ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

РО3ЕНБЛЮМА, Лейбы Хаимовича,

от 13 марта 1936 г.


РОЗЕНБЛЮМ Л.Х., 1904 г. рождения, уро­женец г. Борисова, БССР, гр<аждани>н СССР, чл<ен> ВКП(б) с 1923 г., скрытый троцкист.
До ареста заведующий культотделом газеты "Звезда" в г. Минске, там же проживал.


Вопрос: Приезжали ли вы из Минска в Москву в 1933-1934 годах?

Ответ: Да, в Москве я был в начале 1933 года. Тогда я работал редактором Витебской газеты "Витебский пролетарий" и ездил в Москву на совещание при "Крестьянской газете". В 1934 году я был в Москве дважды: 1-й раз в первых числах ян­варя, когда после моего увольнения с работы в Кричеве до пе­рехода на работу в газету "Звезда" я получил кратковременный отпуск и использовал его для поездки в Москву. Вторично я был в Москве в декабре 1934 года при проезде в Сталинград в служебную командировку от редакции газеты "Звезда".

Вопрос: Встречались ли вы во время этих приездов в Моск­ву с АРОНОВСКИМ?

Ответ: С АРОНОВСКИМ я встречался каждый раз, когда при­езжал в Москву.

Вопрос: На предыдущих допросах вы показали, что о пре­бывании ОЛЬБЕРГА в 1933 году в СССР вам АРОНОВСКИЙ рассказы­вал в декабре 1934 года. Следствием установлено, что ОЛЬБЕРГ выехал обратно из СССР за границу летом 1933 года. Чем же вы объясняете, что АРОНОВСКИЙ вам не рассказал о пребывании ОЛЬБЕРГА в СССР во время вашего посещения его в январе 1934 го­да?

Ответ: На предыдущем допросе я неправильно указал дату моего разговора с АРОНОВСКИМ об ОЛЬБЕРГЕ. В действительности АРОНОВСКИЙ мне рассказал о пребывании ОЛЬБЕРГА в СССР во время моего пребывания в Москве в январе 1934 года.

Вопрос: Дело не только в неправильной дате. Ваши показа­ния от 17/I-36 г. о содержании вашего разговора с АРОНОВСКИМ об ОЛЬБЕРГЕ также не соответствуют действительности.

Ответ: Утверждаю, что АРОНОВСКИЙ мне рассказывал о том, что ОЛЬБЕРГ, приехав в СССР, поехал устраиваться в Сталинабад, но через короткое время возвратился в Москву и уехал обратно за границу.

Вопрос: Это правильно, но это не все. Что вам говорил АРОНОВСКИЙ о цели, для которой ОЛЬБЕРГ приезжал в СССР?

Ответ: Должен признать, что я скрыл на предыдущем до­просе главную часть моего разговора с АРОНОВСКИМ об ОЛЬБЕРГЕ. В действительности дело обстояло таким образом: когда я при­ехал в Москву в январе 1934 года и встретился с АРОНОВСКИМ у него на квартире, он мне подробно рассказал о содержании своих разговоров с ОЛЬБЕРГОМ и поручениях, которые тот ему передал для меня.

АРОНОВСКИЙ мне рассказал, что ОЛЬБЕРГ приезжал в СССР по прямому поручению Троцкого для того, чтобы через имеющи­еся у него здесь троцкистские связи ознакомиться с деятель­ностью троцкистов внутри СССР.

АРОНОВСКИЙ передал мне поручение ОЛЬБЕРГА заняться тща­тельным изучением и вербовкой хорошо проверенных людей, го­товых на активную борьбу с существующим строем.

В процессе этой беседы АРОНОВСКИЙ меня спросил – извест­на ли мне фамилия ЛЕНЦНЕР – редактора газеты "Рабочий" в Минске. Я ему ответил, что с ЛЕНЦНЕРОМ лично не знаком, но знаю, что он бывший крупный троцкист, действительно работал в 1932 г. в редакции "Рабочий", а сейчас работает в районном центре Белоруссии в м<естечке> Сенно.

