ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО.

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б)

тов. ЕЖОВУ

 

Направляю Вам протокол допроса ПИКЕЛЯ Р.В., от 22 июля 1936 года:

ПИКЕЛЬ Р.В., 1896 г<ода> рожд<ения>, член ВКП(б) с марта 1917 г., бывший начальник Политотдела 6-й армии и начальник Политотдела войск Украины и Крыма. В 1922-23 г.г. – военком ВАКа РККА. С 1924 по 1926 г. секретарь ЗИНОВЬЕВА и зав<едующий> секретариатом Коминтерна. Последнее время член союза советских писателей.

По показаниям ПИКЕЛЯ, участник контрреволюционной троцкистско-зиновьевской организации АРКУС знал о подготовлявшихся террористических актах над руководителями ВКП(б) и советского правительства.

Далее ПИКЕЛЬ показал, что АРКУС снабжал троцкистско-зиновьевскую организацию деньгами путем перевода средств из Госбанка в тресты и другие хозяйственные учреждения, где работали участники организации.

 

НАРОДНЫЙ КОМИССАР 

ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР: (ЯГОДА)

 

25 июля 1936 года.

№ 57077

 

[Помета: Членам ПБ. Ст.]


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ПИКЕЛЬ Ричард Витольдович

от 22 июля 1936 года.

 

ПИКЕЛЬ Р.В.,1896 г<ода> р<ождения>, чл<ен> ВКП(б) с марта 1917 г., быв<ший> начальник Политотдела 6 армии и нач<аль­ник> Политотдела войск Украины и Крыма. В 1923-1923 г.г. военком ВАКа РККА. С 1924 по 1926 г. секретарь Зиновьева и зав<едующий> секре­тариатом Коминтерна. Последнее время – член Союза Советских писа­телей.

 

ВОПРОС: На предыдущих допросах вы показали о вашем участии в террористической деятельности троцкистско-зиновьевской к.-p. организации со времени образования так называемого московского центра в 1933 г. Нам известно, что вы вели террористическую деятельность и до этого времени.

Признаете ли вы это?

ОТВЕТ: Московский троцкистско-зиновьевский центр, руководивший подготовкой террористического акта, действительно был организован, как я показывал ранее на допросах, в 1933 г. Однако, я лично принимал участие в ведении тер­рористической работы против руководителей ВКП(б) и совет­ского правительства еще с 1932 г.

ВОПРОС: Кем вы были привлечены к террористической деятельности в 1932 году?

ОТВЕТ: Я был привлечен к террористической деятельности в 1932 году Иваном Петровичем БАКАЕВЫМ.

ВОПРОС: При каких обстоятельствах это было?

ОТВЕТ: Поздней осенью 1932 года на квартире БОГДАНА собрались: БАКАЕВ, РЕЙНГОЛЬД, БОГДАН [1] и я – ПИКЕЛЬ.

БАКАЕВ и БОГДАН сообщили о сформировавшемся всесоюзном троцкистско-зиновьевском центре, который вынес решение организовать убийство СТАЛИНА и КИРОВА. БОГДАН тогда же заявил, что ЗИНОВЬЕВ считает необходимым привлечь и меня – ПИКЕЛЯ в состав террористической группы, на которую возложе­но организовать покушение на СТАЛИНА.

Я еще до этого общего разговора имел разговор с глазу на глаз с БОГДАНОМ и изъявил свое согласие принять участие в деятельности террористической группы. На этом сборище на прямое предложение БАКАЕВА я дал свое согласие принять участие в подготовке и осуществлении террористического акта.

ВОПРОС: Перед вашей террористической группой ставился вопрос об участии в террористическом акте только над тов. СТАЛИНЫМ или и над тов. КИРОВЫМ?

ОТВЕТ: БАКАЕВ сообщил, что убийство КИРОВА готовит терро­ристическая группа в Ленинграде. Перед нами практически стоял вопрос о подготовке покушения над СТАЛИНЫМ.

ВОПРОС: На предыдущих допросах вы показывали, что тер­рорист БОГДАН вел наблюдение и устанавливал время приезда тов. СТАЛИНА в Центральный Комитет ВКП(б). Разве только этим ограничивалась подготовка террористического акта?

ОТВЕТ: Я должен, во-первых, заявить вам о том, что БОГДАН не случайно покончил жизнь самоубийством. Надо сказать, что за некоторое время до своего самоубийства БОГДАН проявил колебания и высказывал неверие в возможность осуществления террористического акта над СТАЛИНЫМ.

