ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

РАСПЕВАКИНА, Сергея Петровича

от 28 апреля 1936 года.

 

РАСПЕВАКИН С.П., 1900 г<ода> р<ождения> сл<обода> Лосино-Петровская, Московской обл<асти>, русский, гр<аждани>н СССР, чл<ен> ВКП(б) с 1922 г.

 

ВОПРОС: С какого времени Вы работали а Сормовском Педагогическом институте?

ОТВЕТ: В Сормовском Пединституте я работал с 1932 г. в качестве преподавателя диамата.

ВОПРОС: В каких отношениях Вы были с директором Сормовского Пед<агогического> института ПОНОМАРЕВЫМ Л.И.?

ОТВЕТ: С ПОНОМАРЕВЫМ Л.И. я был в дружествен­ных отношениях. Мы очень часто встречались как в служебной обстановке, так и вне службы.

ВОПРОС: Что Вам известно о политических убежде­ниях ПОНОМАРЕВА?

ОТВЕТ: ПОНОМАРЕВ являлся членом ВКП(б) честным и политически устойчивым партийцем. Антипартийных на­строений он никогда не высказывал.

ВОПРОС: Вы говорите неправду. Следствию известно, что в 1935 г. Сормовским районным партийным комитетом был объявлен ПОНОМАРЕВУ выговор "за притупление классовой бдительности", связанный с защитой троцкистской деятельности одного из студентов Вашего института.

Ведь Вам об этом известно?

ОТВЕТ: Да, это действительно все верно. Я упустил из виду указанное обстоятельство.

ВОПРОС: Как же Вы говорите, что ПОНОМАРЕВ являлся честным коммунистом и политически устойчивым, если он брал под свою защиту троцкистов?

ОТВЕТ: Я отказываюсь от своего первоначального утверждения о том, что ПОНОМАРЕВ был честным коммуни­стом.

ВОПРОС: Делился ли с Вами ПОНОМАРЕВ своими троц­кистскими настроениями?   

ОТВЕТ: Нет, ПОНОМАРЕВ со мной никогда не делился своими троцкистскими настроениями.

ВОПРОС: Вы говорите неправду. Вам известно не только о троцкистских настроениях ПОНОМАРЕВА, но и во­обще о практической деятельности троцкистской органи­зации, т.к. Вы сами являлись членом этой организации. Предлагаю дать Вам правдивые показания о работе троцки­стской организации и назвать всех известных Вам уча­стников этой организации?

ОТВЕТ: О троцкистской организации мне ничего не известно. Я лично никакого участия в этой организации не принимал.

ВОПРОС: Вы снова говорите неправду. Арестованные участники троцкистской организации изобличают Вас как своего сообщника, и Ваша троцкистская деятельность таким образом доказана.   

ОТВЕТ: Я категорически настаиваю на том, что ничего общего с троцкистской организацией я не имел и о ее существовании мне ничего не было известно.

ВОПРОС: Вы уклоняетесь от дачи показаний о своей контрреволюционной деятельности.

Показаниями арестованного ПОНОМАРЕВА установлено, что Вы входили в состав контрреволюционной троцки­стской организации Сормовского Пединститута. Подтверждаете ли Вы это?

ОТВЕТ: Нет, я это отрицаю.

ВОПРОС: Вас уличает также арестованный АРТЕМЕНКО. Его показаниями устанавливается, что Вы являлись чле­ном троцкистской организации. Следствие требует от Вас показаний по существу?

ОТВЕТ: Признаю, что я действительно с начала 1934 г. состоял членом контрреволюционной троцки­стской организации в Сормовском Пединституте.

ВОПРОС: При каких обстоятельствах, где и когда Вы были вовлечены в троцкистскую организацию?

ОТВЕТ: Вскоре после моего прибытия в Сормовский пединститут я начал сближаться с ПОНОМАРЕВЫМ. Встре­чаясь часто с ним в институте и вне служебной обстановки, мы беседовали на различимо темы.

Нередко обсуждали разные политические вопросы. В этих случаях ПОНОМАРЕВ всегда высказывал свое недовольство внутрипартийным положением в нашей стране. Он указывал, что режим, созданный в партии СТАЛИНЫМ, убивает инициативу членов партии и не дает возможности свободно высказываться по тем или иным вопросам. ПОНОМАРЕВ подчеркивал, что политика, проводимая СТАЛИНЫМ, направлена к ухудшению положения рабочего класса в СССР. Всячески доказывал положительную роль Троцкого и его заслуги в революции. Высказывал недовольство тем, что при освещении истории ВКП(б) в учебниках извращается роль Троцкого в период гражданской войны, при этом ПОНОМАРЕВ весьма восторженно отзывался о Троцком. Подобные разговоры велись ПОНОМАРЕВЫМ со мной на протяжении 1933 г. Примерно в марте-апреле 1934 г. ПОНОМАРЕВ мне сообщил, что в Сормовском пединституте существует подпольная троцкистская организация.

