ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ЛИПШИЦА, Павла Абрамовича, от 19 июля 1936 г.

 

1902 г<ода> р<ождения>, уроженец г. Друскеники (Польша), гр<аждани>н СССР. С 1926 по 1931 г. состоял членом КПГ; с 1931 по 1935 г., член ВКП(б). 26/XII-35 г. исключен из ВКП(б). До января 1931 г. проживал в Берлине, где окончил Высш<ее> техн<ическое> училище; по специальности – инженер-электрик. До ареста работал в качестве инженера на з<аво>де "Динамо".

 

ВОПРОС: Какие конкретные мероприятия предпринимала Ваша боевая террористическая группа по подготовке покушений против вождей партии и правительства? Дайте исчерпывающие показания по этому вопросу.

ОТВЕТ: Начиная о осени 1932 г. и до середины 1933 года наша боевая террористическая группа активно готовила совершение террористического акта над Народным комиссаром обороны СССР Ворошиловым. С этой целью членами террористической группы неоднократно велось наблюдение за домом Реввоенсовета (ныне Наркомата Обороны) на улице Фрунзе.

ВОПРОС: От кого было получено задание совершить террористический акт над тов. Ворошиловым?

ОТВЕТ: Задание на совершение террористического акта над Ворошиловым было получено в конце марта 1932 г. мною – ЛИПШИЦЕМ Павлом и КОНСТАНТОМ Эриком от члена национал-социалистической партии Германии ВАЙЦА Франца в его номере 411 в гостинице "Гранд-Отель".

В этот период я – ЛИПШИЦ и КОНСТАНТ уже были завербованы ВАЙЦЕМ Фран­цем в создаваемую им террористическую группу.

ВОПРОС: Какое именно задание дал Вам Франц ВАЙЦ?

ОТВЕТ: Пригласив в конце марта 1932 г. меня – ЛИПШИЦА, Павла и КОНСТАНТА Эрика к себе в номер, ВАЙЦ Франц в беседе с нами доказывал, что необходимо организовать террористические акты, в первую очередь и по возможности скорее, над Сталиным, Кагановичем и Ворошиловым. ВАЙЦ обосновал необходимость террористических актов следующим образом: "Сталин держит в железных тисках партию и страну. Каганович и Ворошилов являются его ближайшими помощниками. Каганович возглавляет столичную организацию партии и создал вокруг Сталина мощный партийный аппарат. Уничтожением Сталина и Кагановича будет обезглавлена партия, а убийством Ворошилова мы подорвем растущую мощь Красной армии и вызовем ее деморализацию".

ВОПРОС: Какие конкретные планы совершения террористического акта над т. Ворошиловым были разработаны Вашей боевой террорис­тической группой?

ОТВЕТ: В сентябре или октябре 1932 г. руководитель нашей бое­вой группы ЛУРЬЕ Натан вызвал вечером к себе на квартиру (Казачий переулок) меня – ЛИПШИЦА и КОНСТАНТА Эрика для проработки плана убийства Ворошилова.

ЛУРЬЕ Натан сообщил нам, что Ворошилова можно убить на улица Фрунзе, около здания Реввоенсовета, в котором он работает. Тогда же ЛУРЬЕ Натан проинформировал нас, что он обследовал уже район, прилегающий к дому Реввоенсовета, и маршрут следования по ул. Фрунзе от дома Реввоенсовета до Кремля. Сообщил, что система существующих переулков, отходящих от ул. Фрунзе, облегчает наблюдение за домом Реввоенсовета и что маршрут следования Ворошилова от дома Реввоенсовета до Борович<е>ских ворот Кремля очень удобен для совершения террористического акта над ним.

ВОПРОС: Что практически было сделано Вашей боевой группой в деле подготовки террористического акта против т. Ворошилова?

