ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 

Подлежит возврату во 

II часть ОС ЦК ВКП(б)

 

СТРОГО СЕКРЕТНО.

 

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

ВСЕСОЮЗНАЯ КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ (большевиков). 

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ.

 

№ П3004                                                                                           23 июля 1936 г.

 

ЧЛЕНАМ и КАНДИДАТАМ ПОЛИТБЮРО: т.т. Андрееву, Ворошилову, Жданову, Кагановичу, Калинину, Косиору Ст., Микояну, Молотову, Орджоникидзе, Петровскому, Постышеву, Рудзутаку, Сталину, Чубарю, Эйхе.

 

Тов. Ежову.

По поручению т. Сталина посылается Вам для сведения протокол допроса Мрачковского С.В. от 19-20 июля 1936 г. 

 

Приложение: экз. №_____ на 10 листах.

 

ЗАВ. ОС ЦК


СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО.

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) – 

Тов. СТАЛИНУ

 

Направляю Вам протокол допроса МРАЧКОВСКОГО С.В. от 19-20 июля 1936 г.

 

НАРОДНЫЙ КОМИССАР

ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР

 

(ЯГОДА)

 

22 июля 1936 года.

№ 57034

 

[Помета: Членам ПБ. И. Сталин.]


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

МРАЧКОВСКОГО, Сергея Витальевича, от 19-20 июля 1936 г.

 

МРАЧКОВСКИЙ С.В.,1888 г<ода> р<ождения>, быв­ший член ВКП(б) с 1905 года, ис­ключен из партии за к.-р. троцки­стскую деятельность. В 1935 г. осуж­ден Особым Совещанием при НКВД на 5 лет концлагеря. До ареста ра­ботал начальником строительства ж<елезно>д<орожной> магистрали Караганда-Балхаш.

 

Вопрос: Давая показания 4-го и 10-го июля с<его> г<ода> о контрреволюционной деятельности троцкистско-зиновьевского блока, членом центра которого вы были, вы скры­ваете террористическую деятельность блока и вашу личную роль в организации террора против руководства ВКП(б) и советского правительства. Мы располагаем доказатель­ствами вашего активного участия в организации боевой работы блока. Предлагаем дать следствию исчерпывающие и подробные показания по этому поводу.

Ответ: В предыдущих показаниях я заявил Вам о своем решении до конца разоблачить гнусную работу шайки бандитов, вместе с которой я до последнего времени боролся с партией и советской властью.

Вопрос: Что вам известно о террористической деятельности троцкистско-зиновьевского блока?

Ответ: Линия на террор нами – троцкистами была взята еще задолго до создания блока с Зиновьевым, Каме­невым. В 1930 году, когда И.Н. СМИРНОВ был в Берлине и связался с Троцким Л., от последнего были получены ди­рективы приступить к организации боевых групп троцкистов. На совещании с участием И.Н. СМИРНОВА, меня, МРАЧКОВСКОГО, ТЕР-ВАГАНЯНА, на котором присутствовала Ш. САФОНОВА [1], нами тогда было решено привлечь к этой работе чле­нов нашей организации из военных работников, хорошо нам известных по прошлой работе с нами в армии. Тогда же мы решили привлечь к этой работе ДРЕЙЦЕРА Е., ЭСТЕРМАНА И.С., ШМИДТА Д.А., ОХОТНИКОВА М., БУЛАТОВА, ЮДИНА Р.М., ЯЦЕКА В.К. и ГАЕВСКОГО Д.

Предполагалось привлечь к этой работе БЕРМАНА Яко­ва, ныне работающего в Верхсуде Союза, но так как он примыкал к троцкистам сравнительно недолго, решено было тогда воздержаться от его привлечения и предварительно хорошо к нему приглядеться.

Организация боевой группы троцкистов была возложе­на на меня и ДРЕЙЦЕРА Е.

Вопрос: Что конкретно вами было проделано в осуще­ствление директивы Троцкого Л. о терроре против руководства ВКП(б) в 1930 году?