Это было нами, участниками террористический группы, вос­принято почти как измена с его стороны. В ночь перед самоубийством БОГДАНА к нему пошел БАКАЕВ и имел с ним крупный разговор. БАКАЕВ заявил БОГДАНУ, что в таких делах проявлять слабоволие нельзя, и что он должен выполнить взятые на себя обязательства. Поскольку БОГДАН продолжал колебаться, БАКА­ЕВ заявил ему, что в террористической борьбе не шутят и что, если он хоть на йоту колеблется, перед ним выбор из двух положений: либо пожертвовать собою и выполнить акт, либо он будет убит решением террористической группы.

В результате этого разговора БОГДАН вскоре после разго­вора о БАКАЕВЫМ покончил с собою.

ВОПРОС: Вы лично и другие участники организации рас­пространяли слухи о том, что БОГДАН покончил самоубийством, опасаясь исключения его из партии в связи с предстоящей чисткой. Этот слух вы распространяли среди зиновьевцев.

Дайте объяснения по этому вопросу.                     

ОТВЕТ: Как я ужа показывал, деятельность террористической группы была исключительно законспирирована. Совершенно очевидно, что даже нашим единомышленникам мы не могли рассказать, в чем дело, а политически нам при всех условиях было выгодно представить дело таким образом, что БОГДАН является жертвой существующего режима в стране. Вот почему БАКАЕВЫМ, РЕЙНГОЛЬДОМ, ФАЙВИЛОВИЧЕМ и другими и был пущен такой слух. 

ВОПРОС: Вы все-таки не ответили на вопрос, что в 1932 г. практически было предпринято организацией по подготовке покушения над тов. СТАЛИНЫМ.

ОТВЕТ: Кроме БОГДАНА наблюдение за проездами СТАЛИНА вел БАКАЕВ и РЕЙНГОЛЬД. РЕЙНГОЛЬД мне говорил, что они выслеживают по Можайскому шоссе время проезда СТАЛИНА на дачу и собираются организовать покушение при его проезде в машине.

ВОПРОС: Нам известно, что дело ограничивалось не только наблюдением. Ваши соучастники террористы установили время проезда тов. СТАЛИНА по Можайскому шоссе и назначили день его убийства.

ОТВЕТ: Это было не в 1932 г., а гораздо позднее. Летом 1934 года под выходной день я как-то пришел к РЕЙНГОЛЬДУ. РЕЙНГОЛЬД мне сообщил, что наблюдения за СТАЛИНЫМ дали по­ложительные результаты, что он – РЕЙНГОЛЬД и ДРЕЙЦЕР точно установили проезд СТАЛИНА по Дорогомиловской улице и Можай­скому шоссе в каждый подвыходной день, но в разное время дня. РЕЙНГОЛЬД взволнованно мне сказал, что он имел разговор с БАКАЕВЫМ и что БАКАЕВ с группой террористов выехал на его машине сегодня с задачей убить СТАЛИНА.

ВОПРОС: С кем выехал БАКАЕВ?

ОТВЕТ: РЕЙНГОЛЬД мне сказал, что с БАКАЕВЫМ выехали для осуществления террористического акта участники организа­ции Захар РАДИН и ФАЙВИЛОВИЧ. При этом РЕЙНГОЛЬД нервничал, что они долго не возвращаются.

ВОПРОС: Вы говорите, что БАКАЕВ, ФАЙВИЛОВИЧ и РАДИН выехали на машине РЕЙНГОЛЬДА. Шофер РЕЙНГОЛЬДА также был в курсе подготовки террористического акта?

ОТВЕТ: Машиной РЕЙНГОЛЬДА управлял шофер, находившийся с РЕЙНГОЛЬДОМ в близких отношениях. Мне непосредственно РЕЙНГОЛЬД не говорил о причастности шофера к террору, но, насколько мне припоминается обстановка того времени, я думаю, что шофер был в курсе дела.

ВОПРОС: Фамилию и имя шофера вы знаете?

ОТВЕТ: Нет.

ВОПРОС: Можете ли вы указать приметы этого шофера? Вам приходилось ездить с РЕЙНГОЛЬДОМ на его машине?

ОТВЕТ: Я ездил с РЕЙНГОЛЬДОМ очень редко и поэтому приметы его шофера мне в памяти восстановить очень трудно.

ВОПРОС: Вы говорите, что РЕЙНГОЛЬД нервничал, ожидая машину. Что, машина должна была ждать БАКАЕВА и его соуча­стников у места совершения террористического акта?

ОТВЕТ: РЕЙНГОЛЬД мне говорил, что БАКАЕВ должен был в машине ожидать исполнителей террористического акта в переулке в районе Дорогомиловской улицы, недалеко от моста у еврейского кладбища. Стрелять должны были ФАЙВИЛОВИЧ и РАДИН. Предполагалось, что независимо от исхода террористического акта и ФАЙВИЛОВИЧ, и РАДИН попробуют скрыться, и их подберет на машину БАКАЕВ.