ОТВЕТ: В этот же вечер, примерно часов в восемь, Натан ЛУРЬЕ, я – ЛИПШИЦ и КОНСТАНТ в целях ознакомления с районом каждого из нас доехали на трамвае до Манежа, прошли по ул. Воздвиженке (ныне ул. Коминтерна), обогнули Арбатскую площадь и по улице Фрунзе спустились в сторону Боровических ворот Кремля. Проходя по улице Фрунзе, ЛУРЬЕ показал нам дом Реввоенсовета (на углу ул. Фрунзе и Большого Знаменского пер.) и обратил наше внимание на Крестовоздвиженский и Больш<ой> Знаменский переулки, которые он предложил нам использовать для наблюдения. Поскольку втроем появиться вторично на ул. Фрунзе было рисковало, мы, договорившись встретиться у Манежа против ул. Герцена, разбились поодиночке и еще раз обследовали район улицы Фрунзе, захватив переулки. Лично я, снова поднявшись по Воздвиженке, по Крестовоздвиженскому пер., прошел по ул. Фрунзе (против дома Рев­военсовета), повернул направо в сторону Арбатской площади, а затем по Воздвиженке, со стороны Арбата, поднялся к условленному месту встречи. КОНСТАНТ Эрик по Больш<ому> Знаменскому пер. поднялся на улицу Фрунзе, пересек последнюю и по Крестовоздвиженскому пер. вышел на Воздвиженку и прошел к Манежу. Натан ЛУРЬЕ, в свою очередь, с Мохо­вой ул. (от Боровических ворот Кремля) прошел по ул. Фрунзе до улицы Маркса-Энгельса, по последней поднялся на Воздвиженку, дошел до Крестовоздвиженского переулка, по Крестовоздвиженскому спустился к дому Реввоенсовета, прошел Большой Знаменский пер. и по Антипьевскому пер. направился к месту нашей встречи у Манежа.

Собравшись у Манежа, мы снова трамваем вернулись на квартиру Натана ЛУРЬЕ, вычертили по памяти план обследованного нами района и договорились вести систематическое наблюдение на ул. Фрунзе с целью выследить к убить Ворошилова. Натан ЛУРЬЕ в тот период нигде не работал и заявил нам, что будет производить наблюдение утром и днем. Я и КОНСТАНТ обязались выполнять его задания только вечерами, так как оба мы состояли на службе.

ВОПРОС: Продолжали ли Вы вести слежку за т. Ворошиловым?

ОТВЕТ: Через несколько дней после этого мы опять втроем (Натан ЛУРЬЕ, КОНСТАНТ и я – ЛИПШИЦ), вооруженные револьверами, часов в семь вечера приехали к Манежу, где по заранее обдуманному плану разош­лись поодиночке и вели наблюдение за движением по ул. Фрунзе, каж­дый в заранее определением для него месте. Лично я несколько раз прошел по ранее обследованному мною маршруту: Воздвиженка – Крестовоздвженский пер. – ул. Фрунзе – Арбатская площадь – Воздвиженка – Крестовоздвиженский пер. и затем по Большому Знаменскому пер. спустился вниз на Антипьевский пер., прошел до ул. Маркса-Энгельса, поднялся по последней на ул. Фрунзе и по этой улице прошел на Арбат­скую площадь, откуда свернул на Воздвиженку, по Моховой улице вышел на ул. Фрунзе, прошел ее всю и вышел на Арбатскую площадь. Наблюдение вел часа четыре и уехал домой. КОНСТАНТ Эрик в этот раз вел наблюдение по маршрутам: Воздвиженка – верхний кусок ул. Маркса-Энгельса, ул. Фрунзе – Арбатская площ<адь> – Воздвиженка – Крестовоздвиженский пер. – Больш<ой> Знаменский пер. – Антипьевский пер. – нижний кусок yл. Маркса-Энгельса – ул. Фрунзе и т.д. Натан ЛУРЬЕ несколько раз прошел по ул. Фрунзе, заходя в переулки.

Двигаясь по названным маршрутам, мы иногда встречались друг с другом, но не останавливались, дабы не вызвать подозрения.

