ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА 

КОВАЛЕНКО, Петра Арсентьевича, от 9 апреля 1936 г.

 

КОВАЛЕНКО П.А., 1888 г<ода> р<ождения>, урож<енец> гор. Харькова, из крестьян-бедняков, бывш<ий> член ВКП(б) с 1911 г., в 1928 г. был исключен за активную троцк<истскую> деятельность – восстановлен в том же году после подачи заявления об отходе от троцкизма. Вторично исключен в декабре 1935 г. при проверке партдокументов.

 

ВОПРОС: На допросе 24 марта вы показали, что члены центра вашей организации вам неизвестны.

Нами установлено, что эти ваши показания неверны.

ОТВЕТ: Мне известен только один член руководящего центра нашей троцкистской организации.

ВОПРОС: Кого вы имеете в виду?

ОТВЕТ: СМИРНОВА Ивана Никитича.

ВОПРОС: Откуда вам известно, что И.Н. СМИРНОВ входил в руководящий центр организации?

ОТВЕТ: Мне это известно от участника нашей организации ШЕМЕЛЕВА.

Как я уже показал на предыдущем допросе, ШЕМЕЛЕВ в начале 1935 г. в беседе со мной в помещении общества политкаторжан поставил вопрос о привлечении в организацию СТУКОВА; при этом ШЕМЕЛЕВ мне заявил, что эта директива о привлечении СТУКОВА исходит от центра.

На мой вопрос о составе центра ШЕМЕЛЕВ от ответа укло­нился, заявив, что во главе организации стоит хорошо известный мне человек. При следующей встрече с ШЕМЕЛЕВЫМ примерно две недели спустя он мне сказал, что во главе организации стоит И.Н. СМИРНОВ.

ВОПРОС: Вы лично со СМИРНОВЫМ И.Н. поддерживали связь?

ОТВЕТ: Нет, связь с центром наша организация под­держивала через ШЕМЕЛЕВА.

ВОПРОС: В 1932 году вы встречались со СМИРНОВЫМ?

ОТВЕТ: Нет.

ВОПРОС: Вы вообще когда-либо были связаны с СМИРНОВЫМ по троцкистской работе?

ОТВЕТ: Да, в 1927 г. я неоднократно бывал на квар­тире СМИРНОВА (М<алая> Грузинская, д. № 23, квартира, кажет­ся, 4), где собирался узкий круг руководителей троцкистской организации.

ВОПРОС: Кто бывал на этих собраниях?

ОТВЕТ: На собраниях у СМИРНОВА я встречал ТРОЦКОГО, САПРОНОВА, СМИРНОВА А., ПРЕОБРАЖЕНСКОГО, ХАРЛАМОВА и представителей районов, фамилии которых не помню.

ВОПРОС: На предыдущих допросах вы показали, что ваша организация ставила своей задачей борьбу с руководством ВКП(б). Какие методы борьбы с руководством ВКП(б) выдвигала организация?

ОТВЕТ: Наша организация ставила своей задачей борь­бу с руководством ВКП(б) – точнее, устранения этого руководства и в первую очередь СТАЛИНА. Но в конкретной, практической форме эти вопросы нами не обсуждались в связи с тем, что основное свое внимание мы пока сосредо­точили на расширении и укреплении организации.

ВОПРОС: К моменту ареста участников организации, в том числе и вашего, вы вели активную к.-р. работу, и вопросы устранения руководства ВКП(б) не только вами обсуждались, но намечались практические мероприятия для осуществления этой задачи?

ОТВЕТ: Повторяю, практические вопросы устранения ру­ководства ВКП(б) нами не обсуждались.

ВОПРОС: Вы говорите неправду.

ОТВЕТ: Ничего к своим показаниям добавить не могу.

ВОПРОС: Вы неоднократно обсуждали вопрос об устранении руководства ВКП(б). В этом вы изобличаетесь пока­заниями арестованных участников организации.

ОТВЕТ: Я это отрицаю.

ВОПРОС: Происходили ли между вами и ГОРБУНОВОЙ какие-либо разговоры в связи с злодейским убийством С.М. КИРОВА?

ОТВЕТ: Да, мы этот вопрос обсуждали.

ВОПРОС: В какой плоскости этот вопрос вами обсуждался?

ОТВЕТ: Мы высказывали клеветнические обвинения по адресу руководства ВКП(б) в связи с арестом ЗИНОВЬЕВА и КАМЕНЕВА.

ВОПРОС: Только к этому свелся ваш разговор с ГОРБУНОВОЙ?

ОТВЕТ: Больше не помню.

ВОПРОС: Вы уклоняетесь от правдивого ответа.

ОТВЕТ: Вспоминаю, что в этой беседе ГОРБУНОВА высказывала сожаление, что убит КИРОВ, а не СТАЛИН.

ВОПРОС: Как вы на это реагировали?

ОТВЕТ: Я согласился с ГОРБУНОВОЙ.

ВОПРОС: Когда и где происходил этот ваш разговор с ГОРБУНОВОЙ?

