ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО.

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) –

тов. СТАЛИНУ.

 

В дополнение к ранее посланным Вам показаниям по делу контрреволюционной троцкистско-зиновьевской ор­ганизации, направляем протоколы допросов:

ЛУРЬЕ, Моисея Ильича – члена Коммунистической партии Германии, профессора древней истории МГУ, – от 21 июля с<его> г<ода>.

КОНСТАНТА, Эрика Карловича – германского подданного, бывш<его> члена Коммунистической партии Германий и ВКП(б), главного инженера строи­тельства Истомкинской фабрики в Ногинске, – от 21 июля с<его> г<ода>.

ЛУРЬЕ, Натана Лазаревича, бывш<его> члена Коммунистической партии Германии, врача-хирурга, от 21 июля с<его> г<ода>, и

ЛИПШИЦА, Павла Абрамовича, бывш<его> члена Комму­нистической партии Германии и ВКП(б), инже­нера завода "Динамо" от 19 июля с<его> г<ода>.

По показаниям ЛУРЬЕ М.И., он имел в августе меся­це 1934 года встречу с ЗИНОВЬЕВЫМ на его квартире в г. Москве. Во время этой встречи ЛУРЬЕ проинформировал ЗИНОВЬЕВА о том, что прибыл в СССР с директивами Л.Д. ТРОЦКОГО, переданными ему РУТ ФИШЕР и МАСЛОВЫМ, об организации террористических актов против руководителей ВКП(б).

ЗИНОВЬЕВ в этой беседе заявил М. ЛУРЬЕ о том, что единственным средством борьбы против советской власти остается террор против руководителей ВКП(б).

М. ЛУРЬЕ сообщил ЗИНОВЬЕВУ о том, что действующая под его руководством боевая террористическая группа в составе Натана ЛУРЬЕ, Эрика КОНСТАНТА и Павла ЛИПШИ­ЦА, была организована и имела организационную связь с фашистом Францем ВАЙЦЕМ – представителем Гимлера – ру­ководителя штурмовых фашистских отрядов в Берлине.

ЗИНОВЬЕВ заявил Моисею ЛУРЬЕ о допустимости совместных действий с национал-социалистами против руководи­телей ВКП(б) и советского правительства.

Боевая группа в составе Натана ЛУРЬЕ, КОНСТАНТА и ЛИПШИЦА в 1933 г. вела систематическую слежку за Наркоматом Обороны, имея целью выследить т. Ворошилова и совершить против него террористический акт.

В 1936 году, по директиве Моисея ЛУРЬЕ, полученной им от профессора Г.С. ФРИДЛЯНДА, Натан ЛУРЬЕ и Эрик КОН­СТАНТ готовили террористические акты в Москве и Ленин­граде.

По плану эти террористические акты должны были быть произведены одновременно в день первомайской демонстра­ции 1936 года. В Москве покушение против т. Сталина должен был произвести КОНСТАНТ и в Ленинграде террори­стический акт против т. Жданова должен был совершить Натан ЛУРЬЕ.

По показаниям арестованных, эти две попытки совер­шения террористических актов в Москве и Ленинграде не были осуществлены, так как Натан ЛУРЬЕ и КОНСТАНТ находились в значительном отдалении от правительственных трибун.

Приложение: упомянутое.

 

НАРОДНЫЙ КОМИССАР 

ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА СССР

 

(Г. ЯГОДА)


23 июля 1936 г.

№ 57050


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ЛУРЬЕ, Натана Лазаревича

от 21 июля 1936 года.

 

1901 г<ода> р<ождения>, ур<оженца> г. Варшавы, гр<аждани>н СССР. С 1925 г. по август 1933 г. состоял членом КПГ (выбыл механически). В 1929 г. окончил в Берлине медицинский Факультет Берлинского универси­тета и в апреле 1932 года прибыл в СССР. До ареста работал в качестве врача-интерна в 1-й хирургической клинике при Ленинградском Мед<ицинском> Институте.

 

ВОПРОС: Были ли разработаны Вашей боевой группой планы террористических актов над руководителями ВКП(б) и советско­го правительства? Дайте обстоятельные показания по этому вопросу.

ОТВЕТ: Я должен признать, что возглавлявшаяся мной бое­вая террористическая группа с осени 1932 года и до конца 1933 года активно подготовляла террористический акт над Нар­комом Обороны Ворошиловым. Мы предполагали выследить и убить Ворошилова в районе дома Реввоенсовета на ул. Фрунзе, для ка­ковой цели вели наблюдение в районе этой улицы на протяжении года.

