ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ПОНОМАРЕВА, Леонида Ивановича, 

от 14 апреля 1936 г.

 

ПОНОМАРЕВ Л.И., 1898 г<ода> р<ождения>, чл<ен> ВКП(б) с 1924 года, до ареста – директор Курского педагогического института.

 

Вопрос: КОЗЛОВА, Александра Петровича, вы знаете? 

Ответ: Да, КОЗЛОВА А.П. я знаю.

Вопрос: Где, когда и при каких обстоятельствах вы познакомились с КОЗЛОВЫМ А.П.?

Ответ: С КОЗЛОВЫМ, Александром Петровичем, меня познакомил РОМАНЧУК Евгений осенью 1933 года. Знакомство это состо­ялось в моей квартире, куда РОМАНЧУК привел КОЗЛОВА.

Вопрос: Где и когда РОМАНЧУК Е. познакомился с КОЗЛОВЫМ А.?

Ответ: В 1933 году осенью РОМАНЧУК с группой преподава­телей Горьковского Пединститута ездил в Лысково на юбилей Педтехникума, директором которого тогда был КОЗЛОВ Александр. Во время этой поездки РОМАНЧУК и познакомился с КОЗЛОВЫМ.

Вопрос: КОЗЛОВ А.П. работал в Сормовском Пединституте?

Ответ: Да. В ноябре месяце 1933 года КОЗЛОВ начал рабо­тать в Сормовском педагогическом институте в качестве заведующего хозяйством и в этой должности работал до расформи­рования института – сентября месяца 1934 г.

Вопрос: Политические настроения КОЗЛОВА А. вам были известны? 

Ответ: Политических настроений КОЗЛОВА я не знал. Он мне был известен как кандидат в ВКП(б).

Вопрос: Это неверно. Следствию известно, <что> с КОЗЛОВЫМ А. вы поддерживали связь как с участником контрреволюционной троцкистской организации. КОЗЛОВ А. вам был известен как руководитель террористической группы.

Следствие требует от вас откровенных показаний об известных вам фактах контрреволюционной деятельности КОЗЛОВА.

Ответ: Я должен заявить, что до сих пор я намеренно не давал следствию откровенных показаний о моей и известных мне лиц контрреволюционной деятельности в троцкистской организа­ции.

Сейчас я вижу бесполезность дальнейшего сопротивления следствию и хочу дать дополнительные показания.

В 1938 году я познакомился с КОЗЛОВЫМ. При встречах с ним я имел несколько бесед о внутрипартийном положении в ВКП(б). КОЗЛОВ в разговоре со мной в откровенной форме изла­гал мне свои троцкистские взгляды, критикуя политику ЦК ВКП(б) по этому вопросу.

Тогда же я рассказал КОЗЛОВУ, что в Сормовском Пединституте существует троцкистская организация, в работе которой я принимаю участие, и назвал ряд участников этой организации.

Таким образом, КОЗЛОВ мною был привлечен к работе троцкистской организации в Сормовском Пединституте.

Вопрос: Это не совсем так. Нам известно, что привлекая КОЗЛОВА к работе троцкистской организации в Сормовском пединституте, вам были известны не только троцкистские настроения КОЗЛОВА, но и его связь с троцкистской организацией.

Подтверждаете ли вы это?

Ответ: Да, подтверждаю. КОЗЛОВ Александр, рассказывая мне о своих троцкистских настроениях, сообщил мне, что, работая директором Лысковского педтехникума, он руководил троцкистской организацией в техникуме. Эта троцкистская организация была связана с существовавшей троцкистской организацией в Горьковском пединституте, который шефствовал над Лысковским педтехникумом.

Вопрос: Кто входил в состав троцкистской организации КОЗЛОВА в Лысковском педтехникуме?

Ответ; КОЗЛОВ А. о составе участников троцкистской орга­низации мне не говорил. Со слов КОЗЛОВА мне известно, что группа студентов (4-5 человек, в числе их студент КЛЮШЕНКОВ, остальных фамилий на помню), переведенных из Лысковского педтехникума в Сормовский пединститут, являлась участницей троцкистской организации в техникуме.

Вопрос: Какие задания вы дали КОЗЛОВУ, получив его согласие принять участие в работе контрреволюционной организа­ции?

