ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

НИЛЕНДЕРА, Николая Евгеньевича,

от 12 апреля 1936 года.

 

НИЛЕНДЕР Н.Е., 1903 г<ода> р<ождения>, сочувствующий ВКП(б), до ареста декан Сормовского Пединститута.

 

Вопрос: С какого времени вы работаете в Горьковском Педа­гогическом институте?

Ответ: В этом институте я работаю в качестве преподавате­ля с 1932 года. Аспирантуру в этом же институте я проходил с 1930 г.

Вопрос: Вы преподавали все время в Сормовском филиале пединститута?

Ответ: Нет. До осени 1934 г. я преподавал в институте в самом гор. Горьком. С осени 1934 года в связи с переводом есте­ственного факультета в Сормово я стал работать там, сначала пом<ощником> декана этого факультета, а с марта 1935 года – деканом факультета.

Вопрос: В каких отношениях вы были с бывш<им> директором Педагогического института ФЕДОТОВЫМ И.К.?

Ответ: С ФЕДОТОВЫМ я был в хороших отношениях.

Вопрос: Бывали ли вы с ФЕДОТОВЫМ вместе в частной обста­новке?

Ответ: Да, бывал. До октября 1935 года я с ним встречался довольно часто у него на дому и в ресторане гостиницы "Инту­рист".

Вопрос: Имели ли вы с ФЕДОТОВЫМ когда либо беседы на политические темы?

Ответу Да, имел отдельные беседы.

Вопрос: Какие?

Ответ: ФЕДОТОВ неоднократно при встречах со мной высказывал троцкистские взгляды, распространял клевету и похабщину о руководстве ВКП(б). Сперва ФЕДОТОВ был со мной не совсем от­кровенен, а к весне 1935 г., когда мы с ним сблизились, ФЕДОТОВ раскрылся передо мной как троцкист.

Вопрос: Кто вам известен из лиц, связанных с ФЕДОТОВЫМ?

Ответ: Мне известно, что ФЕДОТОВ в Горьком вплоть до своего ареста был связан с преподавателями МУСАТОВЫМ, КАНТОРОМ, СОКОЛОВЫМ.

Вопрос: Известен ли вам ФУРТИЧЕВ и был ли он связан с ФЕДОТОВЫМ?

Ответ: ФУРТИЧЕВ мне известен. Был ли он связан с ФЕДОТО­ВЫМ, я не знаю. ФЕДОТОВ мне об этом не говорил.

Вопрос: Какой характер носила связь ФЕДОТОВА с КАНТОРОМ и СОКОЛОВЫМ?

Ответ: Связь ФЕДОТОВА с КАНТОРОМ носила характер связи двух троцкистов-единомышленников. О СОКОЛОВЕ я этого сказать не могу, так как мне характер его связи с ФЕДОТОВЫМ и КАНТО­РОМ неизвестен.

Вопрос: Вы показали, что ФЕДОТОВ и КАНТОР были между собой связаны как троцкисты-единомышленники. На каком основании вы это утверждаете?

Ответ: Я ранее показал, что ФЕДОТОВ на протяжении 1934-35 г.г. высказывал мне троцкистские взгляды. Для меня было со­вершенно очевидно, что ФЕДОТОВ – скрытый троцкист. Я не возражал против троцкистских высказываний ФЕДОТОВА и исподволь попал под его влияние. К весне 1935 года отношения между нами стали настолько близкими, что ФЕДОТОВ мог на меня рассчитывать как на своего единомышленника. Времени для проверки меня и моих на­строений у него было достаточно.

Близкую связь ФЕДОТОВА с КАНТОРОМ, которая, однако, не афишировалась, я рассматривал в свете изложенного выше как организационную связь двух троцкистов.

Вопрос: Вы только догадывались, что ФЕДОТОВ и КАНТОР бы­ли организационно связаны как троцкисты?

Ответ: Я должен откровенно признать на следствии, что об организационной связи ФЕДОТОВА и КАНТОРА как троцкистов мне стало известно потому, что я сам являлся участником троцкист­ской организации, в которую был вовлечен ФЕДОТОВЫМ в г. Горьком весной 1935 года.