При этом он указал, что, по его мнению, я должен войти в эту организацию и начать активно работать против партии и советской власти.

ВОПРОС: Что Вы ответили на это ПОНОМАРЕВУ?

ОТВЕТ: Предложение ПОНОМАРЕВА о вступлении в контрреволюционную троцкистскую организацию меня врасплох не застало, т.к. я был уже подготовлен к этому рядом предыдущих бесед, проведенных со мной ПОНОМАРЕВЫМ.

Так как я вообще являлся коммунистом неустойчивым, я заявил ПОНОМАРЕВУ, что его предложение принимаю и готов выполнять поручения, которые мне будут даны контрреволюционной троцкистской организацией.

ВОПРОС: Назовите всех известных Вам членов контрреволюционной организации, членом которой Вы являлись?

ОТВЕТ: Мне известны следующие члены контрреволюционной троцкистской организации: ПОНОМАРЕВ – директор Сормовского Пединститута, МАХМУДБЕКОВ – преподаватель по истории ВКП(б), ДОЙНИКОВ – преподаватель педаго­гики, ЧЕСНОКОВ – зав<едующий> учебной частью, АРТЕМЕНКО – студент этого же института, ГАТАУЛИН – тоже студент, и я – РАСПЕВАКИН.

Руководителем нашей троцкистской организации яв­лялся МАХМУДБЕКОВ.

ВОПРОС: Лично Вы с кем были связаны по контрреволюционной троцкистской деятельности?

ОТВЕТ: Лично я был связан главным образом с ПО­НОМАРЕВЫМ. Помимо него по ряду вопросов троцкистской деятельности я сталкивался с МАХМУДБЕКОВЫМ и АРТЕМЕНКО.

ВОПРОС: Что Вам известно о практической деятельности контрреволюционной организации, членом которой Вы являлись?

ОТВЕТ: О практической деятельности контрреволюционной организации мне известно от ПОНОМАРЕВА следующее: троцкистская организация ставила себе задачей производить новые вербовки в к.-р. организацию. При этом подчеркивалось, что вербовать нужно только хорошо проворенных людей. Согласно указаний ПОНОМАРЕВА и МАХМУДБЕКОВА наша контрреволюционная организация имела поручение проводить пропаганду троцкистских идей среди студенчества.

Когда студент Пединститута АРТЕМЕНКО выступил перед группой других студентов с контрреволюционной установкой о том, что у Троцкого никаких ошибок нет и не было и что это все приписывают Троцкому зря, все троцкисты Сормовского пединститута, в том числе и я, всячески старались замазать этот факт, дабы АРТЕМЕНКО не понес большого наказания.

Когда в 1935 г. мы выбирали делегатов в Сормовский Совет, наша троцкистская организация против кандида­туры, поддержанной парторганизацией, выд­винула свою кандидатуру троцкиста ГОЛОВАНОВА. Несмотря на то, что его поддержали все члены троцкистской организации, все же он не прошел, т.к. не собрал нужного количества голосов.

ВОПРОС: Кого лично Вы завербовали в контрреволюционную организацию в соответствии с директивами, Вами полученными?

ОТВЕТ: Лично я обработал и вовлек в контр­революционную организацию студента ГОЛОВАНОВА, кандидатуру которого мы пытались безуспешно провести в Со­вет, о чем я показывал выше.

ВОПРОС: Вы не все показали о практической деятельности Вашей и других участников контрреволюционной организации. Предлагаю Вам полностью рассказать следствию об остальных фактах Вашей к.-р. деятельности.

ОТВЕТ: Больше показать ничего не могу.

 

Протокол записан с моих слов верно и прочитан мной.

 

РАСПЕВАКИН.

 

ДОПРОСИЛ:

 

ЗАМ НАЧ. 6 ОТД. ЭКО ГУГБ НКВД –

КАПИТАН ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (КРИЧМАН)

 

ВЕРНО:

 

ОПЕРУПОЛНОМ. 3 СПО ГУГБ –

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУД. БЕЗОПАСНОСТИ: (УЕМОВ)

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1 Д. 165, Л. 132-138.

Comments