ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

МЕЕРСОНА, Григория Ефимовича, от 20 апреля 1936 г.

 

МЕЕРСОН Г.Е., 1892 г. рождения, урож<енец> г. Луцка, б<ывшей> Волынской губ<ернии>, с 1916-1921 г. меньшевик, член ВКП(б) с 1931 г., ‒ до ареста профессор истории Сталинградс­кого ИМЛ и пединститута. –

 

Вопрос: Где вы проживали в 1919 году?

Ответ: В 1919 году я проживал в Ростове-н<а->Д<ону> и учи­лся в Донском Университете.

Вопрос: Следовательно, вы проживали на территории, занятой белыми?

Ответ: Да, я проживал.

Вопрос: В белой армии вы служили?

Ответ: Да, в 1919 году Деникиным была объявлена мобилизация студентов, в связи с чем я был мобилизован в бедую армию.

Вопрос: Это неверно. Следствию известно, что вы служили не в действующей армии, а в деникинской контрраз­ведке в Ростове-н<а->Д<ону>. Признаете ли вы это?

Ответ: Студенческая сотня, в которой я служил, использовывалась комендантом города Ростова для гарнизонной службы.

Вопрос: Вы говорите неправду. Студенческая сотня обслуживала контрразведку.

Ответ: Подтверждаю, что служа в студенческой сотне при комендатуре, мне лично приходилось конвоировать арестованных.

Вопрос: С какого времени вы являетесь троцкистом? 

Ответ: Я троцкистом не был.

Вопрос: Следствию известно, что вы не только являе­тесь троцкистом, но являетесь участником троцкистской организации.

Ответ: Участником троцкистской организации я не состоял.

Вопрос: ДУБИНСКОГО вы знаете?

Ответ: Да, знаю.

Вопрос: Когда и где вы познакомились с ДУБИНСКИМ?

Ответ: В 1951-1932 учебном году я работал в Саратов­ском комвузе, где работал и ДУБИНСКИЙ. По совместной ра­боте я познакомился с ДУБИНСКИМ.

Вопрос: Политические настроения ДУБИНСКОГО вам были известны?

Ответ: Политические настроения ДУБИНСКОГО мне не были известны.

Вопрос: Это неверно. Следствию известно, что вы знали о принадлежности ДУБИНСКОГО к троцкистам. Признаете ли вы это?

Ответ: Да, признаю; я знал, что ДУБИНСКИЙ был ак­тивным троцкистом и за это исключался из ВКП(б). Кроме того, мне было известно, что ДУБИНСКИЙ после формального  заявления об отходе от троцкистов оставался на старых троцкистских позициях.

Вопрос: Откуда вам было известно, что ДУБИНСКИЙ двурушник-троцкист?

Ответ: О двурушничестве ДУБИНСКОГО я знаю с его слов.

Вопрос: ДУБИНСКИЙ в Саратове имел организационные связи с троцкистами?

Ответ: Не знаю.

Вопрос: Вы опять говорите неправду. Вам была извест­на связь ДУБИНСКОГО с троцкистами МИНКИНЫМ, ЛЕЛЕВИЧЕМ, ГЕРЧИКОВЫМ, ГИНГОРНОМ.

Подтверждаете ли вы это?

Ответ: Да, подтверждаю. Я знал, что ДУБИНСКИЙ поддер­живал связь с троцкистами МИНКИНЫМ, ЛЕЛЕВИЧЕМ, ГЕРЧИКОВЫМ и скрытым троцкистом ГИНГОРНОМ.

Вопрос: Откуда вам было известно, что ГИНГОРН является скрытым троцкистом?

Ответ: Мне лично было известно, что ГИНГОРН поддерживал связь с ДУБИНСКИМ и ЛЕЛЕВИЧЕМ и разделял их взгляды.

Вопрос: С кем из указанных троцкистов вы были лично связаны?

Ответ: Троцкистские взгляды в беседе со мной выражали ДУБИНСКИЙ и МИНКИН.

Вопрос: Почему троцкисты ДУБИНСКИЙ к МИНКИН в беседах с вами откровенно излагали свои к.-р. троцкистские взгляды? 

Ответ: ДУБИНСКИЙ и МИНКИН откровенно высказывали передо мной свои троцкистские взгляды, так как были увере­ны, что я их как троцкистов не разоблачу.

Вопрос: Значит, ДУБИНСКИЙ и МИНКИН знали, что вы дву­рушник в ВКП(б)?

