ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

 СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) ‒

 тов. СТАЛИНУ

 

В дополнение к посланным Вам ранее пока­заниям, направляю протокол допроса эмиссара Троц­кого – Валентина ОЛЬБЕРГА от 8-го марта 1936 го­да.

 

ЗАМ. НАРОДНОГО КОМИССАРА ВНУТРЕННИХ 

ДЕЛ СОЮЗА ССР

(ПРОКОФЬЕВ)

 

9 марта 1936 года.

№ 55649


 ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ОЛЬБЕРГА, Валентина Павловича, 

от 8 марта 1936 г.

 

ОЛЬБЕРГ В.П., 1907 г<ода> р<ождения>, подданства Гондурас, б<ывший> член КПГ, исключен как троцкист, преподаватель Горьковского Педагогического института.

 

 

ВОПРОС: Известен ли Вам Курт МЮЛЛЕР?

ОТВЕТ: Лично я с Куртом МЮЛЛЕРОМ не знаком. Мне из­вестно, что Курт МЮЛЛЕР, бывший активный работник Компар­тии Германии по комсомольской линии, принадлежал к троцкистской организации в Берлине и был связан с СЕДОВЫМ. В 1932-33 г. Курт МЮЛЛЕР был направлен на работу в Совет­ский Союз и работал на Горьковском автозаводе. Об этом я в 1935 году узнал от ФЕДОТОВА. Затем МЮЛЛЕР вернулся в Германию.

ВОПРОС: Имел ли МЮЛЛЕР какое-либо отношение к троцкистам в Советском Союзе?

ОТВЕТ: МЮЛЛЕР, находясь в Советском Союзе, был связан с работавшим в Горьком троцкистом ШТЫКГОЛЬДОМ. ШТЫКГОЛЬД – бывший сотрудник секретариата Троцкого, убежденный троцкист, о котором мне говорил СЕДОВ как о человеке, ведущем в Советском Союзе большую работу. МЮЛЛЕР был кроме ШТЫКГОЛЬДА также связан и с другими троцкистами, работавшими в Горьком на автозаводе, в том числе с ФЕДО­ТОВЫМ.

ВОПРОС: Вы показали 13/II-с<его> г<ода>, что в 1935 году СЕДОВ вам дал явку в СССР на ФЕДОТОВА в Горький. Было ли это в какой-либо степени связано с пребыванием МЮЛЛЕРА в Совет­ском Союзе?

ОТВЕТ: Да, СЕДОВ мне дал явку на ФЕДОТОВА в Советский Союз после того, как им была получена от МЮЛЛЕРА информа­ция о ФЕДОТОВЕ как об активном троцкисте, ведущем работу в Горьком.

ВОПРОС: Это вам известно от СЕДОВА?

ОТВЕТ: Да, об этом мне сообщил СЕДОВ в 1935 г. Помню, что одновременно он мне сообщил об аресте в Горьком ШТЫКГОЛЬДА.

ВОПРОС: 13/II-с<его> г<ода> вы показали, что об аресте ШТЫКГОЛЬ­ДА и др. троцкистов (ФУРТИЧЕВА, БОЧАРОВА) вам сообщил в Горьком ФЕДОТОВ. Откуда вам впервые стало известно об аресте ШТЫКГОЛЬДА?

ОТВЕТ: Впервые об аресте ШТЫКГОЛЬДА мне стало извест­но от СЕДОВА, позднее, в Горьком мне это подтвердил ФЕДО­ТОВ.

ВОПРОС: Что вам конкретно известно о контрреволюционной троцкистской работе, проводимой ШТЫКГОЛЬДОМ в Со­ветском Союзе?

ОТВЕТ: Конкретно мне известно со слов СЕДОВА и ФЕДО­ТОВА, что ШТЫКГОЛЬД был связан с группой активных троцкистов и зиновьевцев. В частности, ШТЫКГОЛЬД поддерживал связь с БАКАЕВЫМ, находившимся в Горьком. Насколько помню, СЕДОВ мне говорил о том, что с БАКАЕВЫМ был связан и МЮЛЛЕР.

ВОПРОС: Вы в показании от 13/II сообщили следствию не обо всех своих встречах с СЕДОВЫМ в связи с вашим выез­дом в СССР [1]. Дайте показания по этому вопросу.

ОТВЕТ: Да, я должен заявить следствию, что СЕДОВ в ряде бесед со мной в начале и середине 1932 года в Берли­не, подготовляя меня к предстоящей поездке в СССР, сообщил мне, что я еду не на голое место и заявил, что в Союзе существует в глубоком подполье троцкистская организация, уцелевшая от провалов и ведущая работу, несмотря на то, что отдельные ее участники арестованы.

ВОПРОС: Что вам известно о составе этой организации и ее деятельности?

