ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

РОЗАНОВА, Якова Самуиловича,

от 23 марта 1936 года.

 

РОЗАНОВ Я.С., 1889 г.р., ур<оженец> Киевской губ<ернии>, быв<ший> член Бунда с 1905 г. по 1907 г., чл<ен> КП(б)У с 1930 г., дважды исключался из партии за идеологически вредные выступления, впоследствии восстанавливался, быв<ший> профессор диамата Госуниверситета, до ареста – директор библиотеки Украинской Ассоциации Марксо-Ленинских институтов.

 

Вопрос: Вы показали, что ЗАГОРУЛЬКО передал Вам ряд указаний об активизации работы троцкистско-меньшевистской контрреволюционной организации в Киеве.

Дайте показания об обстоятельствах ваших встреч с ЗАГОРУЛЬКО.

Ответ: ЗАГОРУЛЬКО приезжал из Москвы в Киев и имел со мною осенью 1934 г. ряд встреч как с одним из руководителей троцкистско-меньшевистской организации в Киеве.

Должен сказать, что ЗАГОРУЛЬКО Алексей был связан со мной по троцкистской работе еще в бытность свою в Киеве до отъезда в Москву (до 1932-33 г.).

До отъезда ЗАГОРУЛЬКО в Москву мы совместно вели работу по заданиям контрреволюционной организации в кафедре марксизма при ВУАН (Всеукраинская Академия Наук), позже преобразованной в филию ВУАМЛИНа [1].

Выражалась она в подрыве всех решений партии на идеологическом фронте, подборе кадров для выдвижения на командные, руководящие посты (ЛАВРОВА, САНИСА и др.).

ЗАГОРУЛЬКО приехал в Киев осенью 1934 г. для получения информации о состоянии контрреволюционной организации и передал мне директивы от Московской троцкистской организации, в частности, от МАРЕНКО как одного из руководителей Московской троцкистской организации.

Вопрос: Где происходили ваши встречи с ЗАГОРУЛЬКО?

Ответ: Встречи между мной и ЗАГОРУЛЬКО происходили у меня дома в Киеве по ул. Кирова № 14/б; по ул. Воровского и Ленина, где мы прогуливались, и в здании ВУАМЛИНа. В этих местах на протяжении примерно декады мы имели ряд бесед.

Вопрос: О чем вы информировали ЗАГОРУЛЬКО? Расскажите подробно.

Ответ: Прежде всего я сообщил ЗАГОРУЛЬКО, что в Киеве между троцкистско-меньшевистской организацией и националистической контрреволюционной организацией достигнуто соглашение о блоке в целях объединения контрреволюционных сил для совместной борьбы против партии и советской власти.

В частности, я ему сообщил о связи между мной как руководителем троцкистско-меньшевистской организации и НЫРЧУКОМ, возглавляющим националистическую организацию. Наряду с этим я говорил ЗАГОРУЛЬКО, что в троцкистской организации в Киеве чувствуются в некоторых звеньях пассивные настроения. Я имел при этом в виду РОЗЕНА.

Вопрос: Какие указания дал вам ЗАГОРУЛЬКО как представитель Московской троцкистской организации?

Ответ: На мою информацию ЗАГОРУЛЬКО обрушился ожесточенными нападками на нашу пассивность, обвинял нас в приспособленчестве и в игнорировании других методов борьбы с партией и советской властью. ЗАГОРУЛЬКО подчеркивал, что нами еще не использован такой метод борьбы, как террор, который может дать выход накопившемуся озлоблению против партии.

ЗАГОРУЛЬКО прямо давал установку на переход к методу террористической борьбы как наиболее действенному и необходимому в условиях создавшейся обстановки. Сам он производил впечатление человека, непосредственно, лично подготовленного для выполнения террористического акта.

Аргументация ЗАГОРУЛЬКО была пропитана невероятной  озлобленностью и ненавистью к партии. ЗАГОРУЛЬКО всячески подчеркивал, что никакими другими методами кроме террористических нельзя сейчас добиться положительных результатов в борьбе с компартией.

Вопрос: Кого из участников троцкистской организации Москвы называл вам ЗАГОРУЛЬКО и как он характеризовал роль этих лиц в троцкистской организации?