ВОПРОС: Вы в этот день дождались БАКАЕВА у РЕЙНГОЛЬДА?

ОТВЕТ: Я БАКАЕВА у РЕЙНГОЛЬДА не дождался, но вечером я вновь виделся с РЕЙНГОЛЬДОМ, и он мне сообщил, что осуществлению террористического акта помешала охрана СТАЛИНА, которая, как он выразился, спугнула участников организации.  

ВОПРОС: Этим фактом попытки совершения террористического акта не были исчерпаны?

ОТВЕТ: Совершенно верно. БАКАЕВ не останавливался на этом. Он был фанатично предан идее террора и развивал лихо­радочную деятельность по организации покушения, вкладывая в это дело всю свою энергию. Он не только руководил подготовкой террористического акта в общем смысле, а лично выезжал на место наблюдения, проверял и вдохновлял людей. БАКАЕВ был безотчетным организатором террора и играл в организации роль ГЕРШУНИ. Все мы остро ненавидели СТАЛИНА, но ненависть БАКАЕВА была всегда на высшем градусе кипения. Для того, чтобы представить себе, как ненавидел БАКАЕВ, хочу привести из многих других такой факт. В одну из встреч на квартире у БОГДАНА в 1933 г. БАКАЕВ говорил мне, что режим в партии и в стране напоминает павловские времена. При этом БАКАЕВ, буквально захлебываясь от злобы, сказал по адресу СТАЛИНА: "Жаль, нет еще у нас необходимых связей во "дворце", а то я бы его сам придушил, как Павла".

ВОПРОС: Вам известно о к.-p. связях и подготовке покушения, проводившейся организацией в Кремле? Предлагаем дать по этому вопросу показания.

ОТВЕТ: Действительно, РЕЙНГОЛЬД говорил мне, что наряду с установленным наблюдением за проездом СТАЛИНА на дачу организацией ведется подготовка покушения на СТАЛИНА внутри Кремля, где КАМЕНЕВ располагает серьезными связями.

ВОПРОС: Назовите конкретных лиц, которые являлись связью КАМЕНЕВА в Кремле.

ОТВЕТ: РЕЙНГОЛЬД конкретных лиц мне не называл.

ВОПРОС: На предыдущих допросах вы показывали о связи РЕЙНГОЛЬДА со скрытым зиновьевцем АРКУСОМ. Что вам известно о конкретном участии АРКУСА в контрреволюционной органи­зации?

ОТВЕТ: РЕЙНГОЛЬД мне неоднократно говорил, что АРКУС принимает непосредственное участие в деятельности организации, в частности, по словам РЕЙНГОЛЬДА, АРКУС снабжал организа­цию деньгами путем перевода средств из государственного бан­ка в тресты и другие хозяйственные учреждения, где работали участники троцкистско-зиновьевской организации.

ВОПРОС: Это что были – сверхсметные кредиты?

ОТВЕТ: Я до точности механики этого дела не знаю, но мне говорил РЕЙНГОЛЬД, что АРКУС переводил через государст­венный банк для нужд организации специальные суммы.

ВОПРОС: А к террористической организации АРКУС имел отношение?

ОТВЕТ: Мне неизвестно, чтобы АРКУС принимал непосредственное участие в подготовке террористического акта. Однако, должен заявить, что АРКУС был в курсе готовившегося покушения над СТАЛИНЫМ в Москве. Об этом мне также говорил РЕЙНГОЛЬД.

Последняя встреча с АРКУСОМ у меня была на квартире Анны Михайловны АРКУС в начале 1936 года, когда я там был с ДРЕЙЦЕРОМ.

Еще до моего разговора с ДРЕЙЦЕРОМ, при котором он мне рассказывал о директиве, полученной от ТРОЦКОГО, об убийстве СТАЛИНА, мы втроем – я, ДРЕЙЦЕР и АРКУС, – разговаривали, причем АРКУС высказывался как человек, посвященный в готовившийся террористический акт.

ВОПРОС: Следовательно, вы знали об осведомленности АРКУ­СА в террористической деятельности не только от РЕЙНГОЛЬДА, но и от него лично?

ОТВЕТ: Да, в 1936 году я знал об этом и от него лично.

ВОПРОС: Что вам известно о планах ЗИНОВЬЕВА и КАМЕНЕВА, связанных с осуществлением террористического акта над тов. СТАЛИНЫМ?