Ответ: Да, мое двурушничество заключалось в том, что я скрывал известных мне троцкистов в ВКП(б) от партии и органов соввласти.

Вопрос: Ваше двурушничество как члена ВКП(б) зак­лючалось не только в этом?

Ответ: Я утверждаю, что только в этом.

Вопрос: Это неправда. Вы вели активную троцкистскую работу. Признаете ли вы это?

Ответ: Организационной связи с троцкистами я не имел.

Вопрос: БОДРОВА вы знаете?

Ответ: Да, знаю.

Вопрос: Были ли вам известны к.-р. троцкистские взгляды БОДРОВА в период 1935-1936 г.г.?

Ответ: Да, я знал, что БОДРОВ троцкист.

Вопрос: Знали ли вы ФАЙНА?

Ответ: Да, знал.

Вопрос: О том, что ФАЙН троцкист вы знали? 

Ответ: Да, знал.

Вопрос: Откуда вам было известно, что БОДРОВ и ФАЙН троцкисты?

Ответ: О троцкистских настроениях БОДРОВА и ФАЙНА мне было известно из бесед с ними.

Вопрос: Вы довели до сведения парторганизации ВКП(б) о том, что БОДРОВ и ФАЙН троцкисты?

Ответ: Нет.

Вопрос: Вашими показаниями устанавливается, что с 1932 года до ареста вы поддерживали связь в Саратове, а затем Сталинграде, с рядом скрытых троцкистов, с кото­рыми вели контрреволюционные разговоры. 

Следствию известно, что вы входили в контрреволю­ционную троцкистскую организацию.

Признаете ли вы это?

Ответ: В троцкистскую организацию я не входил. Признаю, что я являюсь двурушником, прикрывавшим троцкистов.

Вопрос: В 1933 году вы были в Ленинграде?

Ответ: Да, в 1933 году я ездил в Ленинград на кон­ференцию по изучению истории крестьянских войн. Конференция эта созывалась ЛОКом. (Ленингр<адское> Отд<еление> Комакад<емии>)

Вопрос: ЗАЙДЕЛЯ вы знаете? 

Ответ: Да, знаю.

Вопрос: С ЗАЙДЕЛЕМ вы вели троцкистские разговоры?

Ответ: Нет, не вел.

Вопрос: Вы скрываете подлинный характер ваших взаимо­отношений с ЗАЙДЕЛЕМ. Нам известно о вашей организационной троцкистской связи с ЗАЙДЕЛЕМ. Ваши заявления, что вы не были организационно связаны с троцкистами – ложны. Вы являетесь участником контрреволюционной троцкистс­кой организации.

Следствие требует от вас правдивых показаний.

Ответ: Считая бесполезным дальнейшее сопротивление следствию, хочу дать откровенные показания о своей контрреволюционной троцкистской деятельности.

В декабре месяце 1933 года, я, как указал выше, был в Ленинграде. В Ленинграде я встретился со старым приятелем по ИКП, видным троцкистом ЗАЙДЕЛЕМ Г.

В беседе с ЗАЙДЕЛЕМ он мне рассказал, что в Ленин­граде существует троцкистский центр, который объединяет всю работу троцкистских организаций в Ленинграде. Ленинградский троцкистский центр, по сообщению ЗАЙДЕЛЯ, ведет большую работу не только в Ленинграде, но и руководит троцкистской работой в ряде других городов Советского Союза.

Вопрос: Кто входил в состав троцкистского центра в Ленинграде?

Ответ: По словам ЗАЙДЕЛЯ, в состав троцкистского центра в Ленинграде входили следующие лица: он – ЗАЙДЕЛЬ, работавший зам<естителем> председателя ЛОКа; ТОМСИНСКИЙ – директор историко-археографического института; МАЛЫШЕВ – директор института истории ЛОКа; ЛЕВИН – член правления ЛСПО; ФЕНДЕЛЬ и РАЙСКИЙ – преподаватели истории Запада Толма­чевской академии, и секретарь академика ВОЛГИНА, фамилию которого не помню.

Тогда же ЗАЙДЕЛЬ мне рассказал, что ТОМСИНСКИЙ и МАЛЫШЕВ руководят троцкистскими организациями в ВУЗах; ФЕНДЕЛЬ и РАЙСКИЙ – Красной армии; секретарь академика ВОЛГИНА – среди научных организаций; ЛЕВИН – в партийно-советских организациях и профсоюзах.