ВОПРОС: От кого Вы получили задание на совершение тер­рористического акта над Ворошиловым?

ОТВЕТ: Это задание я получил от германского инженера-архитектора, члена национал-социалистической партии Германии ВАЙЦА Франца, представителя Гимлера (нынешнего руководителя ГЕСТАПО).

В августе 1932 года, уезжая в отпуск в Германию, Франц ВАЙЦ возложил на меня руководство боевой террористической группой и поставил передо мной задачу подготовить и совершить террористические акты над Сталиным, Кагановичем и Воро­шиловым.

ВОПРОС: Указал ли Вам Франц ВАЙЦ какие-либо пункты для совершения террористическою акта против т. Ворошилова?

ОТВЕТ: ВАЙЦ сообщил мне, что Ворошилова легко убить в районе улицы Фрунзе, по которой он часто ездит к себе на ра­боту в дом Реввоенсовета. По словам ВАЙЦА, он сам лично про­изводил наблюдение в этом районе, показал мне вычерченный им лично план прилегающих к дому Реввоенсовета улиц и пред­ложил мне вместе с ним пойти на ул. Фрунзе и ознакомиться с обстановкой на месте.

ВОПРОС: Производили ли Вы вместе с Францем ВАЙЦЕМ слеж­ку за т. Ворошиловым?

ОТВЕТ: 17-го августа вечером я – ЛУРЬЕ и Франц ВАЙЦ об­следовали улицу Фрунзе, где ВАЙЦ показал мне дом Реввоенсове­та, помещающийся на углу улицы Фрунзе и Большого Знаменского пер., и обратил мое внимание на Знаменский и Крестовоздвиженский переулки, которые действительно являются удобными для наблюдения.

Я заверил ВАЙЦ<А>, что мобилизую участников террористической группы и что к его возвращению в СССР Ворошилов нами будет убит. В конце августа 1932 года ВАЙЦ уехал в Берлин.

ВОПРОС: Как вы готовились выполнить задние ВАЙЦА о террористическом акте над т. Ворошиловым?

ОТВЕТ: Побывав еще два раза в районе ул. Фрунзе и изу­чив достаточно обстановку на месте, я в сентябре мес<яце> 1932 г. вызвал к себе на квартиру (Казачий пер. дом № 10/12 кв. 6) членов террористической группы ЛИПШИЦА Павла и КОНСТАНТА Эрика и проинформировал их о результатах моих наблюдений за Ворошиловым в районе ул. Фрунзе. Они согласились со мной о возможности удачного совершения террористического акта над Ворошиловым именно в этом месте. В тот же вечер мы все втроем (я – ЛУРЬЕ, КОНСТАНТ и ЛИПШИЦ Павел) выехали в район ул. Фрунзе с целью изучить маршрут следования Ворошилова от Кремля до дома Реввоенсовета и на месте наметить посты для наблюдений. Сойдя с трамвая № 3 у манежа, мы все втроем по­шли по ул. Коминтерна (б. Воздвиженка) к Арбатской площади, повернули налево и прошли всей улицей Фрунзе до Кремлевских (Боровических) ворот. На ул. Фрунзе я указал КОНСТАНТУ и ЛИПШИЦУ на дом Реввоенсовета (по правой стороне от Арбата) и остановил их внимание на Крестовоздвиженском и Б. Знаменском переулках, которые и предложил использовать для наблюде­ния. Условившись собраться у манежа, я предложил ЛИПШИЦУ Павлу обследовать Крестовоздвиженский пер., а КОНСТАНТУ – Бол<ьшой> Знаменский пер. Сам же я с Моховой ул. вышел на ул. Фрун­зе, по ул. Маркса-Энгельса прошел на ул. Коминтерна, дошел до Крестовоздвиженского пер., спустился по последнему к дому Реввоенсовета и через Большой Знаменский и Антипьевский пер. направился к месту условленной встречи у манежа.

ВОПРОС: Продолжали ли Вы вести наблюдение за домом Наркомата Обороны?

ОТВЕТ: В тот же вечер снова приехали ко мне на квар­тиру для обсуждения плана дальнейших наблюдений за Воро­шиловым. В целях проверки, насколько освоен ЛИПШИЦЕМ и КОНСТАНТОМ интересующий нас район, я предложил КОНСТАНТУ начертить по памяти улицу Фрунзе с прилегающими к ней переулками, а ЛИПШИЦУ поручил сделать надписи улиц, назва­ния которых КОНСТАНТ как иностранец не запомнил. План был вычерчен правильно.

