ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО.

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) –

тов. СТАЛИНУ

 

Направляю Вам два протокола допроса участника троцкистско-зиновьевской контрреволюционной терро­ристической организации в СССР –  РЕЙНГОЛЬДА И.И. от 15 августа 1936 года.

 

 

НАРОДНЫЙ КОМИССАР ВНУТРЕННИХ

ДЕЛ СОЮЗА ССР

 

(Г. ЯГОДА)

 

17 августа 1936 г.

№ 57385


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

РЕЙНГОЛЬДА, Исаака Исаевича, от 15-го августа 1936 г.

 

РЕЙНГОЛЬД И.И., 1897 г. рождения, из семьи служащего, уроженец местечка Грозова, быв<шей> Минской губ<ернии>, быв<ший> член ВКП(б) с 1917 г. В 1927 г. исключался из ВКП(б) за принадлежность к троцкистско-зиновьевской оппозиции. Восстановлен в 1928 г. Вторично исключен из партии в декабре 1934 г. за связь и покровительство троц­кисту ФАЙВИЛОВИЧУ. До исключения из партии – зам<еститель> Наркомзема СССР. В момент ареста – нач. хлопкового управления областного земельного управления Южного Казахстана.

 

Вопрос: В предыдущем протоколе допроса вы показали, что троцкистско-зиновьевская организация располагала связями в Красной армии. Подтверждаете ли вы это?

Ответ: Да, полностью подтверждаю.

Вопрос: Что вам известно о связях троцкистско-зиновьевской организации в Красной армии?

Ответ: В Красной армии существовала троцкистско-зиновьев­ская группа, поддерживавшая связь с объединенным центром троцкистско-зиновьевского блока через МРАЧКОВСКОГО и ДРЕЙЦЕРА.

Вопрос: Кто входил в эту троцкистско-зиновьевскую группу в Красной армии?

Ответ: В разное время МРАЧКОВСКИЙ и ДРЕЙЦЕР мне рассказывали, что в состав троцкистско-зиновьевской группы в Красной армии входят: ПРИМАКОВ, ПУТНА, КУЗЬМИЧЕВ, ШМИДТ и ряд других лиц, фамилии которых мне неизвестны. Вся группа руководилась МРАЧКОВСКИМ.

Непосредственные связи с группой имели также ДРЕЙЦЕР и Яков ОХОТНИКОВ – в прошлом крупные военные работники.

Вопрос: Что вам известно об участии ПРИМАКОВА в троцкистско-зиновьевской группе военных?

Ответ: ПРИМАКОВ – активный член троцкистско-зиновьевской организации еще периода 1925-1926 г.г. Был лично связан с ТРОЦКИМ и ПЯТАКОВЫМ.

В 1930 г. ПЯТАКОВ, ПУТНА и ДРЕЙЦЕР мне говорили, что ПРИ­МАКОВ, хотя и заявил в свое время о разрыве с троцкистско-зиновьевской организацией, но сохранил свои прежние контррево­люционные взгляды и поддерживает тесную связь со СМИРНОВЫМ, МРАЧКОВСКИМ, ПУТНА и ДРЕЙЦЕРОМ.

Вопрос: Встречались ли вы лично с ПРИМАКОВЫМ?

Ответ: Я лично знаю ПРИМАКОВА еще со времени троцкистско-зиновьевского блока 1926- 27 г.г. В 1930-31 г.г. я встретился с ПРИМАКОВЫМ в Ташкенте, когда он направлялся в одну из восточных стран (не то Персию, не то Афганистан) в качестве военного атташе.

В беседе, когда ПРИМАКОВ убедился, что в моем лице он имеет единомышленника, он подтвердил мне, что сохраняет преданность ТРОЦКОМУ и имеет с ним организационную связь. Каким путем осуществлялась эта связь с ТРОЦКИМ – ПРИМАКОВ мне не сказал.

В эту же встречу ПРИМАКОВ сообщил мне, что он виделся с ПЯТАКОВЫМ, ПУТНА  и ДРЕЙЦЕРОМ и условился о поддержании с ними организационных связей и в дальнейшем.

В 1933 г. КАМЕНЕВ мне рассказывал, что объединенный центр отводит ПРИМАКОВУ крупную роль в своих планах использования Красной армии для целей, связанных с приходом организации к руководству партией и страной.