Тогда АРОНОВСКИЙ мне заявил, что ОЛЬБЕРГ поручил мне связаться с ЛЕНЦНЕРОМ, который продолжает поддерживать неле­гальную связь с Троцким.

ЛЕНЦНЕР, по словам АРОНОВСКОГО, даст мне дальнейшие указания. По словам АРОНОВСКОГО, ОЛЬБЕРГ намеревается вновь приехать в СССР.

Вопрос: Связались ли вы с ЛЕНЦНЕРОМ, согласно поруче­ния ОЛЬБЕРГА?

Ответ: Да, связался, но только после того, когда ЛЕНЦ­НЕР приехал в Минск, т.е. в мае 1934 года.

Вопрос: Чем вы объясняете, что связались с ЛЕНЦНЕРОМ только через 5 месяцев после разговора с АРОНОВСКИМ?

Ответ: После моего приезда из Москвы я приступил к рабо­те в качестве секретаря редакции газеты "Звезда". Эта работа мне не позволяла отлучаться из Минска. Устанавливать же пере­писку с ЛЕНЦНЕРОМ я опасался, так как лично знаком с ним не был.

Вопрос: Когда и при каких обстоятельствах вы связались с ЛЕНЦНЕРОМ?

Ответ: Познакомился я с ЛЕНЦНЕРОМ сразу же после переезда его в Минск на работу в качестве редактора газеты "Звезда". Первое время я перед ЛЕНЦНЕРОМ не раскрывал себя. Сдер­живало меня то, что ЛЕНЦНЕР первое время вел себя в редакции, как выдержанный коммунист. Пароля же к нему я никакого не имел.

Однако, в процессе общения с ним я увидел, что все пове­дение ЛЕНЦНЕРА двурушническое. В этом меня убедили отдельные факты по основной работе ЛЕНЦНЕРА и его отношение к коммуни­стам, работающим в редакции.

Приблизительно в августе 1934 года, после моего возвращения из армии, где я был на переподготовке в течение июня и июля месяцев, я был на докладе в кабинете у ЛЕНЦНЕРА по поводу организуемого по инициативе ЛЕНЦНЕРА обмена "Звезды" полосами с другими газетами.

В кабинете кроме ЛЕНЦНЕРА и меня никого не было. В раз­говоре с ЛЕНЦНЕРОМ я в весьма осторожных выражениях сказал ему, что мне известно о том, что он продолжает вести троц­кистскую работу и что о его троцкистской работе мне известно из заграничных источников. После этого ЛЕНЦНЕР меня стал под­робнейшим образом расспрашивать о моих связях с заграницей. Я ему рассказал, что в течение нескольких лет был связан пе­репиской с ОЛЬБЕРГОМ, который был в 1933 г. в СССР и поручил мне через третье лицо связаться с ним – ЛЕНЦНЕРОМ.

ЛЕНЦНЕР мне не говорил, знает ли он ОЛЬБЕРГА, но подтвердил, что он продолжает оставаться троцкистом.

В дальнейшем разговоре ЛЕНЦНЕР мне заявил, что проводи­мые органами советской власти репрессии в отношении троцки­стов требуют особенно бережного сохранения уцелевших кадров.

Поставив передо мной задачу подбора и организации людей для троцкистской деятельности, ЛЕНЦНЕР меня предупредил об исключительной осторожности и тщательной проверке каждого человека, привлекаемого в троцкистскую организацию. На этом разговор между мною и ЛЕНЦНЕРОМ был прерван в связи с прихо­дом посторонних людей в его кабинет.

Вопрос: Встречались ли вы с ЛЕНЦНЕРОМ после этого раз­говора?

Ответ: Да, с ЛЕНЦНЕРОМ я встречался по январь 1935 года, когда он уехал из Белоруссии.

О деятельности троцкистской к.-р. организации я с ЛЕНЦ­НЕРОМ говорил дважды. Первый разговор происходил между мною и ЛЕНЦНЕРОМ в сентябре 1934 года в его служебном кабинете. В процессе этого разговора ЛЕНЦНЕР интересовался, что мною проделано в части привлечения новых людей в троцкистскую организацию. Я ему тогда сообщил, что мне пока никого не уда­лось завербовать.

