почему он не выпол­нил директивы ВАЙЦА о террористическом покушении против т. Сталина?

ОТВЕТ: В середине мая 1932 г. из Берлина приехал троцкист Натан ЛУРЬЕ, совместно с которым я и Павел ЛИПШИЦ посетили ВАЙЦА в его номере гостиницы "Гранд-Отель". Произошло совеща­ние, на котором выяснилось, что ЛИПШИЦ не мог произвести покушение против Сталина, т.к. шел в колонне Пролетарского района, очень далеко от мавзолея.

ВОПРОС: Было ли известно Натану ЛУРЬЕ до этого совещания о роли Франца ВАЙЦА в Москве?

ОТВЕТ: До этого совещания я довольно подробно проинформировал Натана ЛУРЬЕ о тон, что Франц ВАЙЦ является руководителем боевой террористической группы и о тех заданиях, которые он нам давал.

ВОПРОС: Какие новые директивы о подготовке террористических актов после неудавшегося покушения 1 мая 1932 г. ВЫ получили от Франца ВАЙЦА?    

ОТВЕТ: Во время происшедшего совещания у Франца ВАЙЦА, на котором присутствовали: я, Натан ЛУРЬЕ и Павел ЛИПШИЦ, ‒ Франц ВАЙЦ дал нам директиву не смущаться происшедшей неуда­чей и настойчиво готовить террористические акты против Ста­лина и одновременно против Кагановича и Ворошилова. Причем Франц ВАЙЦ сообщил нам о том, что ему известно о месте расположения Наркомата Обороны по улице Фрунзе и что там можно вы­следить Ворошилова и совершить против него террористическое покушение.

ВОПРОС: Что было предпринято Вашей группой в деле подготов­ки террористического акта против т. Ворошилова?

ОТВЕТ: С осени 1932 г. Франц ВАЙЦ отошел от руководства террористической группой, собираясь выехать обратно в Германию.

С этого момента руководство нашей боевой группой принял на себя Натан ЛУРЬЕ.

ВОПРОС: Известны ли Вам причины, побудившие Франца ВАЙЦА покинуть в марте 1933 г. пределы СССР?

ОТВЕТ: Незадолго до отъезда в Берлин Франц ВАЙЦ сообщил мне, что до тех пор, пока национал-социалистическая партия не являлась правительственной партией, он мог вести в Москве работу по подготовке террористических актов.

"Неудачное проведение террористического акта, ‒ говорил Франц ВАЙЦ, ‒ и его арест могли тогда только усилить позицию фашизма в Германии тем, что были бы разорваны дипломатические отношения между Германией и СССР".

Однако, после прихода Гитлера к власти, провал ВАЙЦА, как он мне объяснил, мог бы повредить фашистскому правительству, и именно поэтому он передал руководство боевой терро­ристической группой Натану ЛУРЬЕ.

ВОПРОС: Какие мероприятия разработал Натан ЛУРЬЕ по под­готовке террористического акта против тов. Ворошилова?

ОТВЕТ: Натан ЛУРЬЕ проинформировал меня и ЛИПШИЦА о том, что он уже несколько раз был в районе дома Реввоенсовета на улице Фрунзе и достаточно хорошо изучил этот район. Натан ЛУРЬЕ поставил передо мной и Павлом ЛИПШИЦЕМ задачу – подго­товить и совершить террористический акт над Ворошиловым. По­лучив согласие от меня и Павла ЛИПШИЦА, Натан ЛУРЬЕ пред­ложил нам начать систематическую слежку за зданием Наркомата Обороны.

ВОПРОС: Велась ли Вами слежка за тов. Ворошиловым?

ОТЗЕГ: В конце октября или начале ноября месяца 1932 г. Натан ЛУРЬЕ предложил мне и Павлу ЛИПШИЦУ поехать вместе о ним к манежу и оттуда пойти пешком к зданию Наркомата Обороны, чтобы показать каждому из нас, в каком месте удобно вести наблюдение. На этот раз мы не взяли с собой оружия. Доехав до манежа, мы сошли с трамвая и пошли пешком по улице Коминтерна. Повернули на Арбат и затем прошли всю улицу Фрунзе по направлению к Кремлю. По дороге Натан ЛУРЬЕ показал входную дверь здания Наркомата Обороны, куда, по его сведениям, входит и выходит Ворошилов.

Втроем мы дошли до Моховой улицы, разбились поодиночке, и я пошел обследовать переулки против здания Наркомата Обороны и за этим зданием. Название этих переулков мне трудно воспроизвести в памяти. Приблизительно через час все снова встретились у здания манежа и поехали на квартиру к Натану ЛУРЬЕ. Натан ЛУРЬЕ предложил мне начертить план всех улиц, прилегавших к дому Обороны.

ВОПРОС: Вы выполнили это указание Натана ЛУРЬЕ?

ОТВЕТ: Да, я здесь же по памяти начертил план всех улиц и переулков, примыкающих к дому Наркомата Обороны, после чего Натан ЛУРЬЕ каждому из нас указал, где мы должны выслеживать Ворошилова.

ВОПРОС: Дайте показания о том, продолжали ли Вы вести слеж­ку за тов. Ворошиловым?

ОТВЕТ: Да, через несколько дней вечером Натан ЛУРЬЕ, Павел ЛИПШИЦ и я – КОНСТАНТ, уже захватив с собой оружие, снова напра­вились к зданию Наркомата Обороны с целью выследить там Вороши­лова.

ВОПРОС: Удалось ли Вам встретить Ворошилова?