Вопрос: Что Вам известно об участнике троцкистско-зиновьевский группы в Красной армии ПУТНА?

Ответ: ПУТНА я близко знаю еще с 1920 года, со времени польского похода 16-й армии. В период 1926-1927 г.г. я с ним был тесно связан как с активным участником троцкистско-зиновьевской организации. В 1928-30 г.г. ПУТНА был несколько раз у меня дома, участвуя на сборищах организации. На этих сборищах обычно присутствовали – ДРЕЙЦЕР, ПИКЕЛЬ, РОММ и дру­гие активные троцкисты и зиновьевцы, фамилий которых я сейчас не помню.

Из разговора с ПУТНА в 1929-30 г.г. мне известно, что он имел непосредственную связь с ЗИНОВЬЕВЫМ. Кроме того, ПУТНА был организационно связан со мной – РЕЙНГОЛЬДОМ, БОГДАНОМ [1], ДРЕЙЦЕРОМ, ПИКЕЛЕМ и РОММОМ.

После своего отъезда за границу в 1929-30 г.г. ПУТНА продолжал поддерживать организационные связи с ПИКЕЛЕМ и ДРЕЙЦЕРОМ. От ПИКЕЛЯ мне известно, что он встречался с ПУТНА за границей в 1930-31 г.г.

Вопрос: Какой характер носила эта встреча ПИКЕЛЯ с ПУТНА?

Ответ: Встреча ПИКЕЛЯ с ПУТНА произошла, насколько мне помнится, в Берлине. ПИКЕЛЬ мне передавал, что ПУТНА назвал ему ряд активных троцкистов и зиновьевцев в Красной армии, с которыми через ДРЕЙЦЕРА необходимо установить организационные связи.

В дальнейшем от ПИКЕЛЯ и ДРЕЙЦЕРА мне было известно, что связи с троцкистами и зиновьевцами, о которых говорил ПУТНА, были действительно ДРЕЙЦЕРОМ установлены. Кто эти лица – я не знаю.

Вопрос: Что Вам известно об участниках троцкистско-зиновьевской группы в Красной армии – ШМИДТ<Е> и КУЗЬМИЧЕВЕ?

Ответ: Как я уже показывал ранее, от ДРЕЙЦЕРА мне было известно, что ШМИДТ и КУЗЬМИЧЕВ имели задание подго­товить и осуществить убийство ВОРОШИЛОВА.

Террористический акт против ВОРОШИЛОВА они должны были осуществить при посещении ВОРОШИЛОВЫМ их частей или добив­шись приема у Наркома обороны.

Вопрос: Что Вам известно об участии в троцкистско-зиновьевской группе военных ДРЕЙЦЕРА и ОХОТНИКОВА Якова?

Ответ: Во время моих неоднократных встреч с ДРЕЙЦЕРОМ в 1933-34 г.г. мне от него было известно, что он через ШМИДТА и КУЗЬМИЧЕВА подготовлял террористический акт против ВОРОШИЛОВА.

Что касается участника группы ОХОТНИКОВА, то о его роли мне ничего не известно.

Троцкистско-зиновьевской группой в Красной армии руково­дил непосредственно МРАЧКОВСКИЙ, который был связан со всеми основными участниками военной группы узами личной дружбы еще со времени гражданской войны. МРАЧКОВСКИЙ пользовался значи­тельным авторитетом среди участников группы.

Вопрос: Кто еще входил в троцкистско-зиновьевскую груп­пу в Красной армии?

Ответ: От ДРЕЙЦЕРА мне известно еще одно лицо, входившее в группу, – это ГРОДЗЕНСКИЙ [2], работавший последние годы в Отделе снабжения ОКДВА. ГРОДЗЕНСКИЙ был непосредственно связан с ДРЕЙЦЕРОМ.

Вопрос: Вы показали со слов КАМЕНЕВА что ПРИМАКОВУ отводилась крупная роль в планах захвата власти троцкистско-зиновьевским блоком. Какие это были планы?

Ответ: Мы считали, что надо быть готовыми прибегнуть к военной силе для захвата власти в свои руки. Мы понимали, что устранение СТАЛИНА и ряда других чле­нов Политбюро, создавая благоприятную обстановку для захвата нами руководства, – может непосредственно и не привести нас к власти. Таким образом появится необходимость обращения к воинской силе для окончательного завершения задуманного нами государственного переворо­та. Троцкистско-зиновьевская группа в Красной армии должна была обеспечить сосредоточение в Москве надежной воинской силы, используя ее для того, чтобы поднять военный мятеж и осуществить захват власти в руки организации.