Ответ: ЗАГОРУЛЬКО указал мне, что эти директивы к переходу на террор как к методу политической борьбы троцкистской организации против компартии он дает от имени МАРЕНКО, Григория Яковлевича, – одного из руководителей троцкистской организации в Москве.

Все эти указания переданы были мною НЫРЧУКУ, непосредственно руководившему всей практической работой организации по террору.

Вопрос: Об активном участии МАРЕНКО Григория в троцкистской контрреволюционной организации вы узнали только от ЗАГОРУЛЬКО или вы были об этом и раньше осведомлены?

Ответ: ЗАГОРУЛЬКО мне привез директивы МАРЕНКО о переходе к террору осенью 1934 г., но вообще об активной деятельности МАРЕНКО в троцкистской организации мне известно было задолго до приезда ЗАГОРУЛЬКО в Киев. С МАРЕНКО по троцкистской организации я связан был еще с 1928 г.

Вопрос: Каким образом вы установили связь с МАРЕНКО?

Ответ: В период 1926-28 г.г. я совместно с СЕМКОВСКИМ возглавлял в Киеве контрреволюционную меньшевистскую группу, которая к 1928 г. начала искать пути к сближению с троцкистами. Такие же стремления к блокированию с нами шли и от троцкистов. В результате в 1928 г. в Киеве произошло поглощение нашей меньшевистской группы троцкистами, причем слияние меньшевистских и троцкистских сил было тогда оформлено достигнутой договоренностью между мной и МАРЕНКО. В установлении этого контакта я выступил от имени меньшевиков, а МАРЕНКО – от троцкистов.

Таким образом, началась моя организационная связь с МАРЕНКО по совместной работе в троцкистско-меньшевистской организации.

Вопрос: Вы имели встречи с МАРЕНКО после выезда его с Украины в Москву?

Ответ: Да, имел.

Вопрос: Где и когда?

Ответ: Я имел встречу с МАРЕНКО в Москве в 1932 г. примерно в июле или августе месяце. Явился я к нему на квартиру вечером, поздно, часов в 11, и остался у него ночевать. Выезжая из Киева в Москву, я предварительно получил адрес МАРЕНКО у его отца, живущего в Киеве.

Вопрос: О чем вы говорили тогда с МАРЕНКО?

Ответ: В нашей беседе мы касались вопросов работы троцкистской организации как в Киеве, так и частично в Москве. Я сообщил МАРЕНКО о состоянии троцкистской работы в Киеве, о мерах, принимаемых нами к сохранению наших кадров, о срыве нами всех решений партии на идеологическом фронте, о трудностях нашей подпольной борьбы и пр<очее>.

О Московской троцкистской организации МАРЕНКО мне заявил, что в Москве он связан с рядом лиц, однако фамилии, называвшиеся им, я сейчас припомнить не могу. МАРЕНКО, заключая беседу со мной, призывал к широкому применению тактики двурушничества, концентрируя основные усилия на собирании и воспитании троцкистских кадров.

Вопрос: Кто из троцкистов кроме ЗАГОРУЛЬКО связывался с вами от имени МАРЕНКО?

Ответ: Участник троцкистской организации на Украине ПОСВОЛЬСКИЙ в 1935 г. ездил из Харькова в Москву, где связался с МАРЕНКО. По возвращении на Украину ПОСВОЛЬСКИЙ был в Киеве летом и сообщил мне, что МАРЕНКО дал ему указания на необходимость перехода к новым формам борьбы троцкистской организации против партии.

По существу, они были тождественны с установками, привезенными ЗАГОРУЛЬКО в Киев осенью 1934 г. от МАРЕНКО, и сводились к необходимости включения методов террора в тактику борьбы троцкистской организации против компартии.

 

Записано с моих слов верно и мною прочитано.

 

Я. РОЗАНОВ.

 

ДОПРОСИЛИ:

 

НАЧ. 3 ОТД. СПО ГУГБ –

КАПИТАН ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ – КАГАН

 

НАЧ. 7 ОТД. СПО УГБ НКВД УССР –

СТ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: – ГЛЕБОВ.

 

Верно:

 

ОПЕРУПОЛН. 3 ОТД. СПО ГУГБ –

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (УЕМОВ)

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 163, Л. 49-54


[1] Всеукраинская ассоциация научно-исследовательских марксистско-ленинских институтов.

Comments