ОТВЕТ: Нет, на этот раз никто из нас Ворошилова не встретил. После этого я продолжал два или три раза вместе с Натаном ЛУРЬЕ, а затем несколько раз самостоятельно вести слежку за выходящими из здания Наркомата Обороны, но Ворошилова мы ни разу не видели.

Перед самым отъездом Натана ЛУРЬЕ в Челябинск (июль 19З3 г.) он вызвал к себе меня и ЛИПШИЦА и сообщил нам, что лично видел Ворошилова, проезжавшим на машине по улице Фрунзе, но из-за быстрого движения машины он не в состоянии был совершить покушение.

ВОПРОС: Кто из членов Вашей боевой группы имел возможность видеть т. Ворошилова во время слежки?

ОТВЕТ: Павел ЛИПШИЦ рассказал мне, что во время слежки он как-то видел Ворошилова, выходившего из машины у здания Наркомата Обороны. Павел ЛИПШИЦ говорил мне, что вслед за ма­шиной Ворошилова шли две другие машины, из которых одна была зеленого или голубого цвета. По словам ЛИПШИЦА, Ворошилов си­дел в машине рядом с шофером.

ВОПРОС: Вы не все показали о подготовке Вами террористических актов против т.т. Сталина и Ворошилова. Когда и какую Вы вели подготовку к этим террористическим актам?

ОТВЕТ: Я должен признать, что я – КОНСТАНТ и Натан ЛУРЬЕ 23 февраля 1933 г. решили выследить и убить Сталина и Ворошилова около Большого театра. Мы предполагали, что в тот день, когда праздновалось 15-тилетие красной армии, как Сталин, так и Ворошилов обязательно приедут на торжественное заседание в Большой театр. Вооружившись револьверами, примерно с 6 до 9 часов вечера я и Натан ЛУРЬЕ вели наблюдение за подъезжавшими к Большому театру машинами.

ВОПРОС: Где именно вели наблюдение Вы и Натан ЛУРЬЕ? 

ОТВЕТ: Я вел наблюдение со стороны театра бывшего Незлобина и видел, как вышли из машин Сталин и Ворошилов и прошли в Большой театр боковым ходом. Произвести покушение я был не в состоянии, так как слишком далеко находился от Большого театра, изолированный оцеплением и усиленной охраной. Натан ЛУРЬЕ вел наблюдение за Большим театром со стороны Мосторга на Петровке.

ВОПРОС: В чем заключалась Ваша террористическая деятельность и подготовка к покушению против вождей ВКП(б) и советского правительства после 1933 г. до дня Вашего ареста?

ОТВЕТ: После отъезда в июле 1933 г. Натана ЛУРЬЕ в Челябинск деятельность нашей группы замерла и оживилась только в начале 1936 года.

В январе месяце 1936 г. в Москву проездом из Челябинска в Ленинград прибыл на несколько дней Натан ЛУРЬЕ. Он связался со мной и сообщил, что уезжает в Ленинград, но надеется вскоре вернуться в Москву, где нам придется возобновить свою террористическою деятельность.

ВОПРОС: Какие директивы Вам оставил Натан ЛУРЬЕ?

ОТВЕТ: В эту встречу особых директив Натан ЛУРЬЕ не остав­лял, но в марте месяце 1936 г. он снова на несколько дней при­был в Москву из Ленинграда. По прибытии он посетил мою квартиру и обсудил со мной план террористических покушений против Ста­лина.

Натан ЛУРЬЕ сказал, что в день 1 мая 1936 г. наша терро­ристическая группа должна будет "порадовать страну и весь мир убийством Сталина в Москве и Жданова в Ленинграде". Натан ЛУРЬЕ сообщил мне, что он получил задание от активного троцкиста Моисея ЛУРЬЕ, с которым он все время связан, совершить в Ленинграде террористический акт против Жданова. Мне же он поручил совершить убийство Сталина в день 1 мая 1936 г. на Красной площади. На этом мы распрощались, оба будучи готовы совершить указанные террористические акты.

ВОПРОС: Что Вами было предпринято для выполнения директивы Натана ЛУРЬЕ о подготовке террористического покушения против т. Сталина в день 1 мая 1936 года?

ОТВЕТ: Выполнить это поручение Натана ЛУРЬЕ на сей раз мне также не удалось только потому, что я шел в группе Мособлпроекта в составе Дзержинского района, достаточно далеко от мавзолея.

ВОПРОС: Вы не даете исчерпывающих показаний о своих терро­ристических связях. Требуем выдачи всех известных Вам боевиков-террористов?

ОТВЕТ: Я показал все, что знал о себе и о лицах, с которыми был связан.

Если что-либо вспомню, немедленно сообщу следствию.

 

Записано с моих слов верно, мною прочитано, соответствует действительности –

 

Э. КОНСТАНТ.

 

ДОПРОСИЛИ: 

 

ЗАМ НАЧ. УПРАВЛЕНИЯ НКВД МО – СТАРШИЙ

МАЙОР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ – РАДЗИВИЛОВСКИЙ

 

НАЧАЛЬНИК ОСОБОГО ОТДЕЛА УГБ-УНКВД МО 

СТАРШИЙ МАЙОР ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ – АРНОЛЬДОВ

 

ПОМ. НАЧАЛЬНИКА ОСОБОГО ОТДЕЛА – СТАРШИЙ

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ – ХОРОШИЛКИН.

 

Верно: 

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 170, Л. 24-35.


[1] Возможно, Шталлупенен, ныне г. Нестеров, Калининградская область.

Comments