ОТВЕТ: СЕДОВ мне сообщил, что в СССР существует союз­ный троцкистский центр, объединяющий троцкистов и зиновьевцев. В этот центр, который по словам СЕДОВА возглавлял Иван Ник<итич> СМИРНОВ, входили КАВТАРАДЗЕ, СМИЛГА и МРАЧКОВСКИЙ. Помню, что в связи с этим центром называлась фамилия МДИВАНИ.  Однако, утверждать, что СЕДОВ мне говорил о его вхожде­нии в центр – не могу.

ВОПРОС: Вы показали, что союзный центр объединял троц­кистов и зиновьевцев, между тем вы назвали в составе центра только троцкистов. Известны ли вам зиновьевцы, вхо­дившие в центр?

ОТВЕТ: СЕДОВ мне говорил, что связь с КАМЕНЕВЫМ и ЗИНОВЬЕВЫМ поддерживает И.Н. СМИРНОВ. Кроме того, по словам СЕДОВА, в союзный центр входил БАКАЕВ. О БАКАЕВЕ СЕДОВ отзывался как о крайне озлобленном человеке в отношении руководства ВКП(б) и стороннике террористической борьбы.

ВОПРОС: Известно ли вам, на какой основе происходило объединение троцкистов и зиновьевцев?

ОТВЕТ: СЕДОВ мне заявил по этому вопросу следующее: отдельные разногласия между троцкистами и зиновьевцами, которые никогда не были особенно принципиальны, в данное время стали совершенно неактуальны. Было бы смешно, ‒гово­рил СЕДОВ, ‒ из-за отдельных мелких вопросов распылять фронт борьбы, который должен быть, как никогда, сосредото­чен против СТАЛИНА. Союзный центр, который надо во что бы то ни стало сохранить, должен стать ядром для организации новой партии, которая должна в себя включить основные кадры троцкистов и зиновьевцев и привлечь на свою сторону другие недовольные внутрипартийным режимом элементы внут­ри ВКП(б). Кроме того, как заявил СЕДОВ, имеются контингенты беспартийных, недовольные советской властью, которые сочувствуют троцкистам и которых надо использовать в борьбе с руководством ВКП(б).

ВОПРОС: О каких конкретно контингентах шла речь?

ОТВЕТ: СЕДОВ считал, что привлекать к работе органи­зации надо всякие недовольные советской властью элементы. При этом он мне говорил, что в результате ряда мероприятий советского правительства, особенно после 1930 года, в стране образовались новые кадры, недовольные властью. СЕДОВ утверждал, что наиболее популярными для этих контингентов являются троцкистские идеи и что, следовательно, предстоя­щей работой по объединению этих кадров, поставленная цель – расширения состава организации – будет достигнута.

ВОПРОС: Из вашего ответа все-таки не видно, на какие конкретно социальные прослойки должна была рассчитывать, по указаниям СЕДОВА, организация?

ОТВЕТ: Отвечу конкретно: СЕДОВ мне, например, говорил: если есть сын кулака, который честно будет бороться под знаменем троцкизма, его можно и нужно привлечь для рабо­ты. Он также мне говорил, что в условиях национальной рес­публики, например, Украины, можно опираться на националисти­ческие элементы, указывая при этом, что националистичес­кие оттенки не будут играть главенствующую роль, поскольку организация ставит основной своей задачей свержение нынешнего руководства партии. СЕДОВ также утверждал, что не всякий человек, который служил у белых в 1918-19 г.г., является сегодня белогвардейцем.

ВОПРОС: Следовательно, речь шла о довольно широком привлечении к деятельности троцкистов контрреволюционных элементов из остатков буржуазии, привилегированных классов и кулачества?

ОТВЕТ: Да, это полностью соответствует действитель­ности. В беседах со мной СЕДОВ приводил такое положение: "ЛЕНИН в свое время говорил, что рабочий класс должен идти со всем крестьянством против помещиков и капиталистов, сейчас настало время, когда большевики-ленинцы обязаны пойти со всем недовольным населением против бо­напартизма и узурпаторской диктатуры".

ВОПРОС: Передавали ли вы эти указания СЕДОВА ФЕДО­ТОВУ?

ОТВЕТ: Да, В ряде бесед с ФЕДОТОВЫМ в 1935 году я ему сообщил об установках СЕДОВА, причем, насколько я убедился, он был и до меня по ряду вопросов в курсе дела, Я полагаю, что это ему было известно от МЮЛЛЕРА и ШТЫКГОЛЬДА. ФЕДОТОВ мне говорил, что троцкистская органи­зация в Горьком уделяет особое внимание привлечению в организацию части студенческой молодежи, недовольной и озлобленной плохими материально-бытовыми условиями. ФЕДОТОВ при этом мне сказал, что эти люди имеют свои не­достатки, но имеют и свои положительные стороны. Недостатки их в том, что их нельзя назвать стопроцентными троц­кистами; часть этой молодежи вообще слабо ориентирует­ся в вопросах политики. Положительной же стороной яв­ляется то, что, недовольные своим положением, они ненави­дят существующий строй и могут быть активно использованы для террористической борьбы. ФЕДОТОВ утверждал, что из этой молодежи можно сформировать прекрасные боевые дружины для активных действий.