ОТРЕТ: Из разговора с РЕЙНГОЛЬДОМ, ДРЕЙЦЕРОМ, БАКАЕ­ВЫМ и другими участниками организации мне известно по этому вопросу следующее: террористический акт над СТАЛИНЫМ должен был, по мнению Всесоюзного троцкистско-зиновьевского центра, обеспечить приход к власти в стране ЗИНОВЬЕВА и КАМЕНЕВА с последующим привлечением к участию и са­мого Троцкого. ЗИНОВЬЕВ и КАМЕНЕВ полагали, что при удачном осуществлении террористического акта в Центральном Комитете ВКП(б) неизбежно произойдет замешательство, и во всю ширь встанет вопрос об усилении руководства партии.

Оба они считали, что в партии возникнут коренные разногласия и что неизбежно встанет вопрос о привлечении их – ЗИНОВЬЕВА и КАМЕНЕВА, к управлению страной. Они это обосновывали тем, что оба они ближайшие ученики Ленина и, хотя партия их осудила за борьбу против партии и против партийного руководства, все же в 1934 г. им дали возможность признаться в своих ошибках с трибуны XVII съезда, и они были прощены СТАЛИНЫМ и партией.

Довольно серьезно обсуждался вопрос о конкретной роли каждого из них в будущем: КАМЕНЕВ намечался главой правительства, ЗИНОВЬЕВ – руководителем партии и Коминтерна, ЕВДОКИМОВ также намечался в качестве одного из секретарей ЦК ВКП(б), а БАКАЕВА метили на пост председателя ОГПУ.

Я должен еще вам заявить, что в организации специально об­суждался вопрос о том, как скрыть участие троцкистов и зиновьевцев в убийстве СТАЛИНА.

ВОПРОС: Что вам конкретно известно по этому вопросу?

ОТВЕТ: БАКАЕВ в РЕЙНГОЛЬД мне говорили, что скрыть наше участие в совершении террористического акта можно очень лег­ко. При всех случаях центральный Комитет ВКП(б) согласится разогнать и предать суду руководство ОГПУ, допустившее возможность осуществления террористического акта. Назначение в последующем БАКАЕВА, главного организатора террора, на пост председателя ОГПУ открывало возможность скрыть все следы и повести следствие в направлении белогвардейского заговора или акта личной мести. Само собой разумеется, что при этом предполагалась подлинная расправа с руководящими работниками чекистского аппарата.

ВОПРОС: На допросе от 4 июля 1936 г. вы показывали о существовавшей военной организации, в которой принимали участие связанные с ДРЕЙЦЕРОМ ПУТНА и ШМИДТ. В чем должна была заключаться их роль?

ОТВЕТ: Все мероприятия троцкистско-зиновьевского центра сводились к организации крупного противогосударственного заговора. На военную организацию возлагалась задача путем глубокой нелегальной работы в армии подготовить (к моменту успешного осуществления планов ЗИНОВЬЕВА и КАМЕНЕ­ВА) немедленный переход части руководящего командного состава армии на сторону ТРОЦКОГО, ЗИНОВЬЕВА и КАМЕНЕВА и тре­бования командного состава армии отстранить ВОРОШИЛОВА от руководства Красной Армией. Это предполагалось в том случае, если Дмитрию ШМИДТУ до убийства СТАЛИНА не удастся убить ВОРОШИЛОВА.

ВОПРОС: Кто еще кроме названных вами лиц был в курсе заговора?

ОТВЕТ: Кроме названных мною зиновьевцев полностью в курсе дела были троцкисты СМИРНОВ, МРАЧКОВСКИЙ и ДРЕЙЦЕР. РЕЙНГОЛЬД был в этом вопросе связан с СОКОЛЬНИКОВЫМ, а ЗИНОВЬЕВ в КАМЕНЕВ – с ШАЦКИНЫМ и ЛОМИНАДЗЕ.            

РЕЙНГОЛЬД мне говорил, что СОКОЛЬНИКОВ располагает какими-то связями с правыми уклонистами, фамилии при этом РЕЙНГОЛЬД мне не называл.

 

Протокол записан с моих слов правильно и мною прочитан.

 

ПИКЕЛЬ.

 

ДОПРОСИЛИ:

 

ЗАМ. НАЧ. СПО ГУГБ

КОМИССАР ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ 3 РАНГА – (Люшков)

 

НАЧ. 3 ОТДЕЛЕНИЯ СПО

КАПИТАН ГОСУДАРСТВЕН. БЕЗОПАСНОСТИ (Каган)

 

Верно:

 

 

РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 229, Л. 147-157.


[1] Богдан Бронислав Викентьевич, род. 20 декабря 1897 г., член ВКП(б) с 1919 г., работал помощником заведующего секретариатом Г. Зиновьева в Коминтерне с 1 июня 1924 г. по 15 декабря 1926 г. Покончил самоубийством в октябре 1933 г.

Comments