ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ПОПОВА, Василия Михайловича,

от 28 марта 1936 года.

 

ПОПОВ В.М., 1913 г<ода> рожд<ения>, б<ывший> член ВЛКСМ, по специальности электромонтер. В 1935 г. осужден на 10 лет в к<онц>л<агерь>. Приговор отбывал в Горьковской тюрьме. Женат.

 

Вопрос: Вы подали заявление с просьбой вызвать Вас для дачи дополнительных показаний. Что именно Вы хоти­те показать?

Ответ: Я хочу сообщить следствию известные мне фак­ты в отношении следующих лиц: 1) ШТЫКГОЛЬДА, 2) ЯНСОНА, 3) СКЛЯНИНА, 4) БУТЫЛКИНА и ряда других лиц.

Вопрос: Что Вы имеете показать о ШТЫКГОЛЬДЕ?

Ответ: В предыдущих показаниях я уже показал о той работе по составлению обращения к 7-му Конгрессу Коминтерна, которую я вел совместно с ПЯТОВЫМ. Это обращение являлось троцкистским документом.

ПЯТОВ мне сообщил, что он со ШТЫКГОЛЬДОМ имел беседу по поводу содержания обращения к Конгрессу. В результате ШТЫКГОЛЬД заявил ПЯТОВУ, что он разделяет содержание обращения и морально его поддерживает.

Далее ПЯТОВ обращался к ШТЫКГОЛЬДУ с просьбой помочь деньгами для посылки человека в Москву с обращением с целью вручить его 7-му Конгрессу. ШТЫКГОЛЬД дал согласие дать деньги. Деньги от ШТЫКГОЛЬДА получить не удалось.

Вопрос: Почему?

Ответ: ПЯТОВ мне объяснил, что у ШТЫКГОЛЬДА было около 100 рублей денег. Он эту сумму хотел отдать ПЯТОВУ, но кто-то украл у него эти деньги. Если бы не было этой кражи, то вся эта сумма была бы вручена ПЯТОВУ.

Вопрос: Что Вы еще можете показать о ШТЫКГОЛЬДЕ?

Ответ: Мне известно со слов ПЯТОВА, что между ним и ШТЫКГОЛЬДОМ велись беседы политического характера. Несмотря на то, что между ПЯТОВЫМ и ШТЫКГОЛЬДОМ были разногласия по отдельным политическим вопросам, все же им удалось заключить между собой соглашение на определенной платформе.

Вопрос: На какой именно?

Ответ: Это была платформа борьбы с партией и советской властью.

Вопрос: А в каких Вы находились отношениях со ШТЫКГОЛЬДОМ?

Ответ: Должен сказать, что в последнее время у меня началось сближение со ШТЫКГОЛЬДОМ. ШТЫКГОЛЬД в беседах сильно конспирировался и вначале его политическое лицо мне было довольно трудно распознать. Вскоре ШТЫКГОЛЬД стал со мной более откровенен. Однажды он мне рассказал о том, что ему известно о связи германского писателя Эмиля ЛЮДВИГА с Троцким.

Далее ШТЫКГОЛЬД в оскорбительных выражениях отзывался об интервью, данном Сталиным Людвигу Эмилю.

В одной из последних бесед ШТЫКГОЛЬД восхвалял Троцкого, указывая, что Сталин вынужден был признать его правоту в вопросе о прогнозе наступления фашизма. Социализм в СССР ШТЫКГОЛЬД называл скорпионским (т.е. варварским).

Вопрос: А откуда известно ШТЫКГОЛЬДУ о связи германского писателя Людвига Эмиля с Троцким? Что он Вам говорил по этому поводу?

Ответ: Рассказывая об этом, ШТЫКГОЛЬД не говорил мне о том, откуда ему стало известно о связи Эмиля Людвига с Троцким.

Вопрос: Что Вы еще имеете показать?

Ответ: Я хочу показать о ЯНСОНЕ.

ПЯТОВ мне передавал, что троцкист ЯНСОН ему заявил, что поддерживает обращение троцкистов к делегатам Конгресса.