Вопрос: Кто вам еще известен из участников этой троцкист­ской организации?

Ответ: Из участников организации со слов ФЕДОТОВА мне известны: б<ывший> преподаватель института МУСАТОВ, работавший в Пединституте и институте Маркса и Ленина ФУРТИЧЕВ, историки Горьковского Пединститута СОКОЛОВ и КАНТОР. Кроме того, со мной лично был связан участник организации физик НЕЛИДОВ, который приехал в Горький в 1935 году с женой, высланной из Ленинграда.

Вопрос: Что вам говорил ФЕДОТОВ о задачах, которые ставит перед собой организация?

Ответ: У меня не было специального отдельного разговора с ФЕДОТОВЫМ, в котором он бы передо мною изложил в развернутом виде вопрос о задачах троцкистской организации. Однако, в ряде бесед, происходивших между нами в 1935 году, ФЕДОТОВ го­ворил мне о необходимости борьбы с руководством ВКП(б) и соввластью. ФЕДОТОВ оправдывал троцкистов, которые не прекращают этой борьбы. ФЕДОТОВ мне говорил, что надо во что бы то ни стало добиться положения, при котором во главе руководства страной мог бы стать Троцкий и его сподвижники.

Вопрос: Где происходили эти ваши разговоры с ФЕДОТОВЫМ в 1935 г.?

Ответ: Эти разговоры ФЕДОТОВ со мной вел весной 1935 года у него на квартире, в помещении Пединститута, наедине. Жена ФЕДОТОВА в одном или двух случаях, насколько помню, уходила на вечерние занятия в Пединститут.

Вопрос: Вы показали, что ФЕДОТОВ вам говорил о необходи­мости борьбы с руководством ВКП(б) и соввластью.

Говорил ли вам ФЕДОТОВ, какими путями эта борьба должна проводиться?

Ответ: Осенью 1935 года днем меня вызвал ФЕДОТОВ из Сор­мова к себе в кабинет в Пединститут. Там в это время находился КАНТОР, который со слов ФЕДОТОВА мне был известен как участник троцкистской организации. ФЕДОТОВ отрекомендовал меня КАНТОРУ как человека, с которым можно свободно говорить и на которого можно положиться. После этого КАНТОР меня спросил: "Какие сильнодействующие реактивы имеются в лабораториях моего факультета?" Я ему ответил, что, насколько мне известно, в лабораториях добывается хлор. КАНТОР тогда меня спросил, имеются ли в лаборатории взрывчатые вещества. Я заявил ему, что на­личные в лабораториях реактивы, как то: толуол, глицерин, азотная и серная кислота, дают возможность изготовить тротил и нитроглицерин.

КАНТОР меня спросил, могу ли я лично приготовить тротил или нитроклетчатку. Я ответил, что я химиком не являюсь и что изготовлять взрывчатые вещества сам не могу.

ФЕДОТОВ в связи с этим сказал КАНТОРУ, что надо привлечь к этому делу кого-нибудь из химиков.

Вопрос: Обсуждался ли вами, ФЕДОТОВЫМ и КАНТОРОМ конкретно вопрос о том, кто из химиков может быть привлечен к изготовлению взрывчатых веществ?

Ответ: Я не помню в этот ли раз, т.е. когда я, ФЕДОТОВ и КАНТОР собрались в кабинете ФЕДОТОВА, но точно помню, что осенью же 1935 г. мне ФЕДОТОВ говорил о возможности привлече­ния к делу изготовления взрывчатых веществ химика моего фа­культета Ив. Алексеевича МАСЛЕННИКОВА, который был связан в своей исследовательской работе с Госуниверситетом.

Вопрос: Что вам известно о МАСЛЕННИКОВЕ, и откуда его знал ФЕДОТОВ?

Ответ: Точно откуда ФЕДОТОВ знал МАСЛЕННИКОВА, я не знаю. МАСЛЕННИКОВ в химических лабораториях делал различные опыты по военной химии вместе со студентом ГАТАУЛИНЫМ, который готовил дипломную работу.

Вопрос: На чем закончился ваш разговор с ФЕДОТОВЫМ и КАН­ТОРОМ в кабинете ФЕДОТОВА осенью 1935 года?