Вопрос: Знакомы ли вы лично с Карлом РАДЕКОМ?

Ответ: Да, я его знаю еще с периода троцкистско-зиновьевского блока – 1926-27 г.г. В более позднее время я с ним встречался в 1933-34 г.г. в столовой Совнаркома.

Эти встречи с РАДЕКОМ убедили меня в том, что он сохранил свои прежние контрреволюционные взгляды. В подтверждение моих слов я могу сослаться на весьма озлобленные выпады РАДЕКА, которые он делал во время наших встреч в столовой Совнаркома по поводу политики Коминтерна.

Вопрос: Это все, что вы знаете о Карле РАДЕКЕ?

Ответ: Нет. Карл РАДЕК являлся членом нашей троцкистско-зиновьевской организации.

Вопрос: Это известно вам лично от Карла РАДЕКА?

Ответ: Нет, в 1932-33 г. КАМЕНЕВ рассказывал мне, что РАДЕК является участником троцкистско-зиновьевского блока, одобряет мероприятия блока по подготовке террори­стических актов против руководителей партии и правительства, прежде всего, против СТАЛИНА. КАМЕНЕВ говорил, что объединенный центр намеренно оставляет РАДЕКА в тени и глубоко его конспирирует.

Вопрос: Что вам еще известно о Карле РАДЕКЕ?

Ответ: Я знаю от РОММА, который часто бывал у РАДЕКА, что РАДЕК очень недоволен своим положением в партии и недопуском его к руководящей работе в Коминтерне. Свои политические расчеты РАДЕК строил на приходе к руководству партией и Коминтерном ЗИНОВЬЕВА, КАМЕНЕВА и ТРОЦКОГО.

Выступления Карла РАДЕКА в прессе с выражениями пре­данности партии и лично СТАЛИНУ являлись маневром с его стороны и были направлены к тому, чтобы укрепить свое положение в партии и обеспечить доверие к себе со стороны Центрального Комитета ВКП(б).

Мы все считали, что РАДЕК превосходно справляется с этой задачей обмана партии и что его двурушничество является просто примерным.

Вопрос: Таким образом, Карл РАДЕК являлся участником троцкистско-зиновьевской террористической организации и умышленно оставался в стороне от террористической деятельности троцкистско-зиновьевского блока. В каких целях это делалось?

Ответ: КАМЕНЕВ и СОКОЛЬНИКОВ в середине 1934 г. мне говорил, что объединенному центру необходимо счита­ться с опасностью провала в связи с тем, что летом 1934 г. было приступлено к непосредственной подготовке осуществления террористического акта против СТАЛИНА, а затем было принято решение об одновременном совершении террористического акта над СТАЛИНЫМ и КИРОВЫМ.

В связи с этим ЗИНОВЬЕВ, КАМЕНЕВ, СОКОЛЬНИКОВ и ТЕР-ВАГАНЯН пришли к выводу, что необходимо заблаговременно создать запасный центр троцкистско-зиновьевского блока, который должен будет продолжать террористическую борьбу с руководителями партии и правительства в случае провала и арестов участников объединенного центра. В ре­зультате переговоров между зиновьевской и троцкистской частью блока, запасный центр был создан. В него вошли: РАДЕК, СОКОЛЬНИКОВ и СЕРЕБРЯКОВ.

Наряду с этим было решено, что непосредственное участие в деятельности запасного центра должен будет принять и ПЯТАКОВ, о котором я уже дал показания в протоколе допроса от 7-го августа 1936 года.

Вопрос: Почему именно эти лица были включены в состав запасного центра?

Ответ: РАДЕК, СОКОЛЬНИКОВ, СЕРЕБРЯКОВ и ПЯТАКОВ, входя в троцкистско-зиновьевский блок, зная его цели, зная его деятельность по подготовке террористических актов против руководителей партии и правительства, к непосредственной террористической работе не привлекались. Это создавало им положение людей, находящихся вне каких бы то ни было подозрений. При намечении состава запас­ного центра это соображение было решающим.

Вопрос: Известно ли Вам что-либо о связи троцкистско-зиновьевской организации с контрреволюционными антипартийными группами за границей?