ВОПРОС: ФЕДОТОВ на следствии показывает, что вы ему дали указания о необходимости создания боевых дружин для террористической борьбы с советской властью.

ОТВЕТ: Я это не отрицаю. На мои указания по этому вопросу ФЕДОТОВ мне заявил, что наиболее подходящими кад­рами для боевых дружин является молодежь.  ФЕДОТОВ мне сообщил, что МУСАТОВ в Москве, а ПОНОМАРЕВ в Горьком уже создали боевые дружины и располагают достаточным коли­чеством людей, которых можно использовать для подготов­ки и осуществления террористического акта над СТАЛИНЫМ.

ВОПРОС: Разве только МУСАТОВ и ПОНОМАРЕВ вели рабо­ту по подготовке террористических актов?

ОТВЕТ: МУСАТОВ и ПОНОМАРЕВ располагали, как я уже показал, реальными людьми. Кроме того, я предполагал ис­пользовать в подготовке террористических актов БОШТЕД­ТА и ВИРГИНА.

ВОПРОС: ФУРТИЧЕВ имел отношение к подготовке тер­рористических актов?

ОТВЕТ: ФЕДОТОВ мне говорил, что он имел с ФУРТИЧЕВЫМ ряд бесед по этому вопросу, во время которых ФУРТИЧЕВ ему предложил развернутую программу террористической борьбы.

ФУРТИЧЕВ в 1934 г. говорил ФЕДОТОВУ, что троцкистско-зиновьевская организация готовит не только убийство СТАЛИНА, но и ряд других террористических актов над руководителями партии и правительства. В частности, ФУРТИЧЕВ, по словам ФЕДОТОВА, тогда заявил ему, что террористические акты начнутся с убийства КИРОВА в Ленинграде.

ВОПРОС: А ФУРТИЧЕВ был связан с Союзным центром?

ОТВЕТ: Да, ФУРТИЧЕВ был связан с Союзным центром через БАКАЕВА.

Записано с моих слов правильно и мной прочитано.

 

В. ОЛЬБЕРГ.

 

8 марта 1936 г.

 

ДОПРОСИЛИ:

 

ЗАМ.НАЧ.СПО ГУТБ ‒

КОМИССАР ГОСУДАРСТВ.БЕЗОПАСНОСТИ 3 РАНГА: (ЛЮШКОВ)

 

НАЧ. 3 ОТД. СПО ГУГБ ‒

КАПИТАН ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (КАГАН)

 

ВЕРНО:

 

ОПЕРУПОЛНОМОЧ. 3 ОТД. СПО ГУГБ ‒

МЛ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (ЕФРЕМОВ)


РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 218, Л. 76-84.


[1] Полный текст протокола допроса В. Ольберга от 13 февраля 1936 г. пока недоступен. Имеется лишь его фрагмент, использованный Н. Ежовым в материалах для его неизданной книги "От фракционности к открытой контрреволюции" (РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 284, Л. 143-151). Вот этот отрывок: "Находясь в Берлине, я был непосредственно связан с Троцким, с которым поддерживал регулярную связь, и с Львом Седовым, который давал мне лично ряд поручений организационного порядка, в частности, по нелегальной связи с Советским Союзом. Я являлся эмиссаром Троцкого в Советском Союзе вплоть до моего ареста. С целью ведения в Советском Союзе троцкистской контрреволюционной работы и организации террористических актов над Сталиным я нелегально приехал в СССР … Седов мне сказал прямо, что нужно начать реальную подготовку организации убийства Сталина. На мой прямо поставленный вопрос: "Изменит ли коренным образом положение убийство Сталина?" – Седов ответил, что совершение террористического акта изменит в корне ситуацию, и члены ЦК ВКП(б) при первых же трудностях внутри или внешнеполитического порядка впадут в панику и призовут к руководству страной Троцкого. Кроме того, самый факт убийства Сталина вызовет замешательство в стране, оживит деятельность троцкистов и других враждебных режиму в СССР оппозиционных элементов, что также будет играть немаловажную роль в вопросе возвращения Троцкого в СССР. В итоге нашей беседы я дал Седову согласие принять участие в разработке плана и реализации террористического акта над Сталиным. Главное, на чем Седов заострял вопрос, – это необходимость организовать террористический акт таким путем, чтобы не допустить компрометации Троцкого и свалить этот акт на белогвардейцев. Седов считал, что в Советский Союз для организации этого дела надо послать человека, владеющего русским языком, умеющего ориентироваться в советской обстановке, а главное, могущего, как он выразился, "застрять" в СССР под легальным прикрытием. На этом основании Седов обратился ко мне с предложением поехать и возглавить организацию террористического акта над Сталиным в СССР. Седов дал мне понять, что вопрос о моей кандидатуре решен Троцким. При этом он сказал: "Лев Давыдович уверен, что <вы> выполните это поручение, как все его предыдущие поручения"."

Comments