Ответ: До начала 1932 года мы ничего конкретного не сделали, и время ушло на связь и обработку перечис­ленных мною выше членов нашей организации. Обработка велась мною и ДРЕЙЦЕРОМ Е. каждого из перечисленных членов организации персонально.

Вопрос: Вы говорите, что все перечисленные вами выше члены организации, которых вы решили привлечь к боевой работе, были вам хорошо известны по совместной контрреволюционной троцкистской работе. Как же понять вас, что вам на их обработку понадобилось около двух лет?

Ответ: Во-первых, не все из перечисленных мною чле­нов организации постоянно находились в Москве, нужно было с ними связаться. Во-вторых, становясь на путь террора против руководства ВКП(б) и советского правительства, мы решили, что к этой работе можно привлечь только тех из членов нашей организации, которые не остановятся пе­ред необходимостью пожертвовать собственной жизнью при совершении теракта. Для этого надо было отобрать людей, не только преданных идее Троцкого, но лично мужествен­ных, способных жертвовать собой, не выдавая других. Ру­ководящей тройкой мы этих людей называли "группой обре­ченных". Естественно, что самый характер деятельности, к которой мы готовили эту группу, подсказывал нам необ­ходимость быть осторожными.

Вопрос: Против кого из руководства ВКП(б) вы наме­ревались совершить теракт?

Ответ: По директиве Л. Троцкого, полученной в 1930 г. И.Н. СМИРНОВЫМ, мы должны были убить Сталина, Ворошилова, Кагановича. В первую очередь намечался Сталин.

Вопрос: Как предполагалось достать оружие для тер­акта?

Ответ: У некоторых из нас было при себе оружие, но оно было зарегистрировано и значилось на нас. Это было опасно и в случае провала грозило провалить всю организацию. На совещании руководящей тройки было решено для теракта применять оружие, не значащееся принадлежащим кому-либо из членов организации. Мы полагали, что че­рез членов организации, находившихся в армии, в част­ности, через ШМИДТА Д. нам удастся получить необходимое оружие. Я лично договаривался об оружии со ШМИДТОМ Д.

Вопрос: Где и когда вы договорились со ШМИДТОМ об оружии для теракта?

Ответ: Это было в Москве в 1932 году, осенью, ШМИДТ зашел ко мне в представительство БАМа, которое поме­щалось около здания ЦК ВКП(б), и там я с ним имел на эту тему разговор.

Вопрос: Дал ли Д. ШМИДТ вам согласие достать ору­жие для теракта?

Ответ: Д. ШМИДТ дал мне согласие достать необхо­димое нам для теракта "нейтральное" оружие.

Вопрос: На совещании руководящей тройки вы реши­ли привлечь к боевой работе ДРЕЙЦЕРА, ГАЕВСКОГО, ЭСТЕРМАНА, ЯЦЕКА, ШМИДТА, ОХОТНИКОВА, БУЛАТОВА, ЮДИНА и БЕРМАНА Якова. Кого фактически вы обработали и подготовили для участия в террористической работе?

Ответ: Все перечисленные мною члены троцкистской организации, за исключением БЕРМАНА Якова, нами были обработаны и от них было получено полное согласие войти в "группу обреченных".

Вопрос: Кого из перечисленных вами лиц вы лично обработали и привлекли в "группу обреченных"?

Ответ: Из перечисленных выше лиц я лично обработал и привлек в "группу боевиков" Я. ОХОТНИКОВА, Р. ЮДИНА и В. ЯЦЕКА. Остальных привлек ДРЕЙЦЕР.

Вопрос: Где и когда вы привлекли в "группу обреченных" Я. ОХОТНИКОВА?

Ответ: ОХОТНИКОВА я обрабатывал в 1932 году, в на­чале года, у него на квартире в Москве, на Мертвом пе­реулке. У него же на квартире примерно в середине 1932 года я часто встречался с Р. ЮДИНЫМ, где его и обработал.

