ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА 

ОЛЬБЕРГ-БРАУН, Суламифь Александровны.

от 29-го марта 1936 года.

 

ОЛЬБЕРГ-БРАУН С.А., 1909 г<ода> р<ождения>, уроженка г. Берлина, гр<аждан>ка СССР, чл<ен> КПГ с 1929 г. (с перерывом), исключалась из КПГ как троцкистка, бывш<ая> жена ОЛЬБЕРГА Валентина, до ареста машинистка-переводчица Исполкома МОПР.

 

ВОПРОС: Что Вам было известно в Берлине о намерении В. ОЛЬБЕРГА выехать в СССР?

ОТВЕТ: Мне было известно, что В. ОЛЬБЕРГ, находясь Берлине, крайне стремился выехать в Сов<етский> Союз.

ВОПРОС: С какими целями В. ОЛЬБЕРГ собирался ехать в СССР?

ОТВЕТ: Этого я не знаю.

ВОПРОС: Неверно, Вы знали о его намерениях в СССР.

ОТВЕТ: Я знала, что В. ОЛЬБЕРГ собирался ехать в СССР с целью организации террористических актов против руководителей ВКП(б). Я также помню, что эта поездка вытекала из тех установок, которые В. ОЛЬБЕРГ получал от Троцкого и Седова.

ВОПРОС: Что Вам известно о технической подготовке поездки В. ОЛЬБЕРГА в СССР?

ОТВЕТ: Мне известно, что поездка В. ОЛЬБЕРГА тормозилась отсутствием подходящего паспорта. Имея только нансеновский паспорт, Валентин ОЛЬБЕРГ принимал все меры для того, чтобы получить подходящий паспорт для поездки в Союз.

ВОПРОС: С кем В. ОЛЬБЕРГ обсуждал вопрос о своей поездке в СССР?

ОТВЕТ: В. ОЛЬБЕРГ обсуждал вопрос о поездке в СССР с троцкистами Мюллером, Ландау, особенно подробно с ФРИДМАНОМ. Это обсуждение происходило у нас на квартире, куда приходил ФРИДМАН. В курсе вопроса о поездке были также троцкисты: БОШТЕДТ, ЛЮЛЬСДОРФ, ВИРГИН, РОБЕЛЬ.

ВОПРОС: С кем еще В. ОЛЬБЕРГ говорил о поездке в СССР?

ОТВЕТ: Он говорил о ней с ГУРЕВИЧЕМ, которого ФРИДМАН приводил к нам на квартиру.

ВОПРОС: Значит, ГУРЕВИЧ участвовал в обсуждении вопроса о паспорте для поездки В. ОЛЬБЕРГА в Союз?

ОТВЕТ: Да, участвовал.

ВОПРОС: Что было известно ГУРЕВИЧУ и ФРИДМАНУ о целях поездки В. ОЛЬБЕРГА в Союз?

ОТВЕТ: Им были известны, как и всем вышеуказанным лицам, которым В. ОЛЬБЕРГ говорил о своей поездке в Со­юз, цели этой поездки.

ВОПРОС: А именно?

ОТВЕТ: Им было известно, что В. ОЛЬБЕРГ едет в СССР с целью организации террористических актов.

ВОПРОС: Происходили ли все эти разговоры у Вас на квартире?

ОТВЕТ: Да, обсуждение вопроса о паспорте происходило у нас на квартире. Мы были с В. ОЛЬБЕРГОМ несколько раз у ФРИДМАНА в пансионе, где он жил и где жили также ГУРЕВИЧ и БЫХОВСКИЕ, но разговоров о паспорте тогда еще не было.

ВОПРОС: Кто присутствовал на квартире ФРИДМАНА во время ваших посещений?

ОТВЕТ: У ФРИДМАНА были: БЫХОВСКИЙ, ГУРЕВИЧ и какой-то эмигрант из Бельгии или Франции.

ВОПРОС: О чем говорили эти лица?

ОТВЕТ: Содержания разговоров я не помню.

ВОПРОС:  Вы говорите неправду.

ОТВЕТ: Нет, я не помню.

ВОПРОС: Какие практические меры предпринимались В. ОЛЬБЕРГОМ для получения паспорта, необходимого для поездки в СССР?

ОТВЕТ: Я помню, что он обсуждал с ФРИДМАНОМ не­сколько вариантов: сначала он пытался выхлопотать себе немецкий паспорт и просил своего отца помочь ему в этом. Отец согласился помочь ему, но предупредил, что это бу­дет трудно сделать, так как В. ОЛЬБЕРГ совершеннолетний. Действительно, из этого ничего не вышло. Затем обсуждался такой план: В. ОЛЬБЕРГ и ФРИДМАН предполагали найти какого-либо немца, который возбудит ходатайство о получении заграничного паспорта и этот паспорт передаст В. ОЛЬБЕРГУ.

ВОПРОС: Должны ли были Вы тоже ехать в СССР?

ОТВЕТ: Предполагалось, что если В. ОЛЬБЕРГ раздобудет себе паспорт, то я выеду в СССР по своему латвийскому, чтобы быть с ним в СССР.

ВОПРОС: Что Вам известно о поездке ФРИДМАНА в СССР?

ОТВЕТ: Мне известно, что ФРИДМАН тоже должен был ехать в СССР.

ВОПРОС: Что Вам известно о лицах, находящихся в Союзе и связанных с ГУРЕВИЧЕМ?

ОТВЕТ: Мне известно со слов самого ГУРЕВИЧА, что он, находясь в Берлине, поддерживал связь с одним человеком, проживающим в Минске, его товарищем по гимназии в Латвии.

ВОПРОС: Назовите этого человека.