В октябре 1934 года я ездил на машине вместе с ЛЕНЦНЕРОМ из Минска в Могилев.

В течение нескольких часов ЛЕНЦНЕР вел со мной подроб­ную беседу о создавшемся положении для троцкистов и об их задачах в связи с этим.

ЛЕНЦНЕР в разговоре резко критиковал политику партии и советского правительства, причем особенно много он говорил о внутрипартийном режиме. ЛЕНЦНЕР говорил: "проводятся в жизнь неправильные мероприятия руководства ВКП(б) и советского правительства потому, что в партии нет демократии".

Давая контрреволюционную оценку положения в стране, ЛЕНЦНЕР обвинял в этом руководство ВКП(б) и в первую очередь СТАЛИНА.

Он говорил в связи с этим, что борьба троцкистов долж­на быть направлена против СТАЛИНА.

Единственным методом борьбы в нынешних условиях, кото­рый может действительно дать результаты, является террори­стический акт над СТАЛИНЫМ, который должен быть организован в кратчайший срок.

Вопрос: Следовательно, впервые о тактике террора как методе борьбы с советской властью вы узнали от ЛЕНЦНЕРА в октябре 1934 года, а не в 1935 году от ОЛЬБЕРГА, как вы это показывали на предыдущем допросе?

Ответ: Да, признаю, что на прошлом допросе я показал не­правду, когда говорил, что узнал о подготовке теракта над СТАЛИНЫМ только в 1935 году.

В действительности я узнал о том, что готовится теракт над СТАЛИНЫМ, еще в октябре 1934 г. от ЛЕНЦНЕРА.

Вопрос: Что вам говорил ЛЕНЦНЕР о практической деятель­ности троцкистской к.-р. организации по подготовке террористических актов?

Ответ: ЛЕНЦНЕР мне говорил тогда же при поездке с ним на машине в Могилев, что в ряде городов Советского Союза троцкистская организация создает отдельные группы террористов, которые готовятся принять непосредственное участие в террористическом акте над СТАЛИНЫМ.

По словам ЛЕНЦНЕРА, в каждом городе, где имеются такие группы, создаются свои отдельные связи на Москву специально дня того, чтобы в случае провала одной линии не пострадала бы и могла бы продолжать действовать другая линия организа­ции.

ЛЕНЦНЕР меня упрекал в бездеятельности по подбору на­дежных людей в организацию и поставил мне в пример себя, ука­зав, что он себя окружил преданными людьми, готовыми в лю­бой момент на участие в террористическом акте. Я понял, что речь идет о людях, которых ЛЕНЦНЕР перетянул на работу в "Звезду".

Когда я его об этом спросил, он мне назвал фамилии: МУХИН, САЛТАНОВСКИЙ и ЛЕУШИН. На мой вопрос о том, что, мол, часть этих людей – беспартийные, ЛЕНЦНЕР мне ответил – "это совершенно неважно, зато это верные люди". Тогда я заявил ЛЕНЦНЕРУ, что приму меры в ближайшее время к вовлечению в организацию очеркиста редакции "Звезда" – ПАСКАНЬЕВА, кото­рого знаю давно еще по Гомелю и который, по-моему, даст со­гласие на участие в террористической деятельности к.-р. орга­низации.

Вопрос: Вы показали, что отдельные группы троцкистской к.-р. организации имели свою линию связи на Москву. Какие связи на Москву были в вашей группе?

Ответ: Связи на Москву были у ЛЕНЦНЕРА. Он мне расска­зывал, что в Москве на Московско-Курской ж<елезной> д<ороге>  он завербовал в троцкистскую к.-р. организацию некоего ЛЮБИМОВА, быв<шего> ком­сомольца , исключенного за троцкизм. Связь с ЛЮБИМОВЫМ ЛЕНЦНЕР внешне оформил якобы работой ЛЮБИМОВА корреспондентом газеты "Звезда". Мне известно, что ЛЕНЦНЕР специально выезжал в Москву для встречи с ЛЮБИМОВЫМ.