Ответ; КОЗЛОВУ я поручил заняться вербовкой новых лиц в троцкистскую организацию.

Кроме того, я поручил КОЗЛОВУ создать из участников организации террористическую группу.

Вопрос: Что было сделано КОЗЛОВЫМ по вашим заданиям?

Ответ: В Сормовском пединституте КОЗЛОВ не привлекал новых лиц в организацию.

КОЗЛОВ поддерживал связь с группой студентов (КЛЮШЕНКОВ и др<угие>), которые с ним работали ранее в троцкистской организации Лысковского педтехникума.

Вопрос: Ваши показания неверны. Следствию известно, что КОЗЛОВ по заданиям троцкистской организации создал террористическую группу.

Подтверждаете ли вы это?

Ответ: Да, признаю. Осенью 1935 года я приезжал из Курска в Горький за вещами. Находясь в Горьком, я имел встречу с КОЗЛОВЫМ, который мне сообщил, что после моего отъезда из Горького он поддерживает связь с руководителем троцкистской организации в Горьком ФЕДОТОВЫМ. Тогда же КОЗЛОВ мне передал, что в Физкультурном техникуме, директором которого он является, им создана из состава студентов троцкистская организация. Из числа участников этой организации КОЗЛОВ, по прямым указаниям ФЕДОТОВА, создал террористическую грушу. 

По словам КОЗЛОВА, он получил от ФЕДОТОВА указания произвести террористический акт в Москве над руководителями ВКП(б), в частности, над СТАЛИНЫМ. При этом КОЗЛОВ мне рассказал, что это мыслится осуществить путем выброски участников террористической группы в Москву.

Вопрос: Вы показали, что дали КОЗЛОВУ задание создать террористическую группу в Сормовском пединституте.

Когда и по чьим директивам вы организовывали террористические группы?

Ответ: В 1934 г. в одной из встреч с ФЕДОТОВЫМ последний в беседе со мной о внутрипартийном положении в ВКП(б) стал доказывать мне, что нынешнее руководство ВКП(б) в своей политике скатилось на узконациональные позиции, и вопрос о мировой революции отодвинут на задний план. Такая измена революционным принципам в дальнейшем нетерпима, и нужно силой убрать руководство ВКП(б).

Развивая эту мысль, ФЕДОТОВ мне прямо заявил, что нельзя в данное время в работе троцкистской организации ограничиваться только вовлечением новых лиц в организацию и пропагандой троцкистских идей. Каждая троцкистская организация должна в практической своей деятельности заняться воспитанием боевых террористических групп, которые можно было бы использовать в нужное время. Террор является самым радикальным и эффективным средством в наших руках в борьбе с нынешним руководством ВКП(б).

Тогда же ФЕДОТОВ мне дал задание приступить к созданию из кадров троцкистской организации Сормовского пединститута боевой террористической группы.

Вопрос: Задания ФЕДОТОВА вами были выполнены?

Ответ: Да, получив от ФЕДОТОВА задание создать боевую террористическую группу, я дал указания участнику троцкистской организации ГАТАУЛИНУ Т. (с которым я был связан по организации) приступить к организации боевой террористической группы.

Вопрос: Была ли создана ГАТАУЛИНЫМ террористическая группа?

Ответ: Да, ГАТАУЛИН, получив от меня указания об организации боевой террористической группы, через некоторое время мне доложил, что им из числа участников троцкистской организации студентов создана террористическая группа в количестве 10 человек.

В состав ее (террористической группы) вошли: МИХАЙЛОВ – студент; ФИЛИМОНОВ – студент; МОЖАРОВ – студент и другие, фамилии которых я не помню.

Вопрос: Какую практическую работу вела террористическая группа ГАТАУЛИНА по подготовке теракта?

Ответ: Террористическая группа ГАТАУЛИНА по моим указаниям усиленно занималась прохождением курса стрельбы из револьверов и систематически тренировалась в стрельбе в тире.

Вопрос: Как конкретно троцкистская организация намечала план использования террористической группы ГАТАУЛИНА для совершения теракта?

Ответ: По этому вопросу я указаний от ФЕДОТОВА не имел. Уезжая из Горького в Курск, я передал террористическую группу ГАТАУЛИНА лично ФЕДОТОВУ.

