ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

обвиняемого РАКОВА, Василия Николаевича,

от 28 февраля 1936 г.

 

РАКОВ В.Н., 1903 г<ода> р<ождения>, с<ело> Мормыши, Мамонтовского р<айон>а ЗСК, г. Новосибирск, Мостовая, № 44. Из кулаков-торговцев, родители имели в с<еле> Мормыши кулацкое хозяйство и торговлю разными товарами.
 Состоял в ВКП(б) с 1926 по 1932 г., исключен из ВКП(б) в связи с привлечением к уголовной ответственности за троцкистскую к.-р. деятельность. В 1932 г. Особым Совещанием при Коллегии ОГПУ был осужден за к.-р. деятельность на 3 года заключения в политизолятор.

 

Вопрос: Что вам известно об идейных позициях МУРАЛОВА Н.И., его связях и контрреволюционной троцкистской деятельности?

Ответ: Лично МУРАЛОВА Н.И. я стал знать с августа м<еся>ца 1935 г., т.е. с момента моего приезда в г. Новосибирск. Отбывая ссылку в Вологде, я знал, что МУРАЛОВ, оставаясь на идейных позициях Троцкого по линии троцкистской деятельности, до отхода от оппозиции РАКОВСКОГС Х.Г. был связан с последним и в интересах этого однажды встречался с РАКОВСКИМ Х.Г. на одном из сибирских курортов, а затем в г. Новосибирске. Когда я приехал в Новосибирск и встретился с МУРАЛОВЫМ, он в разговоре со мной подчеркнул, что заявления об отходе от оппозиции он не подавал и рекомендовал мне то же. Дальше при этой встрече он мне дал установки о троцкистской деятельности, о которых я давал показания на допросе 21 февраля с<его> г<ода>. Касаясь этих ус­тановок, я должен дополнить их мыслью МУРАЛОВА о том, что нужно быть готовыми, и прямыми его заявлениями: "силы найдутся… герои родятся в нужный момент".

При встрече с МУРАЛОВЫМ в конце августа 1935 г. в разговоре о революционном движении в Германии МУРАЛОВ заявлял, что коммунисты в Германии представляют из себя ничтожное количе­ство и что все завоевания пролетариата Германии разбиты. 

О связях МУРАЛОВА Н.И. мне почти ничего не известно. Я лишь могу судить о его связях из отрывочных разговоров с ним, из которых видно было, что МУРАЛОВ о состоянии троцкистских колоний – Нарымской, Тарской и Минусинской, – хорошо осведомлен, но с кем он из этих колоний связан и каким путем, мне неизве­стно. Из троцкистов, живущих в г. Новосибирске, он упоминал только о КОЛЕСНИКОВЕ А.Е., и однажды к нему приходила жена ссыльного троцкиста, работавшая до сентября м<еся>ца 1935 г. в Запсибзолото. Она приходила к МУРАЛОВУ за советом и спрашива­ла, как ей быть, так как ее уволили с работы.

Со слов КУЗЬМИНА – зав<едующего> отделом Краевого музея, беспартийного, я знаю, что он был у МУРАЛОВА и, очевидно, разговаривал с МУРАЛОВЫМ по политическим вопросам, так как он о МУРАЛОВЕ отзывался так, что МУРАЛОВ от оппозиции никогда не отойдет и что он, МУРАЛОВ, в свое время "поведет за собой массы". Разго­вор этот происходил между мной и КУЗЬМИНЫМ, насколько я сей­час припоминаю, в октябре м<еся>це, в его квартире. Имел ли какое-либо отношение к троцкистской деятельности КУЗЬМИН, мне неиз­вестно.

Больше о МУРАЛОВЕ я ничего показать не могу, так как не знаю.

Вопрос: На какой идейной основе существовала ваша контрреволюционная троцкистская группа?

Ответ: Идейной основой нашей группы были оценки и установки, данные в разное время Троцким.

Вопрос: Конкретно к чему они сводились по основным вопросам?

Ответ: На этот вопрос я могу ответить только теми мыслями, которые лежали в основе разговоров, происходивших между мною, КОЛЕСНИКОВЫМ Александром и ЩЕТИНИНЫМ. Суть их сводится к сле­дующим положениям:

1. Партия не является силой организующей и направляющей, а отсюда растерянность руководства и экстренные меры в виде беспрерывной чистки, в результате которой лучшая часть оказалась за бортом партии. Этот тезис высказан был КОЛЕСНИКОВЫМ Александром и ЩЕТИНИНЫМ.

2. Режим, созданный партией в стране, принес массам: произвол, голод, нищету, нажим на рабочий класс в области труда и нажим на крестьян, выразившийся в выкачивании хлеба и налогов.