ОТВЕТ: Это было вскоре после убийства КИРОВА, на квартире у ГОРБУНОВОЙ.

ВОПРОС: Возвращались ли вы к обсуждению этого вопроса?

ОТВЕТ: Не помню.

ВОПРОС: Вы снова пытаетесь уклониться от правдивых показаний.

ОТВЕТ: Должен признать, что с ГОРБУНОВОЙ я в течение 1935 и 36 г. (в большинстве <случаев> у нее на квартире) неодно­кратно возвращался к обсуждению вопроса о формах и методах борьбы о руководством ВКП(б). Речь шла сперва о возможности, а позднее о необходимости перейти на террористические методы борьбы с руководством ВКП(б).

В результате ряда бесед на эту тему мы пришли к выводу, что в современных условиях террор является наиболее целесообразным и действительным методом борьбы.

ВОПРОС: Кто ещё из участников организации принимал участие в обсуждении вопросов террористической борьбы с руководством ВКП(б)?

ОТВЕТ: О необходимости перехода к террористическим методам борьбы против руководства ВКП(б) я беседовал только с ГОРБУНОВОЙ.

ОТВЕТ: Заверяя следствие в своей искренности, вы продолжаете говорить неправду. Кроме ГОРБУНОВОЙ вы вопросы террора обсуждали и с другими участниками организации.

ОТВЕТ: Я решил полностью и окончательно разору­житься и намерен дать правдивые показания. Мои утверждения о том, что вопросы террора обсуждались мною только с ГОРБУНОВОЙ, – неверны. Эти вопросы я неоднократно обсуждал на протяжении 1935-36 г.г. также с членами организации СТУКОВЫМ И.Н. и ЖАКОВЫМ M.П.

Установка о необходимости перехода к террористическим методам борьбы против руководства ВКП(б) и в первую очередь против СТАЛИНА исходила от центра организации и была передана мне через ШЕМЕЛЕВА. Передавая мне установку руководства организации о необходимости подготовки террористических актов против руководства ВКП(б), ШЕМЕЛЕВ особо подчеркнул, что на этом настаивает И.Н. СМИРНОВ, считающий, что террор может и должен быть поставлен как актуальная задача дня.

ВОПРОС: Уточните, когда и где имела место эта ваша беседа с ШЕМЕЛЕВЫМ?

ОТВЕТ: Этот разговор с ШЕМЕЛЕВЫМ происходил в начале 1935 г. (дату точно не помню) тогда же, когда ШЕМЕ­ЛЕВ мне рассказал, что во главе организации стоит И.Н. СМИРНОВ. Разговор начался в помещении об<щест>ва политкаторжан и был закончен на улице.

ВОПРОС: Выше вы показали, что вопросы террора вами обсуждались также с участниками организации СТУКОВЫМ и ЖАКОВЫМ. Уточните обстоятельства и время этих бесед.

ОТВЕТ: Получив от ШЕМЕЛЕВА указания, что центр организации считает вполне своевременным и необходимым начать подготовку террористических актов против руководства ВКП(б), и будучи согласен с этим, я осенью 1935 г. примерно в ноябре месяце поставил об этом в известность СТУКОВА, ЖАКОВА и ГОРБУНОВУ, причем беседы с ними происходили в разное время, т.к. в целях предосторожности мы вместе не встречались.

С ЖАКОВЫМ, насколько мне помнится, я по этому поводу имел беседу в агитпропкабинете об<щест>ва политкаторжан, со СТУКОВЫМ – в столовой об<щест>ва политкаторжан и на улице возле об<щест>ва, а с ГОРБУНОВОЙ – у нее на квартире по Фурманному пер., д. № 2, кв. 1.

Я их подробно информировал о моем разговоре с ШЕМЕЛЕВЫМ, но фамилию последнего не назвал.

СТУКОВ, ЖАКОВ и ГОРБУНОВА солидаризировались с точкой зрения руководства организации о необходимости перехода к активным действиям – к террору.

Вопрос: Что Вами и другими участниками организа­ции было в этом направлении практически предпринято?

Ответ: На первых порах – задача состояла в том, чтобы укрепить в сознании отдельных участников организации необходимость перехода к террористическим методам борьбы. Все наши беседы, сопровождавшиеся культивирова­нием ненависти и злобы к руководству ВКП(б), особенно к СТАЛИНУ, – являлись подготовительной ступенью к основной цели, т.е. к переходу к практической подготовке терро­ристических актов. На этой стадии нашей террористиче­ской работы мы были арестованы.

 

Записано с моих слов верно, мною прочитано.

 

КОВАЛЕНКО.

 

Допросил:

 

ОПЕРУПОЛНОМ. 1 ОТД. СПО ГУГБ –

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ (ВИЗЕЛЬ)

 

Верно: 

 

ОПЕРУПОЛНОМ. 1 ОТД. СПО ГУГБ –

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (КОНДРАТИК)

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 164, Л. 41-47.

Comments