ЯНСОН был непосредственно связан со ШТЫКГОЛЬДОМ.

Вопрос: Кто такой СКЛЯНИН?

Ответ: СКЛЯНИН одно время работал на автозаводе им. Молотова. СКЛЯНИН был очень близок с ПЯТОВЫМ. Он крепкий троцкист.  Со слов ГОРИНОВА я знаю, что СКЛЯНИН склонял ГОРИНОВА к троцкистской деятельности.

Вопрос: Что Вы знаете о ГОРИНОВЕ?

Ответ: ГОРИНОВ систематически вел политические беседы с ПЯТОВЫМ. Когда у них начинались беседы, я всегда уходил, чтобы дать возможность беседовать с глазу на глаз. ПЯТОВ мне говорил, что ГОРИНОВ совершенно надежный, свой человек. Свой в троцкистском отношении.

Мне известно, что ПЯТОВ был в троцкистской связи с рядом других лиц, в частности, с неким ПЫШКАЛО.

Вопрос: А кто такой ПЫШКАЛО?

Ответ: Он бывший заместитель председателя Исполкома Марийской области и б<ывший> член партии.

О ПЫШКАЛО ПЯТОВ говорил, что он вполне надежный в троцкистском отношении человек.

Вопрос: Имеете ли Вы еще что-либо показать по делу?

Ответ: Да. Хочу рассказать о ГРОССЕ. Он сормовский рабочий. КУЧУМОВ говорил о ГРОССЕ, что он крепкий троцкист.

Я забыл назвать ШАДРИЧЕВА.

Вопрос: Кто он такой?

Ответ: Это сормовский рабочий. Я когда-то вместе с ним работал на одном заводе. Участвовать в контрреволюционной работе он отказался. Я ему давал задание прощупывать политические настроения отдельных лиц. Он это задание не выполнил; но он знал, что я веду организационную троцкистскую деятельность.

Далее я хочу показать все мне известное о некоем БАКЛАНОВЕ.

Вопрос: Кто такой БАКЛАНОВ?

Ответ: Это рабочий с Балахнинского бумажного комбината. Я с ним находился в троцкистской связи и рассказывал ему о своих террористических намерениях.

Вопрос: Когда это было?

Ответ: Это было в 1933 году.

Вопрос: Как он отнесся к высказанным Вами террористическим намерениям?

Ответ: Он полностью солидаризировался со мной. Сам БАКЛАНОВ обрабатывал в троцкистском духе рабочих Балахнинского Бумажного комбината ЩЕРБАКОВА, БОРДАКОВА и БОРИСОВА. Об этих лицах БАКЛАНОВ мне говорил, что они люди надежные в троцкистском отношении.

Я дал задание БАКЛАНОВУ поддерживать тесные связи с этими лицами.

БАКЛАНОВ был также связан с ГОРЯЧЕВЫМ, о котором я уже показывал как об участнике троцкистской группы на Балахне. От БАКЛАНОВА мне известно, что ГОРЯЧЕВ был тесно связан с указанными ЩЕРБАКОВЫМ, БОРДАКОВЫМ и БОРИСОВЫМ.

Вопрос: Что значит связан?

Ответ: Я хочу сказать, что он был связан троцкистской связью.

ГОРЯЧЕВ перед отъездом на новую работу на Урал – поступил он там на завод Гознак – хотел с собой забрать БОРИСОВА и БАКЛАНОВА.

Вопрос: В каких целях?

Ответ: Он хотел с их помощью продолжать троцкистскую работу.

То, что я выше показал, дополняет то, что я давал в предыдущих показаниях о составе участников троцкистской группы на Балахне. Все перечисленные выше лица являлись участниками этой троцкистской группы.

Вопрос: Что Вы еще можете показать по делу?

Ответ: В предыдущих показаниях я не сказал о том, что ГОРЯЧЕВ и БАКЛАНОВ входили в троцкистскую террористическую группу на бумажном комбинате в Балахне. Между тем, еще до образования мной террористической группы на Балахне я примерно в мае месяце 1933 года договорился с ГОРЯЧЕВЫМ и БАКЛАНОВЫМ о создании террористической группы на комбинате. И тот, и другой целиком согласились со мной. Наша группа искала связи с троцкистским центром.