Вопрос: Где и когда вы привлекли в "группу обреченных" В. ЯЦЕКА?

Ответ: ЯЦЕКА я завербовал для боевой работы к кон­цу 1932 года. Это было у меня на квартире, на Тверс­ком бульваре, д. № 6, кв. 33, куда я специально пригласил ЯЦЕКА.

Вопрос: Кто и когда привлек в боевую группу Д. ШМИДТА?

Ответ: Д. ШМИДТА привлек в боевую группу Е. ДРЕЙЦЕР, кажется, в 1931 г. Разговаривая со ШМИДТОМ об оружии в 1932 г., я уже знал от ДРЕЙЦЕРА Е., что ШМИДТ дал ему согласие войти в "группу обреченных".

Вопрос: Обрабатывали ли вы для боевой деятельности БЕРМАНА Якова?

Ответ: Я его не обрабатывал, не знаю сделал ли это ДРЕЙЦЕР. Думаю, нет, так как, я уже говорил, у нас к нему доверия не было, и мы решили от привлечения его к работе в организации воздержаться.

Вопрос: Говорили ли вы ОХОТНИКОВУ, ЮДИНУ, ЯЦЕКУ, про­тив кого вы решили направить теракт?

Ответ: Да, говорил, все они знали, что решено убить Сталина, Ворошилова, Кагановича.

Вопрос: Что сделано вами в дальнейшем по организа­ции террора против намеченных вами руководителей ВКП(б)?

Ответ: В середине 1932 г. И.Н. СМИРНОВ поставил пе­ред нашей руководящей тройкой вопрос о необходимости объединения нашей организации с группами Зиновьева-Ка­менева и Шацкина-Ломинадзе. Мотивы, которыми это объеди­нение вызывалось, я уже объяснял в предыдущих показаниях. Тогда же было решено запросить по этому поводу Троцко­го Л. и получить от него указания. Троцкий ответил сог­ласием на создание блока при условии принятия объеди­няющимися в блок группами вопроса о необходимости на­сильственного устранения вождей ВКП(б) и в первую оче­редь Сталина.

Вопрос: Как вы связались с Л. Троцким в этот раз?

Ответ: В последних месяцах 1932 года за границу поехал ГОЛЬЦМАН, член нашей организации, который и по­вез письмо Л. Троцкому от И.Н. СМИРНОВА.

Вопрос: Через кого была получена директива от Л. Троцкого на ваш запрос и в чем она заключалась?

Ответ: Ответ от Л. Троцкого привез ГОЛЬЦМАН, насколько я помню, устно. Троцкий соглашался на блок с КАМЕНЕВЫМ, ЗИНОВЬЕВЫМ, ШАЦКИНЫМ и ЛОМИНАДЗЕ при условии принятия ими вопроса о борьбе с руководством ВКП(б) в нашей постановке. Одновременно он вновь настаивал на необходимости убить Сталина.

Вопрос: Были ли у вас разногласия с КАМЕНЕВЫМ, ЗИНОВЬЕВЫМ, ШАЦКИНЫМ, ЛОМИНАДЗЕ при создании блока по вопросу о терроре против руководства ВКП(б)?

Ответ: Споров никаких не было, так как КАМЕНЕВ и ЗИ­НОВЬЕВ сами стояли на точке зрения необходимости насильственного устранения руководителей ВКП(б) и в особенности Сталина и, как выяснилось впоследствии, у них парал­лельно велась активная подготовка к совершению убийст­ва Сталина и Кагановича.

Вопрос: Продолжали ли Вы действовать в своей боевой работе параллельно с КАМЕНЕВЫМ-ЗИНОВЬЕВЫМ после соз­дания центра блока, куда вы вошли?

Ответ: С момента создания центра блока, в который я вошел, – осенью 1932 года – мы объединили наши боевые группы для совместной работы, хотя наша боевая группа сохранилась как самостоятельная группа троцкистов.