Договорившись вести систематическое дежурство в райо­не улицы Фрунзе, мы составили для этой цели календарный план и разошлись, условившись, что в первый день КОНСТАНТ и ЛИПШИЦ будут вести наблюдение вдвоем.

В условленный день я также поехал на ул. Фрунзе с целью проверить КОНСТАНТА и ЛИПШИЦА на постах, а на случай встре­чи с Ворошиловым – и лично убить его. Для этой цели я взял с собой в этот раз револьвер. ЛИПШИЦ и КОНСТАНТ находились на своих местах и вели наблюдение в указанных для каждого районах, будучи оба вооружены револьверами. В этот раз я несколько раз прошел по улице Фрунзе, используя переулки, но Ворошилова я в этот раз не встретил.

Кроме того, я один раз вечером производил наблюдение вместе с ЛИПШИЦЕМ, Павлом и не менее 12-15 раз вечером де­журил в районе ул. Фрунзе один.

ВОПРОС: Встречал ли кто-либо из членов Вашей боевой группы т. Ворошилова?

ОТВЕТ: В 1933 г. во время своих наблюдений я два раза видел Ворошилова проезжающим по ул. Фрунзе в машине марки "Каделяк" темно-синего цвета. Каждой раз машина проходила настолько быстро, что об удачном выстреле нельзя было и думать. В том же 1933 г. ЛИПШИЦ Павел доложил мне, что он так­же видел Ворошилова, который ехал в такого же цвета машине в сопровождении двух других машин, одна из которых имела темно-голубую окраску. ЛИПШИЦ Павел также сообщил мне, что стрелять по машине из револьвера невозможно.

К этому времени в Москву прибыл и уже имел несколько встреч со мной троцкист ЛУРЬЕ Моисей, которому я и доложил о результатах наших наблюдений примерно в июне мес<яце> 1933 г.

ВОПРОС: Что Вам ответил ЛУРЬЕ Моисей?

ОТВЕТ: Он одобрил наш план подготовки убийства Воро­шилова. После беседы с ЛУРЬЕ Моисеем я собрал у себя КОН­СТАНТА и ЛИПШИЦА, и мы втроем обсудили положение с наблюдением за Ворошиловым. По моему предположению было решено приобрести взрывные снаряды, которые мы поручили КОНСТАНТУ достать в германском посольстве, где КОНСТАНТ имел оставлен­ные ему ВАЙЦЕМ связи. Мы договорились с КОНСТАНТОМ зайти в германское посольство, но моя внезапная командировка в Че­лябинск на 2 года помешала выполнить задуманный план.

ВОПРОС: Давали ли задания о совершении террористиче­ских актов КОНСТАНТУ в 1936 году?

ОТВЕТ: Во время моего приезда в середине марта 1936 г. в Москву из Ленинграда я дал задание КОНСТАНТУ Эрику Кар­ловичу совершить террористический акт над Сталиным в день 1-го мая 1936 года на Красной площади. Я поручил КОНСТАНТУ произвести выстрел в Сталина в момент прохождения с колон­ной демонстрантов мимо мавзолея. Тогда же я получил от КОН­СТАНТА хранившийся у него мой "браунинг" с патронами и по­ставил его в известность о том, что сам я лично готовлюсь совершить на площади Урицкого в день первого мая 1936 г. убийство Жданова.

ВОПРОС: Кто вам дал задание совершить покушение про­тив т. Жданова?

ОТВЕТ: В начале января 1936 г. при встрече со мной в Москве в кафе "Спорт" М. ЛУРЬЕ дал мне директиву совершить 1-го мая 1936 г. убийство Жданова.

 

Протокол мною прочитан и с моих слов записан правильно

 

ЛУРЬЕ.

 

ДОПРОСИЛИ:

 

НАЧАЛЬНИК ОСОБОГО ОТДЕЛА УГБ УНКВД МО

СТАРШИЙ МАЙОР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ АРНОЛЬДОВ


ПОМ. НАЧ. ОСОБОГО ОТДЕЛА УГБ УНКВД МО

СТАРШИН ЛЕЙТЕНАНТ ГОС. БЕЗОПАСНОСТИ ХОРОШИЛКИН

 

ВЕРНО:

 

 

РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 229, Л. 33-41.

Comments