Кроме того, я один раз вечером производил наблюдение за ул. Фрунзе вместе с Натаном ЛУРЬЕ (ходили по разным маршрутам). Помимо этого, три-четыре раза я вел наблюдение один. КОНСТАНТ и Натан ЛУРЬЕ несколько раз вели наблюдение вдвоем (каждый ходил по разным маршрутам), а также наблюдали и в отдельности.

ВОПРОС: В процессе этих наблюдений Вам удалось видеть тов. Ворошилова?

ОТВИТ: Да, в первый же вечер, когда мы производили обследование района втроем и шли от Арбата по ул. Фрунзе, Ворошилов с группой военных вышел из здания Реввоенсовета и пешим по той же стороне улицы направился вниз к Кремлю. В последующем мне удалось видеть Ворошилова весной 1933 г., когда он проезжал в большой машине темно-синего цвета с брезентовым верхом, со стороны Арбата. Со слов КОНСТАНТА и Натана ЛУРЬЕ мне известно, что каждый из них также видел Ворошилова.

ВОПРОС: Что Вам помешало совершить террористический акт над тов. Ворошиловым?

ОТВЕТ: В первую встречу с Ворошиловым, когда мы проходили по ул. Фрунзе втроем – Натан ЛУРЬЕ, КОНСТАНТ Эрик и я – ЛИПШИЦ Павел, ‒ <мы> не имели при себе оружия. Не взяли мы с собой револьверов сознательно, так как решили в первую очередь изучить маршруты для наблюдения и проверить бдительность охраны.

Во время моих одиночных наблюдений я только один раз видел Ворошилова, который проезжал на машине со стороны Арбата по улице Фрунзе. Ворошилов сидел рядом с шофером; я в это время находился шагах в 80-ти от парадной Реввоенсовета и заметил, что после остановки машины из нее вышел Ворошилов, а вслед за ним какой-то военный с бородой. Я участил шаги по направлению к парадной. Ворошилов в это время вошел в здание. Военный с бородой был от меня на расстоянии уже 35-40 шагов. В этот момент к зданию Реввоенсовета подъехали еще две машины – одна из которых имела темно-голубую окраску, а другая системы "Форд". Из голубой машины вблизи от меня вышел военный с четырьмя ромбами на темно-бархатных петлицах и в желтых крагах. Этот военный также вошел в парадное Реввоенсовета. Из машины "Форд" никто на выходил, и она после остановки взяла направление в сторону Кремля и скрылась. 

ВОПРОС: Когда Вы прекратили наблюдение за улицей Фрунзе? 

ОТВЕТ: В конце 1933 года.

ВОПРОС: Почему?

ОТВЕТ: К тому времени у меня уже не было оружия, и я считал, что мои частые прогулки вечерами по ул. Фрунзе могут вызвать подозрения у милиционеров.

Собравшись еще до отъезда Натана ЛУРЬЕ в Челябинск у него на квартире и обсудив положение с наблюдением, мы пришли к выводу, что убить Ворошилова из револьвера в момент проезда его в машине – невозможно. Натан ЛУРЬЕ выдвинул вопрос о необходимости приобретения или изготовления специально взрывных снарядов – бомб. Это его предло­жение нами всеми было одобрено. Натан ЛУРЬЕ и КОНСТАНТ обещали достать бомбы в германском посольстве, но, насколько мне известно, не достали.

 

Протокол мною прочитан и с моих слов записан правильно – ЛИПШИЦ.

 

ДОПРОСИЛИ: 

 

Начальник Особого Отдела УГБ НКВД по Моск. области 

Старший Майор Государственной Безопасности ‒ АРНОЛЬДОВ

 

Пом. Нач. ОО УГБ НКВД по Московской области 

Старший Лейтенант Госуд. Безопасности – ХОРОШИЛКИН

 

Верно: 

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 170, Л. 42-47.

Comments