Ответ: После того, как был решен вопрос о необходимости привлечения химика для изготовления взрывчатых веществ, КАНТОР мне сказал, что это половина работы.

Вторая половина заключалась, по его словам, в снаряжении разрушительного снаряда.

Вопрос: Речь шла об одном или нескольких снарядах?

Ответ: Речь шла о нескольких снарядах.

Вопрос: О скольких?

Ответ: КАНТОР говорил, что надо изготовить до 10 снарядов. 

Вопрос: Говорилось ли о форме снарядов?

Ответ: ФЕДОТОВ говорил, что снаряды должны быть небольшими по величине.

Вопрос: На чем остановились?

Ответ: Остановились на том, что КАНТОР приедет ко мне в Сормово и мы с ним выберем сосуды для снаряжения их взрывчатым веществом.

Вопрос: Почему вы условились именно у вас в Сормове вы­брать подходящие сосуды?

Ответ: Дело в том, что мне было известно о наличии в химлабораториях Пединститута в Сормово круглых металлических оболочек. Назначения этих оболочек я не знал, так как при мне они в работе не употреблялись. Я даже не могу сказать, были ли эти оболочки в старых химических лабораториях Сормовского института или они были привезены из Горького при переводе кабинета методики естествознания.

Для меня был, однако, бесспорным тот факт, что эти оболоч­ки могут быть с успехом использованы для снаряжения их взрыв­чатым веществом.

Вопрос: Дайте описание этим оболочкам.

Ответ: Оболочки круглые, размером в кулак, с выступом, в котором находилось отверстие.

Вопрос: Где хранились эти оболочки и сколько их было?

Ответ: До моего разговора с ФЕДОТОВЫМ и КАНТОРОМ я видел эти оболочки в ящике одного из шкафов химической лаборатории. Было этих оболочек тогда около десятка.

Вопрос: Укажите точнее сколько было оболочек?

Ответ: Точное количество указать не могу. Я их специаль­но не считал.

Вопрос: Вы ФЕДОТОВУ и КАНТОРУ осенью 1935 года рассказы­вали подробно, что из себя представляют эти оболочки?

Ответ: Нет. Подробно я не рассказывал, но сообщил, что есть круглые металлические оболочки, которые, по-моему, можно использовать для изготовления снарядов.

Вопрос: О чем еще вы говорили во время беседы с ФЕДОТОВЫМ и КАНТОРОМ осенью 1935 года?

Ответ: На этом разговор закончился. Повторяю, мы условились что КАНТОР заедет ко мне, посмотрит металлические оболочки, а ФЕДОТОВ договорится с химиком, который должен будет изготовить взрывчатые вещества.

Вопрос: Вы показали, что КАНТОР во время этого разговора указал на необходимость изготовления до 10 снарядов.

С какой целью предполагалось изготовить такое количество снарядов?

Ответ: В этом нашем разговоре (я, ФЕДОТОВ, КАНТОР) ФЕДОТОВ сообщил мне, что организацией решено подготовить ряд терро­ристических актов над руководителями ВКП(б) и что подготовка боевой техники для террора поручена КАНТОРУ, задания которого я должен выполнять.

Вопрос: Говорил ли ФЕДОТОВ, когда, где и против кого пер­сонально подготовляется покушение и кто намечен исполнителем террористического акта?

Ответ: О сроках покушения и против кого персонально оно готовится, ФЕДОТОВ тогда не говорил. Что касается вопроса об ис­полнителях, ФЕДОТОВ говорил, что они имеются среди участников организации в Горьком.

Вопрос: Говорили ли вы еще с ФЕДОТОВЫМ по вопросу изго­товления снарядов?

Ответ: Да. Я имел еще разговор с ФЕДОТОВЫМ примерно в декабре м<еся>це 1935 года у него в кабинете.

На этот раз ФЕДОТОВ мне сказал, что со мной в контакте по поводу изготовления снарядов будет работать физик НЕЛИДОВ.

Вопрос: НЕЛИДОВ также являлся членом организации?

Ответ: Да. Об этом мне сказал как ФЕДОТОВ, так и сам НЕ­ЛИДОВ. 