Кроме того, ЗАЙДЕЛЬ мне говорил, что он поддерживает непосредственную связь с троцкистским центром в Москве. Рассказывая об этом, ЗАЙДЕЛЬ сообщил, что работа троц­кистских организаций в Ленинграде протекает весьма успеш­но, что среди троцкистов нарастает большая активность, которую приходится временно сдерживать. Особую активно­сть проявляют троцкистские группы, руководимые ЛЕВИНЫМ, где много террористически настроенной молодежи.

Вопрос: Чем вы объясняете, что ЗАЙДЕЛЬ вел с вами такие откровенные разговоры?

Ответ: ЗАЙДЕЛЬ знал меня как активного троцкиста еще по 1923 году, в период моей учебы с ЗАЙДЕЛЕМ в ИКП. Кроме того, ЗАЙДЕЛЬ знал, что я был одним из руководителей троцкистской организации в Саратове и позже в Сталинграде и поддерживал связь с московским троцкистским центром. Я был также осведомлен о троцкистской деятельности ЗАЙДЕЛЯ в Ленинграде от участника троцкистской организации в Москве – ВАНАГА.

Вопрос: Где и при каких обстоятельствах ЗАЙДЕЛЬ информировал вас в Ленинграде о работе троцкистского центра?

Ответ: Беседа моя с ЗАЙДЕЛЕМ происходила 6-го дека­бря 1933 года в помещении библиотеки ЛОКа и 9 декабря того же года на квартире секретаря академика ВОЛГИНА.

Вопрос: Чем было вызвано посещение ЗАЙДЕЛЕМ кварти­ры секретаря академика ВОЛГИНА?

Ответ: После окончания конференции в академии был устроен для участников конференции официальный банкет. На банкете ЗАЙДЕЛЬ меня предупредил, что в квартире сек­ретаря академика ВОЛГИНА (фамилию его не помню) будет устроено конспиративное совещание организации.

Примерно к 10 часам вечера на квартире собрались: ЗАЙДЕЛЬ, я – МЕЕРСОН, ТОМСИНСКИЙ, МАЛЫШЕВ и квартирохо­зяин (секретарь академика ВОЛГИНА).

На совещании ЗАЙДЕЛЬ сделал короткую информацию о положении троцкистской организации, указав, что органи­зация сильна, но положение, создающееся в стране, обязывает нас к необходимости усиления организационных связей. Здесь же ЗАЙДЕЛЬ подчеркнул необходимость в дальнейшей работе делать упор на вовлечение новых лиц в организа­цию и налаживание связей со старыми троцкистскими кадрами, потерявшими организационную связь.

Кроме того, ЗАЙДЕЛЬ указал, что конференция явилась средством возможности встретиться с нужными людьми и обменяться мнениями о дальнейшей работе.

Вопрос: С ТОМСИНСКИМ, МАЛЫШЕВЫМ и ФЕНДЕЛЕМ у вас были беседы о работе троцкистской организация?

Ответ: Да, были. 7-го декабря 1933 года, за день до начала конференции по изучению крестьянских войн в помещении библиотеки ЛОКа ЗАЙДЕЛЕМ было устроено конспиративное совещание участников троцкистской организации в Ленинграде с отдельными троцкистами, приехавшими в Ленинград на конференцию. На этом совещании были: ТОМСИНСКИЙ, МАЛЫШЕВ, ФЕНДЕЛЬ, РАЙСКИЙ, МИНКИН из Саратова, я – МЕЕРСОН, МИЛЬМАН – преподаватель истории СССР в Моск­ве и др<угие>, фамилии которых я сейчас не помню.

ЗАЙДЕЛЬ выступил с речью, в которой категорически запретил троцкистам, протаскивающим в своих работах тро­цкистскую контрабанду, выступать с саморазоблачениями.

Отдельным же людям, которые были явно скомпромети­рованы этой работой, ЗАЙДЕЛЬ разрешил себя критиковать. В частности, тогда же мне была дана санкция ЗАЙДЕЛЕМ выступить с разоблачением своих троцкистских ошибок. ЗАЙДЕЛЬ преследовал этим цель сохранить меня в ВКП(б).

Вопрос: ЛЕВИНА [1] вы лично знали?

Ответ: Да, я с ним познакомился 9-го декабря 1933 года.

Вопрос: При каких обстоятельствах состоялось ваше знакомство с ЛЕВИНЫМ?