ОТВЕТ: Его фамилия – ЮДЕЛЬСОН. Мне известно, что он поэт, эмигрировал из Латвии в Союз. В Минске он продолжал заниматься литера­турной работой.

ВОПРОС: Какой характер носила его связь с ГУРЕВИЧЕМ?

ОТВЕТ: Этого я не знаю.

ВОПРОС: Вы говорите неправду.

ОТВЕТ: Нет, я не знаю.

ВОПРОС: Кого вы еще знаете из знакомых Гуревича?

ОТВЕТ: Я полагаю, что знакомым ГУРЕВИЧА являлся некий ИТКИН, также выехавший из Латвии в СССР, но поддерживал ли он связь с ГУРЕВИЧЕМ – я этого не знаю.

ВОПРОС: Вы показали на допросе 25 марта с<его> г<ода>, что видели ГУРЕВИЧА, находясь в Союзе. Где и при каких обсто­ятельствах Вы его встретили?

ОТВЕТ: Я встретила ГУРЕВИЧА в Москве, на Никольской улице, когда, точно не помню. Встреча носила случайный характер.

ВОПРОС: Вы говорили с ГУРЕВИЧЕМ во время этой встречи?

ОТВЕТ: Да, у нас был короткий разговор.

ВОПРОС: О чем у Вас был разговор?

ОТВЕТ: Совершенно не помню.

ВОПРОС: Настаиваю на правдивых показаниях.

ОТВЕТ: Я не помню ни одного слова из этого разго­вора.

ВОПРОС: Известно ли было Вам место работы и про­живания в Союзе ГУРЕВИЧА?

ОТВЕТ: Нет.

ВОПРОС: Спросили ли Вы его об этом при встрече?

ОТВЕТ: Я не помню.

ВОПРОС: Кто Вам известен из знакомых ФРИДМАНА кроме лиц, уже названных Вами?

ОТВЕТ: Мне известен еще один рижанин по фамилии Ленгоф или Ленгофер.

ВОПРОС: Что Вам известно о Ленгофе или Ленгофере?

ОТВЕТ: Я знаю только, что ФРИДМАН часто встречался с ним и в клубе и что он работал в кино-отделе Торгпред­ства СССР в Берлине. Больше мне ничего не известно о нем.

ВОПРОС: Что Вам еще известно о ФРИДМАНЕ З.?

ОТВЕТ: ФРИДМАН Зорох говорил В. ОЛЬБЕРГУ в Берлине, что его, ФРИДМАНА, подозревали в провокации в латвийской компартии.

ВОПРОС: Вы показали на допросе 4 марта 1936 г., что, зная ВИРГИНА [1] как троцкиста, Вы полагали, что он приехал в СССР "с враждебными намерениями". Что вы понимали под этими враждебными намерениями?

ОТВЕТ: Под этими целями я понимала проведение в СССР троцкистской контрреволюционной работы по указаниям В. ОЛЬБЕРГА.

ВОПРОС: В чем должна была заключаться эта к.-р. троцкистская работа?

ОТВЕТ: В подготовке террористических актов против руководителей ВКП(б).

ВОПРОС: Откуда Вам известно, что именно эта работа должна была проводиться ВИРГИНОМ?

ОТВЕТ: Мне известно это из тех директив и указаний, которые В. ОЛЬБЕРГ давал ВИРГИНУ в Берлине (также как и другим троцкистам), а также из тех взглядов, которые высказывал сам Виргин [2].

ВОПРОС: Ваши личные беседы, которые Вы имели с ВИРГИНОМ в Союзе, подтвердили ваше мнение о целях приезда его в СССР?

ОТВЕТ: Я с ним на эти темы не говорила.

ВОПРОС: Вы снова говорите неправду.

ОТВЕТ: Нет, я на эти темы с ним не говорила. 

ВОПРОС: Что Вам известно о связи ВИРГИНА с В. ОЛЬБЕРГОМ в тот период, когда Вы уже не жили с В. ОЛЬБЕРГОМ?

ОТВЕТ: Мне известно, что он продолжал связь с В. ОЛЬБЕРГОМ. 

Я это знаю точно, так как он хорошо знал новую жену В. ОЛЬБЕРГА и рассказывал мне о ней.

ВОПРОС: Что говорил вам ВИРГИН о своих связях в СССР? 

ОТВЕТ: Он говорил, что намеревается здесь работать, а также, что он приехал в СССР как турист, ка­жется, под фамилией ШТАРКЕ (а может быть и под своей собственной) и что оформляется в МОПРе как полит­эмигрант под фамилией ШТАРКЕ.

ВОПРОС: Что еще говорил Вам в связи с этим ВИРГИН?

ОТВЕТ: Он говорил, что встретил в МОПРе каких-то людей, которые его хорошо знают по Берлину и на которых он сослался, оформляясь в МОПРе как политэмигрант.

ВОПРОС: О чем еще говорил Вам ВИРГИН при встречах в Союзе?

ОТВЕТ: Он рассказывал о своих личных делах.

ВОПРОС: Вы скрываете от следствия содержание своих разговоров с ВИРГИНЫМ в Москве.

ОТВЕТ: Нет, я больше ничего не помню.

 

Записано с моих слов верно, мною прочитано.

 

(С. ОЛЬБЕРГ-БРАУН)

 

ДОПРОСИЛА:

 

ОПЕРУПОЛН. ГУГБ НКВД СССР – 

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (СОБОЛЬ)    

 

ВЕРНО: 

 

ОПЕРУПОЛН. 3 ОТД. СПО ГУГБ –

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (УЕМОВ). 

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 163, Л. 168-174


[1] В тексте ошибочно – "Вергина".

[2] В тексте ошибочно – "Виригин".

Comments