ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

МУСАТОВА, Андрея Алексеевича, от 21 марта 1936 года.

 

МУСАТОВ А.А.,1900 года рождения, ур<оженец> г. Бежица, Западной области, бывший член ВКП(б), исключен как троцкист.
До ареста – без определенных заня­тий. Проживал в Москве.

 

Вопрос: Следствию известно, что на предыдущих допросах вы назвали не всех известных вам участников к.-р. троцкистской организации. Назовите их.

Ответ: Признаю, что на предыдущих допросах я не показал об участии в к.-р. троцкистской организации юри­сконсульта Льнокомбинатстрой в Смоленске – АЛЕКСАНДРОВА, Семена Васильевича.

Вопрос: Когда и при каких обстоятельствах вам стало известно об участии в к.-р. троцкистской организации АЛЕКСАНДРОВА?

Ответ: С  АЛЕКСАНДРОВЫМ, Семеном Васильевичем, я знаком с 1916 г. С 1918 г. между нами установились дружеские отношения. В 1921 году мы учились вместе в Плехановском институте. В 1923 году АЛЕКСАНДРОВ одновременно со мной был исключен из ВКП(б) за активную троцкистскую деятельность.

Впоследствии АЛЕКСАНДРОВ продолжал оставаться на троцкистских позициях. Из разговоров с ним в 1927-29 годах мне было известно, что АЛЕКСАНДРОВ принимает участие в нелегальной троцкистской деятельности и знаком с нелегальной троцкистской литературой.

В конце 1928 года либо в начале 1929 года АЛЕКСАНДРОВ при приездах в Москву мне рассказывал, что бывает на квартире у нашей общей знакомой по Брянску  ГЕНДИНОЙ, Розы Яковлевны, на квартире у которой созывались нелегальные сборища троцкистов. 

У АЛЕКСАНДРОВА были большие связи среди троцкистов – б<ывших> студентов Плехановского института.

В 1931-33 годах при встречах в Москве АЛЕКСАНДРОВ высказывал несогласие с политикой партии в области индустриализации и коллективизации.

В 1935 году я встретился несколько раз с АЛЕКСАНД­РОВЫМ во время его приездов в Москву.

При встречах в 1935 году в процессе бесед со мной на политические темы АЛЕКСАНДРОВ проявлял резко контрреволюционные настроения и высказывал озлобление в связи с репрессиями в отношении троцкистов.

Все высказывания АЛЕКСАНДРОВА давали мне основание считать его человеком, подходящим для участия в троцкистской организации, и я намеревался его вовлечь в органи­зацию.

Вопрос: Если вы только намеревались вовлечь АЛЕКСАНДРОВА в к.-р. троцкистскую организацию, то почему же вы его называете участником ее?

Ответ: Вовлекать АЛЕКСАНДРОВА в организацию мне не нужно было, поскольку я выяснил, что он уже принимает участие в организованной троцкистской деятельности.

Произошло это при следующих обстоятельствах: в августе 1935 года АЛЕКСАНДРОВ приехал в Москву и посетил меня на даче в Измайлове, где я в это время проживал.

Разговор начался с рассказа АЛЕКСАНДРОВА о том, что в Смоленске "раздуто дело судебных работников" для того, чтобы подчеркнуть "проявляемую бдительность".

Рассказывая об этом и обобщая этот факт, АЛЕКСАНДРОВ стал высказывать контрреволюционные суждения о проводимых органами советской власти репрессиях и при этом перешел на тему о репрессиях в отношении троцкистов и зиновьевцев.

Я всецело поддерживал АЛЕКСАНДРОВА. После этого АЛЕКСАНДРОВ мне заявил, что несмотря на репрессии, проводимые в отношении троцкистов и зиновьевцев, они продолжают действовать, и что убийство КИРОВА является лишь частью общего плана борьбы с ВКП(б) со стороны троцкистов и зиновьевцев.

АЛЕКСАНДРОВ мне говорил, что троцкистско-зиновьевская организация подготовляла убийство ряда руководителей ВКП(б) и в первую очередь СТАЛИНА.

На мой вопрос, откуда он об этом знает, АЛЕКСАНДРОВ мне заявил, что он является участником этой террористической троцкистской организации и что ему поручено среди знакомых по Москве подыскивать людей, подходящих для организации, т.е. для продолжения террористической борьбы с руководством ВКП(б).

Тут же он мне предложил принять участие в этой троцкистской организации. В ответ на это я ему заявил, что принимаю участие в подпольной троцкистской деятельности и что организационно я связан с одним из активных участников троцкистской организации в г. Горьком и по его поручениям веду работу по Москве. 

Я ему также заявил, что мне от этого лица известно о том, что убийство КИРОВА являлось лишь частью общего плана террора над руководством ВКП(б).

Вопрос: Кого вы имели в виду, ссылаясь на "активного участника троцкистской организации в Горьком"?

Ответ: Я имел в виду ФЕДОТОВА.

Вопрос: Когда и при каких обстоятельствах вам говорил ФЕДОТОВ, что убийство т. КИРОВА являлось исполнением части террористических планов вашей к.-р. организации?