Ответ: С ЛЕВИНЫМ я познакомился 9-го декабря 1933 года на банкете в Академии Наук. Познакомил меня с ним ЗАЙДЕЛЬ.

Тогда же с ЛЕВИНЫМ у меня была короткая беседа по вопросу о моем выступлении на конференции, причем ЛЕВИН одобрительно отнесся к моему освещению крестьянских восстаний в троцкистском духе.

Вопрос: Названный вами по 1933 году как участник организации в Ленинграде ЛЕВИН Военной Коллегией Верховного суда СССР осужден к расстрелу за участие в убийстве тов. КИРОВА С.М.

Выше вы показали, что в декабре 1933 года ЗАЙДЕЛЬ вам рассказывал о террористических настроениях участни­ков группы ЛЕВИНА.

Что вам было известно в 1933 году о подготовке тер­рористических актов контрреволюционной организацией в Ленинграде?

Ответ: В 1933 году мне об этом известно не было.

Однако, в 1935 году при моих встречах в Саратове с ЗАЙДЕЛЕМ и СИМЕНИЩЕВЫМ в Сталинграде (ЗАЙДЕЛЬ был ис­ключен из ВКП(б) с предложением покинуть Ленинград), они мне сообщили, что организация, в которой они состояли, непосредственно участвовала в убийстве КИРОВА.

Тогда же от ЗАЙДЕЛЯ и СИМЕНИЩЕВА я узнал, что орга­низация, в которой они состояли, готовила серию террори­стических актов и что убийство КИРОВА явилось только частью общего плана террористической борьбы с руководст­вом ВКП(б).

СИМЕНИЩЕВ мне сказал, что в Ленинграде вскрыты только участники организации зиновьевцев, между тем как и террористический акт над КИРОВЫМ, и подготовка убийства СТАЛИНА велась и ведется организацией, включающей в себя троцкистов и зиновьевцев, и даже децистов.

На мое заявление, что ведь троцкисты тоже репрессируются, следовательно, и их роль известна органам власти, СИМЕНИЩЕВ ответил, что репрессии в отношении троцкис­тов не означают провала организации, которая продолжает действовать.

Вопрос: А в декабре 1933 года ЗАЙДЕЛЬ разве не говорил вам подробно, в чем заключаются террористические нас­троения группы ЛЕВИНА?

Ответ: Я еще раз утверждаю, что в декабре 1933 года мне конкретно о подготовке террористических актов ничего известно не было.

О причастности ЗАЙДЕЛЯ, ТОМСИНСКОГО, МАЛЫШЕВА и других к убийству КИРОВА я узнал при обстоятельствах, о которых я показывал, только в 1935 году.

Тогда же при встречах с ЗАЙДЕЛЕМ в Саратове он мне рассказал, что он после приезда из Ленинграда успел возобновить связи с высланными из Ленинграда после убийства КИРОВА участниками троцкистско-зиновьевской органи­зации и поддерживает организационную связь с московским троцкистским центром.

При этом ЗАЙДЕЛЬ подчеркнул, что не следует поддаваться панике, так как организация ликвидирована только частично и что перед нами стоят большие задачи активной террористической борьбы с руководством ВКП(б).

Вопрос: Вы показали, что ЗАЙДЕЛЮ вы были известны как один из руководителей троцкистской организации в Саратове.

Дайте показания о вашей троцкистской деятельности и Саратове.

Ответ: По окончании ИКП в 1925 году я был коман­дирован в Саратов для работы в Коммунистическом университете. В Саратове я связался с группой троцкистов: ЛЕЛЕВИЧЕМ – преподавателем ВУЗа, ГЕРЧИКОВЫМ, МИНКИНЫМ, ДУБИНСКИМ, БОДРОВЫМ, РАХМАНЫМ [2], работавшими преподавателями в Коммунистическом университете и Педагогическом институ­те.

До 15 съезда ВКП(б) работа этой группы заключалась, главным образом, в пропагандировании троцкистских идей и распространении фракционных документов.

В 1930 году организация развернула большую работу по вербовке троцкистов и созданию нелегальных троцкист­ских групп. В результате этого в ряде ВУЗов, где рабо­тали преподавателями указанные выше троцкисты, ими были созданы среди преподавательского и студенческого состава нелегальные троцкистские группы. В частности, в Госуниверситете. В состав этой группы входили преподаватели: ДУБИНСКИЙ, РОМАНОВ, ГИНГОРН, студенты ИЩЕНКО и преподаватель ЦИПИС. Остальных участников я не помню. Группа эта была очень мощной.