Вопрос: Кому вы кроме ГАТАУЛИНА давали задание об организации террористической группы?

Ответ: Кроме ГАТАУЛИНА я другим участникам троцкистской организации заданий по созданию террористических групп не давал.

Вопрос: Это неверно. Следствию известно, что троцкистская организация в Сормовском пединституте помимо террористической группы ГАТАУЛИНА имела и другие террористические группы.

Признаете ли вы это?

Ответ; Да, признаю. Троцкистская организация Сормовского пединститута действительно имела вторую террористическую группу, которая была создана АРТЕМЕНКО Георгием в количестве 8 человек. Из участников этой группы я знаю только ТОЛКАЧЕВУ.

Названная террористическая группа была создана АРТЕМЕНКО по прямым указаниям ФЕДОТОВА, перед которым АРТЕМЕНКО и отчитывался о работе этой группы. Об этом мне говорил лично АРТЕМЕНКО.         

Вопрос: На допросе 21 марта с<его> г<ода> вы показали, что участник троцкистской организации РОМАНЧУК в 1934 году из Сормово переехал в Москву. По приезде в Москву РОМАНЧУК установил связь с троцкистской организацией в пединституте имени Буб­нова.

Объясните, каким путем РОМАНЧУК связался с троцкистской организацией в Москве?

Ответ: В Сормовском пединституте РОМАНЧУК был дружен с ЧЕСНОКОВЫМ, одним из руководителей троцкистской организации. ЧЕСНОКОВ до приезда в Сормово учился в Ленинграде в институте им. Герцена вместе с ДЫМЕНТОМ, который по окончании учебы стал работать в институте имени Бубнова в Москве.

Со слов РОМАНЧУКА мне известно, что он устроился аспирантом института имени Бубнова при помощи ДЫМЕНТА, к которому имел рекомендацию ЧЕСНОКОВА. Находясь в Москве, РОМАНЧУК через ДЫМЕНТА и установил связь с троцкистской организацией в институте имени Бубнова.

Вопрос: В 1934 году вы посылали в Москву к РОМАНЧУКУ завербованного вами в троцкистскую организацию ЛОКТИОНОВА. С какой целью? 

Ответ: В 1934 году ФЕДОТОВ поставил вопрос о необходимо­сти поддерживания живой связи между нашей организацией и троцкистскими организациями в институте имени Бубнова и МГУ.

В связи с этим стал вопрос о посылке в Москву одного из проверенных участников организации. Мною была выдвинута кандидатура ЛОКТИОНОВА, с которой ФЕДОТОВ согласился. Получив согласие от ЛОКТИОНОВА, я ему поручил связаться с РОМАНЧУКОМ, от которого он должен мне привезти информацию. ФЕДОТОВ, в свою очередь, дал непосредственно ЛОКТИОНОВУ явку на связь с троцкистской организацией в МГУ.

Вопрос: Это не все. Не только этими задачами ограничивалась командировка ЛОКТИОНОВА в Москву.

Сообщите действительные причины поездки ЛОКТИОНОВА в Москву?

Ответ: Вскоре после вовлечения ЛОКТИОНОВА в троцкистскую организацию я занялся его обработкой для использования в террористических целях. Помимо изложенных мною выше причин посылка ЛОКТИОНОВА в Москву имела целью использовать последнего для участия в работе террористической группы института имени Бубнова, которая вела работу по подготовке теракта над членами Политбюро ВКП(б).

ЛОКТИОНОВ в Москве при помощи РОМАНЧУКА должен был устроиться на учебу в институт имени Бубнова.

Этот план не был реализован, так как РОМАНЧУКУ не удалось устроить ЛОКТИОНОВА в институт имени Бубнова.

 

Показания мои верны. Записаны правильно с моих слов, в чем и расписываюсь.

 

ПОНОМАРЕВ.

 

ДОПРОСИЛИ:

 

НАЧ. 7 ОТД. ГУГБ: – ЮЖНЫЙ.

 

ДЛЯ ОСОБЫХ ПОРУЧЕНИЙ ОО ГУГБ: – РАДИН

 

Верно: 

 

Оперуполномоч. 3 Отд. СПО ГУГБ –

Лейтенант Государств. Безопасности: (УЕМОВ)

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 164, Л. 243-251. 

Comments