Вопрос: Когда вам об этом сказал НЕЛИДОВ?

Ответ: Через пару дней после отъезда ФЕДОТОВА в Кисловодск в январе 1936 г. НЕЛИДОВ встретился со мной в Пединсти­туте в комнате секретаря дирекции, который в это время отсут­ствовал. Он со мной условился, что приедет в Сормово, мы осмотрим совместно оболочки и приступим к работе.

Вопрос: Секретарь дирекции Пединститута сидит в комнате, через которую проходят в кабинет директора, как вы рискнули говорить с НЕЛИДОВЫМ на такие темы в неконспиративной обстановке?

Ответ: Вообще в этой комнате разговаривать действительно нельзя, но наш разговор происходил после окончания занятий, и замещавший ФЕДОТОВА ЗАРРИН из кабинета ушел.

Вопрос: Больше вы с ФЕДОТОВЫМ об изготовлении снарядов не говорили?

Ответ: Больше я с ним не говорил. В средних числах янва­ря 1936 года мне стало известно, что ФЕДОТОВ арестован.

Вопрос: Когда вы встретились с КАНТОРОМ согласно вашей договоренности?

Ответ: Это было, по моему, в феврале месяце 1936 г. КАН­ТОР приехал вечером ко мне в Сормово, где читал студентам до­клад о Добролюбове.

До доклада КАНТОРА он зашел вместе со мной в соседнюю лабораторию аналитической химии на первом этаже. В этой лаборатории я ему показал пять или шесть металлических оболочек, ко­торые я предполагал снарядить взрывчатым веществом.

КАНТОР мне сказал, что эти оболочки, по его мнению, пригод­ны для изготовления снарядов как по объему, так и по весу и поручил мне передать их МАСЛЕННИКОВУ или НЕЛИДОВУ, которые ко мне за ними обратятся.

Вопрос: Этот ваш разговор с КАНТОРОМ происходил после ареста ФЕДОТОВА. Это не приостановило ваши и КАНТОРА намерения?

Ответ: КАНТОР мне сказал, что задуманное дело будем про­должать.

Вопрос: КАНТОР нам заявил, что вы ему показывали оболоч­ки в вашем кабинете, вы же показываете, что это было в лабора­тории.

Ответ: КАНТОР ко мне в кабинет один не заходил. Он мог назвать лабораторию моим кабинетом, так как историки называют кабинетами все свои учебные помещения, кроме аудитории.

Вопрос: Вы показали, что КАНТОР вам поручил передать оболочки МАСЛЕННИКОВУ или НЕЛИДОВУ, которые к вам за ними обратятся. Следовательно, ко времени этого вашего разговора с КАНТО­РОМ МАСЛЕННИКОВ уже имел прямое поручение по изготовлению сна­рядов?

Ответ: КАНТОР мне прямо сказал, что МАСЛЕННИКОВ изготов­ляет взрывчатые вещества, и что остановка только за снаряжени­ем оболочек.

Вопрос: А как обстояло дело с капсюлями? Ведь без них действие снаряда невозможно.

Ответ: Мне о капсюлях КАНТОР не говорил. Однако, он на­столько утвердительно говорил, что дело только за снаряжением снарядов, что я решил, что капсюли уже добыты.

Вопрос: Что вам лично известно об изготовлении МАСЛЕННИ­КОВЫМ взрывчатых веществ?

Ответ: Я знаю, что МАСЛЕННИКОВ привозил из Горького в Сормово толуол в количестве, примерно, трех килограммов. Этот толуол МАСЛЕННИКОВ мне показывал в легковой машине, в которой мы в начале февраля вместе ехали из Горького в Сормово.

Вопрос: А разве в ваших лабораториях не было толуола? За­чем ему понадобилось возить толуол из Горького?

Ответ: В Сормовских лабораториях толуол был в ограничен­ном количестве и не в той лаборатории, в которой работал МАСЛЕННИКОВ. Поэтому МАСЛЕННИКОВ достал для изготовления тротила толуол в Горьковском Госуниверситете, где он вел исследовательскую работу.

Вопрос: МАСЛЕННИКОВ изготовил тротил?