Троцкистской группой в институте руководили преподаватели: МИНКИН, КАРПОВ, профессор ГЕРЧИКОВ и аспиранты ИСАЕВ и СПИРИН. Кроме того, в группу входили студенты: КУЗНЕЦОВ и БАБИЧЕВ.

Преподаватель КАРПОВ в 1934 году переехал в г. Балашов, куда был назначен директором пединститута. С мим переехал и КУЗНЕЦОВ. Со слов КАРПОВА мне известно, что в Балашовском пединституте КУЗНЕЦОВ и КАРПОВ создали террористическую группу из студентов. Террористическую группу эту возглавил КУЗНЕЦОВ.

В Ветеринарном институте троцкистскую группу соз­дал и руководил ею преподаватель КОСТЕРИН.

В ВАРНИТСО группой руководил профессор ГЕРЧИКОВ.

В Автодорожном институте троцкистской группой ру­ководил директор института ЦЕЛЕХОВ.

Я лично руководил троцкистской группой в обществе историков-марксистов.

В эту группу мною были вовлечены: студент ЧАПЧАЕВ, по национальности калмык, и студент ПРУСЛИН, которые знали о существовании Саратовской троцкистской организации.

Вопрос: Когда вы вовлекли ЧАПЧАЕВА и ПРУСЛИНА в троцкистскую организацию?          

Ответ: В 1930-1931 г.г. в обществе историков-марксистов в Саратове со мной работали окончившие пединс­титут ЧАПЧАЕВ и ПРУСЛИН. Работая с ними над проработкой темы о гражданской войне в Нижне-Волжском крае, ‒ тогда же я ПРУСЛИНА, а затем ЧАПЧАЕВА вовлек в троцкистскую организацию.

Вопрос: Какие задания выполнял ЧАПЧАЕВ и ПРУСЛИН?

Ответ: При вовлечении ЧАПЧАЕВА и ПРУСЛИНА в организацию я им дал задание осторожно пропагандировать троц­кистские идеи – и вовлекать новых лиц в организацию. Весной 1932 года ЧАПЧАЕВ уехал учиться в институт Мировой экономики и политики в Москву, а ПРУСЛИН – в ин­ститут Истории ИКП в Москву. С их отъездом в Москву я с ними связь потерял.

Вопрос: Кто руководил троцкистской организацией в Саратове после 1930 года?

Ответ: В руководство троцкистской организацией входили: ДУБИНСКИЙ, я – МЕЕРСОН, МИНКИН. В 1932 году в связи с разделением Саратовского края я переехал из Саратова в Сталинград, куда был переведен и ИМЭЛ.

Вопрос: Троцкистская организация в Саратове имела связи с другими городами?

Ответ: Да, троцкистская организация в Саратове бы­ла связана с группой троцкистов в Сталинграде.

Вопрос: С кем именно?

Ответ: В 1931 году участник троцкистской организа­ции в Саратове – РОМАНОВ был переведен для работы в Сталинградский комвуз.

В Сталинграде РОМАНОВ создал троцкистскую группу в Архивном управлении, в которую им были привлечены СОКОЛОВ – преподаватель пединститута и СИНЕОКОВ – заведующий архивным управлением.

С моим приездом в Сталинград я также связался с этой группой.

Вслед за моим приездом в Сталинград приехал из Са­ратова участник троцкистской организации БОДРОВ, а еще позже из Ленинграда приехал СИМЕНИЩЕВ.

С их приездом нами была развернута работа по соз­данию троцкистских групп в ВУЗах, где РОМАНОВ, СОКОЛОВ, БОДРОВ и СИМЕНИЩЕВ работали в качестве преподавателей.

БОДРОВ вел троцкистскую работу в ИМЭЛ. В результа­те, он в троцкистскую группу вовлек преподавателя ФАЙНА и аспиранта ЛИСИЧЕНКО.

В Сталинградском пединституте аналогичную работу проводил СОКОЛОВ, который вовлек в троцкистскую группу преподавателя КУДИНОВА и студента ФЕДОРОВА. Последний, в свою очередь, создал среди студентов троцкистскую ­группу.             

В Тракторном институте троцкистскую работу вел СИМЕНИЩЕВ.

Вопрос: Кто такой СИМЕНИЩЕВ?

Ответ: С СИМЕНИЩЕВЫМ я познакомился в 1934-35 учебном году в Сталинграде, куда он приехал для преподавательской работы по окончании аспирантуры в ЛОКе. (Ленинградск<ое> отдел<ение> Комакадемии).