С момента организации московского центра блока прак­тическая работа с боевой группой "обреченных" была нами возложена на ДРЕЙЦЕРА, члена московского центра блока от нас, троцкистов.

Вопрос: Что практически вами было сделано после создания блока по подготовке убийства т.т. СТАЛИНА, КАГАНОВИЧА?

Ответ: По договоренности с КАМЕНЕВЫМ и ЗИНОВЬЕВЫМ, я имел встречу с руководителем московской террористи­ческой группы зиновьевцев – РЕЙНГОЛЬДОМ, которого я лич­но хорошо знал и связал его с Е. ДРЕЙЦЕРОМ для совместной подготовки терактов.

Вопрос: Когда и где состоялась ваша встреча с РЕЙН­ГОЛЬДОМ?

Ответ: Это было в конце 1932 года на квартире у РЕЙН­ГОЛЬДА.

Вопрос: Присутствовал ли кто-либо кроме вас и РЕЙН­ГОЛЬДА при этой встрече?

Ответ: Был со мной, кажется, ЭСТЕРМАН, хотя точно при­помнить трудно. Кажется, он.

Вопрос: Что сделано было Вами после объединения с зиновьевцами по организации покушения на вождей ВКП(б)?

Ответ: Вскоре я уехал на БАМ (Байкало-Амурская маги­страль). Вернулся я в Москву в 1934 году. От ДРЕЙЦЕРА я узнал, что совместная работа с зиновьевцами, особенно московского центра блока, сильно продвинулась вперед, что ЗИНОВЬЕВ и КАМЕНЕВ решительно настаивают на убийст­ве КИРОВА как одного из главных виновников разгрома зиновьевцев в Ленинграде. Боевая группа ДРЕЙЦЕРА к это­му времени организовала квартиру на пути следования СТАЛИНА на Можайском шоссе и готовится к совершению теракта на этом пути.

Вопрос: Какую квартиру организовал ДРЕЙЦЕР на Можай­ском шоссе?

Ответ: На Дорогомиловской заставе поселился член троцкистской организации ХРУСТАЛЕВ Георгий, и из этой квартиры велось наблюдение за маршрутом СТАЛИНА.

Вопрос: Чье оружие предполагалось использовать для совершения теракта над тов. СТАЛИНЫМ?

Ответ: Я не могу вспомнить, чье оружие, но ДРЕЙЦЕР мне докладывал, что к моему приезду созданы троцкистские группы на некоторых московских предприятиях, в которые входили члены ВКП(б). У них и предполагалось взять ору­жие.

Вопрос: На каких предприятиях были созданы Е. ДРЕЙЦЕРОМ троцкистские группы?

Ответ: Насколько я помню, у нас были созданы группы в 5-10 человек на одном из предприятий "Мосэнерго" – руководил этой группой ГАЕВСКИЙ, и небольшая группа на "Парижской коммуне" Кожобъединения. На одном из авиа­заводов работал ФЛАКС И., член нашей организации, и он должен был достать для нас оружие.

Вопрос: Связались ли вы непосредственно с этими троцкистскими группами на предприятиях?

Ответ: Непосредственно с ними я не связывался и знал о них через ДРЕЙЦЕРА Е.

Вопрос Кто из боевиков должен был совершить теракт над тов. СТАЛИНЫМ?

Ответ: Из боевиков для совершения теракта против СТАЛИНА был намечен и подготовлен ГАЕВСКИЙ.

Вопрос: Расскажите нам о вашей встрече с КАМЕНЕВЫМ в середине 1934 года.

Ответ: После встречи с ДРЕЙЦЕРОМ в середине 1934 г., как я уже показывал в предыдущих показаниях, я встретился с Л. КАМЕНЕВЫМ. Он информировал меня о работе блока после ареста И.Н. СМИРНОВА. В разговоре он мне сообщил, что они, зиновьевцы, ранили убить КИРОВА, с именем которого связан разгром зиновьевцев. КАМЕНЕВ мне сообщил, что для убийства КИРОВА БАКАЕВУ Ив<ану> поручена организация тер­группы в Ленинграде и что эта группа БАКАЕВЫМ уже под­готовлена.