Я считал, что ГОРЯЧЕВ и БАКЛАНОВ неэнергично и неактивно ведут контрреволюционную работу. Поэтому я по своей собственной инициативе организовал в Сормове террористическую группу, о которой ни ГОРЯЧЕВ, ни БАКЛАНОВ ничего не знают. Но организационную связь с ним<и> я поддерживал. 

Вопрос: Почему Вы их не привлекли в сормовскую террористическую группу?

Ответ: У меня на это были свои соображения.

Вопрос: Какие?

Ответ: Соображения конспирации.

Вопрос: Разве Вы им не доверяли?

Ответ: Нет, здесь дело не только в доверии или недоверии.

Вопрос: А в чем еще?

Ответ: Дело в том, что я считал, что ГОРЯЧЕВ и БАКЛАНОВ работают неэнергично. В этом объяснение вопроса.

Таким образом, я хочу сказать, что до образования террористической сормовской группы я уже входил в террористическую группу, состоявшую из трех человек: меня, БАКЛАНОВА и ГОРЯЧЕВА.

Вопрос: Давали ли БАКЛАНОВ и ГОРЯЧЕВ согласие на участие в подготовке террористического акта?

Ответ: Да.

Вопрос: Имеете ли Вы еще что-либо показать?

Ответ: Я хочу показать о Борисе ТИМОФЕЕВЕ – рабочем Балахнинского бумажного комбината. Этот ТИМОФЕЕВ находился со мной в троцкистской связи.

Вопрос: Когда это было?

Ответ: В 1933 году. ТИМОФЕЕВУ Борису известны мои террористические намерения.

Вопрос: Соглашался ли он с Вами?

Ответ: Да, он полностью разделял мои террористические намерения.

Вопрос: Что же было дальше?

Ответ: В конце 1933 года я с ним потерял связь. Он переехал на жительство на Урал.

Вопрос: Из всего Вами показанного устанавливается, что Вы находились в троцкистской связи с большим количеством людей.

В протоколе допроса от 25-го марта 1936 года Вы показали о том, что были инициатором создания террористической группы, поставившей своей задачей совершение убийства тов. СТАЛИНА. Вы тогда отрицали, что имели какие-либо явки и адреса на Москву, куда Вы собирались направиться для осуществления террористического акта.

Будете ли Вы и сейчас отрицать, что несмотря на такое широкое общение с троцкистами Вы не получили ни от кого из них связи и адреса на Москву?

Ответ: Повторяю то, что я показывал раньше, явок и адресов у меня не было. Я считал главной своей задачей осесть в Москве. Здесь же я должен был создать крепкую террористическую группу.

Вопрос: Вот именно в этих целях Вам и нужны были адреса и явки на Москву. Будете ли Вы говорить правду?

Ответ: Заявляю, что связей и адресов ни от указанных выше троцкистов, ни от других лиц я не получал.

Я хочу дополнить свое показание.

Вопрос: А именно?

Ответ: Взяв на себя организацию террористического акта над СТАЛИНЫМ, я, конечно, прежде всего стал выяснять, какими я смогу воспользоваться связями в Москве. От моей бывшей жены ПЕЛЕВИНОЙ [1] я узнал, что в Москве проживают ЛАВРЕНТЬЕВ и ХРАМОВ, которые входили в террористическую группу в Сормове. Я имел намерение обратиться к ХРАМОВУ и ЛАВРЕНТЬЕВУ с тем, чтобы использовать их в деле подготовки террористического акта.

 

Записано с моих слов правильно.

 

В. ПОПОВ

 

ДОПРОСИЛ:

 

ЗАМ. НАЧ. ЭКО ГУГБ НКВД –

СТ. МАЙОР ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ (ДМИТРИЕВ)

 

Верно:

 

ОПЕРУПОЛНОМ. 3 ОТД. СПО ГУГБ –

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (УЕМОВ)

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 163, Л. 90-98. 


[1] В тексте ошибочно – "Пилевиной".

Comments