Ответ: Над изготовлением тротила он работал. Получил ли он тротил и сколько, я не знаю.

Вопрос: Вы показали, что осенью 1935 г. вы видели в Сор­мово до 10 оболочек, а КАНТОРУ показали только 5-6 оболочек. Где находились эти оболочки?

Ответ: Оболочки, как я уже показывал, находились в шкафах в лаборатории, где я говорил с КАНТОРОМ.

Вопрос: Вы утверждаете, что оболочки были именно в шкафу в лаборатории?

Ответ: Да.

Вопрос: Вы показывали КАНТОРУ все имевшиеся в шкафу лабо­ратории оболочки?

Ответ: Возможно, что часть оболочек осталась в ящике. Я твердо помню, что КАНТОРУ я показал 5-6 оболочек.

Вопрос: Нами при обыске обнаружены три оболочки в шкафу № 6 по инвентарной описи № 88, в коридоре 2-го этажа, против кабинета методики и естествознания. Предъявляю вам эти оболоч­ки.

Ответ: Эти оболочки полностью идентичны тем, которые хра­нились в шкафу в лаборатории.

Я их из лаборатории не забирал. Допускаю, что эти оболоч­ки взял МАСЛЕННИКОВ из лаборатории и перенес в шкаф в коридор поближе к своей лаборатории, которая находится на 2-м этаже.

Вопрос: А откуда МАСЛЕННИКОВ знал, где хранились оболоч­ки в лаборатории?

Ответ: Вскоре после моего разговора с КАНТОРОМ в Сормово, через несколько дней, ко мне обратился МАСЛЕННИКОВ и спросил, где оболочки, я ему сказал, что они находятся в лаборатории аналитической химии в шкафу. Таким образом, он их мог оттуда забрать.

Вопрос: Но в шкафу в коридоре мы нашли только три оболо­чки, вы же говорите, что их было до 10-ти, а КАНТОРУ вы пока­зывали 5-6.

Где остальные оболочки?

Ответ: Я после того, как показывал оболочки КАНТОРУ, их больше не видел.

Вопрос: С НЕЛИДОВЫМ вы имели разговор об оболочках в Сор­мове?

Ответ: Да. НЕЛИДОВ приезжал в Сормово, по-моему, в конце марта. Я ему хотел показать по его просьбе оболочки, но не мог это сделать, так как в лаборатории в это время работали. Я рассказал НЕЛИДОВУ, где хранятся оболочки и сообщил ему, что об этом знает МАСЛЕННИКОВ.

Вопрос: Вы допускаете, что НЕЛИДОВ без вас мог взять оболочки?

Ответ: Вряд ли. До моего ареста НЕЛИДОВ в институт не приезжал.

Вопрос: Вы имели разговор об оболочках с НЕЛИДОВЫМ в конце марта с<его> г<ода>, когда после ФЕДОТОВА был арестован и КАНТОР. Что же, арест КАНТОРА также не приостановил вашего плана изго­товления снарядов?

Ответ: НЕЛИДОВ мне заявил, что работа по изготовлению снарядов должна продолжаться и продолжается.

Вопрос: Из ваших показаний все-таки не видно, где все оболочки. Дайте объяснение по этому вопросу.

Ответ: Я утверждаю, что после моей встречи в феврале 1936 г. с КАНТОРОМ в лаборатории в Сормово я этих оболочек больше не видел. МАСЛЕННИКОВУ я сказал, где они находятся и полагаю, что он мог часть оболочек оттуда забрать.

 

Записано с моих слов верно, мною прочитано.

 

НИЛЕНДЕР.

 

ДОПРОСИЛИ:

 

НАЧ. УНКВД Горькрая –

КОМИССАР ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ III РАНГА: ПОГРЕБИНСКИЙ 

 

НАЧ. III ОТД. СПО ГУГБ –

КАПИТАН ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: – КАГАН.

 

ИНСПЕКТОР УНКВД Горькрая –

КАПИТАН ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: – БУКАНОВ.

 

Верно:

 

ОПЕРУПОЛН. 3 ОТД. СПО ГУГБ –    

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (УЕМОВ)

 

 

РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 221, Л. 189-202.

Comments