По приезде в Сталинград СИМЕНИЩЕВ явился ко мне с рекомендацией ЗАЙДЕЛЯ как участник троцкистской организации в Ленинграде.

Вопрос: Какую вы лично вели троцкистскую работу в Сталинграде?

Ответ: Я руководил троцкистской организацией в ВУЗах. Одновременно я был занят, по поручению московской троцкистской организации, разработкой материалов по обо­роне Царицына с заданием искусственно подтасовать факты о роли Троцкого в противовес фактической роли СТАЛИ­НА и ВОРОШИЛОВА в обороне Царицына. Задание это я полу­чил от ВАНАГА при встрече с ним в Москве в октябре 1934 года.

В этой работе мне активно помогали РОМАНОВ и СОКО­ЛОВ.

Вопрос: Троцкиста МАКАРЬЕВА вы знаете?

Ответ: Да, я упустил в своих показаниях, что в 1935 году я установил организационную связь через РОМА­НОВА с активным троцкистом МАКАРЬЕВЫМ, работавшим зав<едующим> Культпропом краевого комитета ВКП(б). Со слов МАКАРЬЕВА мне было известно, что он связан с рядом активных троцкистов в Минске.

Вопрос: Вы показали, что о работе ленинградской троцкистской организации вам было также известно от ВА­НАГА.

Когда вы связались с ВАНАГОМ?

Ответ: С ВАНАГОМ я познакомился в 1921-23 г.г. в Москве, в ИКП. В 1923 году я вместе с BAHAГОМ принимал участие в троцкистской деятельности. С этого времени я не терял организационной связи с ВАНАГОМ.

Работая в Саратове и Сталинграде и входя в руководство троцкистской организации, я о своей работе систематически сообщал ВАНАГУ и получал от него указания.

Вопрос: Что вам было известно от ВАНАГА об его троцкистской деятельности в Москве?

Ответ: Со слов ВАНАГА мне было известно, что он объединяет ряд троцкистских групп в московских ВУЗах и располагает связями на периферии.

ВАНАГ в своей работе отчитывается непосредственно перед каким-то троцкистским руководством, но перед кем именно, он мне не говорил. Я на этом из принципов конспирации не настаивал.

Вопрос: Вы говорите неправду. ВАНАГ доверял вам и информировал вас, с кем он организационно связан в Мос­кве?

Ответ: ВАНАГ мне только рассказывал, что в инсти­туте истории Комакадемии, заместителем директора которого он являлся, у него имеется троцкистская группа, в которую входили: МИЛЬМАН, ЗЕЛЬЦЕР, ГАЙСИНОВИЧ и АНАТОЛЬЕВ, – научные сотрудники Комакадемии.

Вопрос: Это не все. ВАНАГ вам также говорил о лицах, которые руководили его троцкистской деятельностью.

Ответ: Я должен признать, что в октябре месяце 1934 года в беседе с ВАНАГОМ на квартире последнего в Москве он мне рассказал, что работавший в Париже секретарем полпредства СССР – ГЕЛЬФАНД (в 1925 году работал редактором газеты "Саратовские Известия") является скры­тым троцкистом и поддерживает непосредственную связь с Троцким. Из этого сообщения ВАНАГА я понял, что он рас­полагает какими-то связями с заграничным троцкистским центром.

 

Показания мои верны, записаны правильно с моих слов.

 

МЕЕРСОН.

 

ДОПРОСИЛИ: 

 

НАЧ. 7-ого ОТД. ОО ГУГБ: ЮЖНЫЙ.

ДЛЯ ОСОБЫХ ПОРУЧЕНИЙ ОО ГУГБ: РАДИН.

 

Верно:

 

ОПЕР. УПОЛН. 3-го ОТД. СПО ГУГБ –

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: ‒ (УЕМОВ)

 

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 165, Л. 157-174


[1] Левин Владимир Соломонович (1897-1934), образование среднее, член ВКП(б) с марта 1917 г. В 1926 г. исключался из ВКП(б) за фракционную деятельность, восстановлен в 1927 г., однако вновь исключен XV-м съездом ВКП(б). Вновь восстановлен в 1928 г. Осужден за убийство Кирова в составе группы лиц выездной сессией ВКВС СССР в Ленинграде 29 декабря 1934 г. и в этот же день расстрелян.

[2] Так в тексте. Возможно, Романов.

Comments