Вопрос: Кто руководил боевой работой вашей группы во время вашего отсутствия в Москве с 1932 г. по 1934 г.?

Ответ: Практически этой работой все время руководил Е. ДРЕЙЦЕР.

Вопрос: Было ли практически подготовлено покушение на руководителей ВКП(б) кроме тов. СТАЛИНА?

Ответ: В середине 1934 г. ДРЕЙЦЕР Е. мне докладывал, что им подготавливалось одновременно убийство ВОРОШИЛОВА, для чего должен был быть подготовлен ШМИДТ Дмитрий, бывший в армии на должности командира и не бывший на подозрении в партии. Предполагалось, что он убьет ВОРОШИ­ЛОВА либо во время личного доклада ВОРОШИЛОВУ по делам службы, либо во время очередных маневров, на которых будет присутствовать ВОРОШИЛОВ.

Вопрос: Где работал тогда ШМИДТ Дмитрий?

Ответ: ШМИДТ Дмитрий был в то время в Украинском Военном Округе командиром одной из бригад.

Вопрос: Расскажите подробнее, что вы знаете о ШМИДТЕ Д.?

Ответ: Д. ШМИДТА я хорошо знаю как активного троц­киста, старого приятеля по армии Е. ДРЕЙЦЕРА. В 1927 или 1928 г.г. Д. ШМИДТ был привлечен Е. ДРЕЙЦЕРОМ к троцкистс­кой деятельности, и он вел активную троцкистскую работу на Северном Кавказе, где в то время был командиром од­ной из кавалерийских частей. Связь с нашей организацией через ДРЕЙЦЕРА Е. ‒ Д. ШМИДТ поддерживал до последнего времени.

Вопрос: Кто еще из находившихся в армии входил в состав боевых групп?

Ответ: Больше я никого не помню.

Вопрос: Знаете ли вы состав боевых групп ЗИНОВЬЕВА и КАМЕНЕВА?

Ответ: Я знаю со слов КАМЕНЕВА, что они располагают несколькими группами в Москве и Ленинграде. Я знаю с его слов, что руководили боевой группой РЕЙНГОЛЬД и БА­КАЕВ, назывался ФЕДОРОВ, но членов боевых групп кроме них мне КАМЕНЕВ не называл.

Вопрос: Что вам еще известно о практической деятель­ности блока по подготовке теракта против руководства ВКП(б)?

Ответ: Я сказал все, что знаю. После встречи с ДРЕЙЦЕРОМ и КАМЕНЕВЫМ в середине 1934 года я уехал в Казах­стан, где работал, и вернулся в Москву в конце 1934 года, вскоре после чего я был арестован. Если я что-либо вспом­ню, я вам сообщу дополнительно.

Вопрос: Подтверждаете ли вы ваш разговор с ФЕДОРОВЫМ в начале 1936 г. в Челябинском изоляторе, о котором, вы показывали на допросе 10-го июля с<его> г<ода>?

Ответ: Да, подтверждаю. Я должен оговориться, что все, что ФЕДОРОВ мне в разговоре сообщил об убийстве КИРО­ВА, я знал также от самого КАМЕНЕВА.

 

Протокол записан с моих слов верно, мною прочитан. 

 

МРАЧКОВСКИЙ.

 

ДОПРОСИЛ: 

 

НАЧ. ИНО ГУГБ НКВД –

КОМИССАР ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ 2 ранга: СЛУЦКИЙ.

 

Верно:

 

ОПЕР. УПОЛН. СПО ГУГБ –

СТ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (СВЕТЛОВ)

 

 

РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 229, Л. 2-14


[1] В данном случае, инициал «Ш» означает Шура, имеется в виду Александра Николаевна Сафонова, в описываемое в показаниях время жена И.Н. Смирнова.

Comments