Это положение также было высказано ЩЕТИНИНЫМ и КОЛЕСНИКОВЫМ Александром.

3. Исходя из этого делался вывод о том, что, если Совет­скому Союзу придется столкнуться с капиталистическими странами в войне, – Красная армия, не являющаяся социалистической, не будет способной защищать границы Советского Союза. Послед­ний вывод был сделан КОЛЕСНИКОВЫМ Александром, и в связи с этим он писал статью о создании особой "резервной армии" из людей проверенных, которую можно было бы перебрасывать во время войны в места прорывов.

Против указанных выше положений никто из нас не возражал.

Вопрос: Какую же цель преследовал КОЛЕСНИКОВ А. изложением своих мыслей на бумаге по вопросу о "резервной армии"?

Ответ: По этому вопросу у нас никакого разговора не было. Я считаю, что КОЛЕСНИКОВ изложил эти мысли на бумаге просто как его собственные, оригинальные мысли.

Вопрос: Когда, где и с чьим участием происходили сборища-встречи участников к.-р. троцкистской группы и какие вопросы подвергались обсуждению?

Ответ: Всех таких сборищ и встреч, на которых происходи­ло обсуждение вопросов политики ВКП(б) в троцкистском освещении, было много. Я лишь могу назвать те, которые вспомню; на­пример:

Приблизительно в сентябре м<еся>це 1935 г. КОЛЕСНИКОВ, ЩЕТИНИН и я, по предварительной договоренности КОЛЕСНИКОВА с ЩЕТИНИНЫМ и мною, мы встретились около фонтана против Дома Лени­на. Шел разговор о внутрипартийном положении. Инициатором разговора был ЩЕТИНИН Федор, указывавший, что якобы в партии начался развал, так как исключают из партии людей, не причастных к политическим группировкам, только на основании подозрений, и что якобы жизнь партии чахнет и замирает. КОЛЕСНИКОВ, соглашаясь с ЩЕТИНИНЫМ, утверждал, что в партии остается негодный элемент. ЩЕТИНИН при этом указывал как на конкретный пример на парторганизацию Ленинских шахт, где, по его словам, среди коммунистов много недовольных политикой ВКП(б), рабочие забиты и запуганы, и как на результат этого ЩЕТИНИН указывал на якобы существующую там большую текучесть рабочих, пьянство и поножовщину. ЩЕТИНИН говорил также, что, если бы СССР на боялся протеста заграницы, то наверное бы Зиновьева и Каменева расстреляли.

Второй раз около этого же фонтана мы, т.е. я, КОЛЕСНИКОВ и ЩЕТИНИН, также беседовали. Причем из этой беседы я помню только, что КОЛЕСНИКОВ рассказывал, что, живя в Ленинске вме­сте с каким-то партийным работником, он, ЩЕТИНИН, читал заграничные журналы со статьями Троцкого, в которых Троцкий, освещая политические и хозяйственные вопросы СССР, делал вы­вод о том, что якобы партия в СССР стала на путь развала и банкротства. ЩЕТИНИН указывал, что статьи Троцкого он читал "захлебываясь", при закрытых дверях. КОЛЕСНИКОВ Александр тогда сообщал о "вымирании" казахского народа и обвинял в этом партию и руководство.

Несколько позднее, кажется, в октябре м<еся>це я и ЩЕТИНИН были у КОЛЕСНИКОВА Александра на квартире. Разговор шел во­круг материального положения крестьянства. ЩЕТИНИН, приводя в пример свою деревню Куликово, утверждал, что люди работа­ют в колхозах без желания, и труд им кажется бременем, чуть не барщиной.

По этому же вопросу по возвращении КОЛЕСНИКОВА из командировки в первых числах января шел разговор между КОЛЕСНИКОВЫМ, ЩЕТИНИНЫМ и мною в присутствии КОЛЕСНИКОВА Павла.

КОЛЕСНИКОВ рассказывал, что в деревнях, где он был в командировке, крестьяне якобы едят какую-то траву. При этом КОЛЕСНИКОВ явно дискредитировал руководство партии.

Конкретно указать, когда еще были сборища, кто на них и о чем говорили, я затрудняюсь, так как не помню, но все эти сборища носили указанный выше характер.

 

Протокол с моих слов записан верно и лично мною прочитан.

 

В. РАКОВ

 

ДОПРОСИЛ:

 

ПОМ. НАЧ. 1 ОТД. СПО УГБ: – ФИЛИМОНОВ.

 

Верно:

 

ПОМ. НАЧ. 1 ОТД. СПО ГУГБ –

СТ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (БОГЕН)



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 164, Л. 98-103. 

Comments