Ответ: Со слов ЗИНОВЬЕВА я знаю, что такая связь существовала. ЗИНОВЬЕВ был связан с группой ДОРИО и СУВАРИНА, с группой РУТ ФИШЕР [3], МАСЛОВА и с группой НЕЙМАНА.

Вопрос: Каким образом поддерживалась связь с указанными группами?

Ответ: От ЗИНОВЬЕВА мне известно, что связь поддерживалась при посредстве ПИКЕЛЯ, РОММА, МАДЬЯРА и ВУЙОВИЧА. Все эти лица или сами выезжали за границу, или имели связи с лицами, бывавшими за границей. С СУВАРИНЫМ связь была восстановлена через ПИКЕЛЯ, с ДОРИО связь поддерживалась через РОММА, с группой РУТ ФИШЕР, МАСЛОВА и группой НЕЙМАНА – через ВУЙОВИЧА. Контакт с этими группами ЗИНОВЬЕВ поддерживал начиная с 1930 года. Непосредственной целью установления связи с этими группами, со слов ЗИНОВЬЕВА, являлась организация блока антипартийных групп за границей аналогично троцкистско-зиновьевскому блоку в СССР.

Вопрос: Что вам еще известно о связях троцкистско-зиновьевской организации с контрреволюционными антипар­тийными группами?

Ответ: Если суммировать все то, что я слышал от ЗИНОВЬЕВА за время с 1931 по 1934 г. по вопросу о целях, которые он преследовал, устанавливая связи с контрреволюционными антипартийными группами, изгнанными из Комин­терна, – то ЗИНОВЬЕВ добивался организации единого блока для борьбы с руководством Коминтерна, руководством брат­ских компартий, дискредитации Коминтерна перед западно­европейскими компартиями.

Одновременно с этим ЗИНОВЬЕВ выдвигал требование о необходимости борьбы за привлечение его – ЗИНОВЬЕВА, ТРОЦКОГО и КАМЕНЕВА к руководству Коминтерном и ВКП(б).

Вопрос: Вы говорите, что ЗИНОВЬЕВ создавал за гра­ницей блок всех антипартийных групп, изгнанных из Ко­минтерна. Какова была роль ТРОЦКОГО в этом блоке?

Ответ: От ЗИНОВЬЕВА мне известно, что ТРОЦКИЙ через свои группы за границей принимал активное участие в сколачивании этого блока. Это все, что мне известно по этому вопросу.

Вопрос: Имел ли троцкистско-зиновьевский блок свою агентуру среди сотрудников НКВД с целью гарантиро­вать себя от провала?

Ответ: Нет. Об этом мне ничего не известно. Троцкистско-зиновьевский блок своей агентуры в органах НКВД не имел

Вопрос: Так ли это? Не скрываете ли вы агентуру троцкистско-зиновьевского блока в НКВД? Требуем правди­вых показаний по этому вопросу.

Ответ: Еще раз повторяю – агентуры в НКВД у троцкистско-зиновьевской организации не было. Во всяком случае мне об этом ничего не было известно.

Вопрос: Известны ли вам скрытые троцкисты или зиновьевцы среди сотрудников НКВД?

Ответ: Нет, скрытых троцкистов или зиновьевцев среди сотрудников НКВД я не знаю.

 

Записано с моих слов верно, мною прочитано.

 

РЕЙНГОЛЬД.

 

ЗАМ. НАЧ. ЭКО ГУГБ НКВД СССР –

СТ. МАЙОР ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ – (ДМИТРИЕВ)

 

НАЧ. ОТД. ЭКО ГУГБ НКВД СССР – 

МАЙОР ГОСУД. БЕЗОПАСНОСТИ – (ЧЕРТОК)

 

ВЕРНО:

 

ОПЕРУПОЛНОМОЧЕННЫЙ СПО ГУГБ –

СТ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ – (СВЕТЛОВ)

 

 

РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 234, Л. 11-22


[1] Богдан Бронислав Викентьевич, род. 20 декабря 1897 г., член ВКП(б) с 1919 г., работал помощником заведующего секретариатом Г. Зиновьева в Коминтерне с 1 июня 1924 г. по 15 декабря 1926 г. Покончил самоубийством в октябре 1933 г.

[2] В тексте здесь и далее ошибочно – "Гродзянский". 

[3] Здесь и далее в тексте ошибочно – "Рут-Фишера". 

Comments