Ответ: На предыдущих допросах я не все показал о моем разговоре с ФЕДОТОВЫМ в декабре 1934 года. Именно в процессе этого разговора, когда ФЕДОТОВ мне предложил выехать в Москву для связи с московскими участниками троцкистской организации, он мне и сказал, что убийство КИРОВА совершено участником нашей троцкистско-зиновьевской организации и организовано последней.

Вопрос: Как реагировал АЛЕКСАНДРОВ, когда вы ему сообщили, что уже являетесь участником троцкистской контрреволюционной организации?

Ответ: АЛЕКСАНДРОВ был удовлетворен моим сообщением и заявил, что он придает большое значение моему проживанию в Москве. Он указывал на то, что этим самым я смогу принесть большую пользу организации в деле подготовки и осуществления террористических актов. Он предложил мне поддерживать связь через него со Смоленской группой организации. 

Я дал на это свое согласие.

Вопрос: Из ваших предыдущих показаний видно, что еще до встречи с АЛЕКСАНДРОВЫМ вы сами вели активную работу по подготовке террористических актов в Москве. Между тем, на сегодняшнем допросе вы показываете, что взяли на себя роль исполнителя поручений АЛЕКСАНДРОВА. Чем вы объясняете такое противоречие?

Ответ: Дело в том, что я не хотел раскрывать перед АЛЕКСАНДРОВЫМ своей роли в организации. Его предложение связать меня с Смоленской группой организации меня полностью устраивало, так как я намеревался использовать эту группу для практического участия в террористических актах, но АЛЕКСАНДРОВУ я об этом не сказал, оставив у него впечатление, что буду выполнять его поручения.

Вопрос: Что вам говорил АЛЕКСАНДРОВ о составе смоленской группы троцкистской к.-р. организации?

Ответ: На мои расспросы о составе смоленской группы троцкистской к.-р. организации АЛЕКСАНДРОВ мне ответил, что он лично поддерживал ранее непосредственную связь с участником к.-р. организации – быв<шим> председателем коллегии защитников г. Смоленска ЛЮБОМУДРОВЫМ. ЛЮБОМУДРОВ, по словам АЛЕКСАНДРОВА, играл в смоленской группе троцкистской к.-р. организации активную руководящую роль.

АЛЕКСАНДРОВ мне говорил, что ЛЮБОМУДРОВ в начале 1935 года был арестован за уголовное преступление, но это обстоятельство на деятельности террористической группы не отразилось.

Вопрос: Были ли у вас с АЛЕКСАНДРОВЫМ разговоры о практической деятельности в троцкистской к.-р. организации после августа 1935 г.?

Ответ: В августе 1935 г. я с АЛЕКСАНДРОВЫМ договорились, что он снова приедет специально ко мне в Москву для того, чтобы подробнее обсудить план наших дальнейших совместных мероприятий и каким образом я свяжусь с участниками к.-р. организации в Смоленске. Однако до моего ареста мне с АЛЕКСАНДРОВЫМ говорить об организации не удалось.

Вопрос: В начале допроса вы показали, что ГЕНДИНА, Роза Яковлевна, являлась вашей и АЛЕКСАНДРОВА общей знакомой. Что вам о ней известно?

Ответ: ГЕНДИНУ Р.Я. я знаю еще по Брянску с 1919 года. В 1921 году она приехала в Москву и поступила на учебу на эконом<ический> факультет 1-го МГУ. В 1923 году она примкнула к троцкистской оппозиции. Я с ней потерял связь в 1924 году. В то время она продолжала оставаться троцкисткой. Больше я с ней не встречался. Последние сведения о ней я имел от АЛЕКСАНДРОВА в конце 1928 года либо в начале 1929 года, затем мне говорил работник НКТП, член ВКП(б) – АРУЛИН в 1935 году, что ГЕНДИНА вместе с мужем КОМАРОВЫМ работают в Донбассе. В 1928-29 г.г., по словам АЛЕКСАНДРОВА, ГЕНДИНА оставалась членом ВКП(б).

Вопрос: В связи с чем у вас возник в 1935 году в разговоре с АРУЛИНЫМ вопрос о ГЕНДИНОЙ? 

Ответ: АРУЛИН мой приятель с 1920 года. С 1927 по 1934 год мы с ним не виделись. При встрече в 1935 г. мы вспоминали общих знакомых по Брянску и среди них вспоминали о ГЕНДИНОЙ Р.Я [1].

 

Записано с моих слов правильно и мною прочитано.

 

МУСАТОВ А.А.

 

Допросил: 

 

ОПЕР. УПОЛН. 3-го ОТД. СПО ГУГБ –

МЛ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: АЛЬТМАН

 

Верно: 

 

ОПЕР. УПОЛН. 3-го ОТД. СПО ГУГБ –

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (УЕМОВ)


РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 162, Л. 222-228.


[1] И таким образом Гендина Розалия Яковлевна, 1903 г. рождения, уроженка Новозыбковского района Брянской области, член ВКП(б) с 1920 г. попала на заметку к "органам советской власти". Арестована она была много позже расстрела А. Мусатова, 27 июня 1937 г. (если, конечно, это был не повторный арест в лагере). ВКВС СССР приговорила ее к расстрелу 10 июня 1938 г. В тот же день она была расстреляна.

Comments