Вопрос: А у вас лично организационных связей с Москвой не было?

Ответ: Нет, не было.

Вопрос: А АРОНОВСКИЙ?

Ответ: С ним я о террористической деятельности никогда не говорил.

Вопрос: Вы показали, что ЛЕНЦНЕР назвал вам целый ряд завербованных им в к.-р. организацию людей. Что вам конкрет­но было известно об этих людях?

Ответ: О МУХИНЕ мне известно, что он тесно связан с ЛЕНЦНЕРОМ еще со времени работы последнего в Самаре. В Белоруссии МУХИН беспрерывно работал непосредственно с ЛЕНЦНЕРОМ и в ре­дакции газеты "Рабочий", и в Сенно, и в редакции газеты "Звез­да". После отъезда ЛЕНЦНЕРА в 1935 году из Минска в Днепропетровск МУХИН поехал туда вслед за ним. МУХИН беспартийный. О ЛЕУШИНЕ мне известно, что он был связан с ЛЕНЦНЕРОМ еще по Самаре, и когда ЛЕНЦНЕР перешел на работу в редакцию "Звезда", он вызвал ЛЕУШИНА в Минск из Самары и устроил его заведующим художественным отделом редакции "Звезда". ЛЕУШИН нарисовал в одном из номеров газеты "Звезда" летом 1934 года заставку к отделу о хлебопоставках, в которой мешки изобразил в виде черепов. После отъезда ЛЕНЦНЕРА в редакцию прибыло письмо читателя с указанием на контрреволюционное содержание застав­ки, помещенной в "Звезде".

Когда вопрос об этом стал разбираться в официальном порядке, ЛЕУШИН скрылся из Минска, предупредив об этом МУХИНА. ЛЕУШИН также беспартийный.

О САЛТАНОВСКОМ мне известно, что он работал вместе с ЛЕНЦНЕРОМ в м<естечке> Сенно, и тот перетянул его на работу в "Звезду". Во время проверки партийных документов выяснилось, что САЛТАНОВСКИЙ сын торговца, сам в прошлом торговец, что скрыл при вступлении в партию. Кроме того, выяснилось, что в партию он вступил в 1927 году уже вторично; до этого был в РКП(б) и якобы механически выбыл в 1923-24 годах. САЛТАНОВСКИЙ в 1935 году был исключен из партии и снят с работы в "Звезде". После этого он устроился работать на одном из заводов в Мин­ске.

Вопрос: Вы показали, что предполагали завербовать в ор­ганизацию ПАСКАНЬЕВА. Завербовали ли вы его и почему вы зара­нее были уверены, что он даст согласие на участие в к.-р. ор­ганизации?

Ответ: ПАСКАНЬЕВА я знал еще по Гомелю. Там он арестовы­вался органами ГПУ как участник молодежной контрреволюционной группы, просидел несколько месяцев и был освобожден. Мне было известно, что при обыске у ПАСКАНЬЕВА были обнаружены его литературные произведения контрреволюционного содержа­ния. Когда в "Звезде" потребовался очеркист в отдел, которым я заведовал, я порекомендовал ЛЕНЦНЕРУ взять на работу ПАСКАНЬЕВА.

После его поступления на работу, я имел возможность убедиться, что ПАСКАНЬЕВ человек авантюристических наклонностей, богемистый, упадочнический тип. Я пользовался у ПАСКАНЬЕВА авторитетом. Все эти моменты и давали мне основание считать, что он согласится участвовать в деятельности к.-р. организа­ции. И действительно, нескольких бесед с ПАСКАНЬЕВЫМ в течение октября и ноября месяцев 1934 г. на политические темы оказа­лось достаточно, чтобы ПАСКАНЬЕВ в одном из разговоров со мной наедине в конце ноября месяца в помещении редакции дал согласие на участие в к.-р. организации и ее террористиче­ской деятельности.

Вопрос: Вы показали, что ЛЕНЦНЕР вам сказал о наличии групп к.-р. троцкистской организации в ряде городов Советско­го Союза. Называл ли он вам какие-либо города?

Ответ: Специально городов он мне не называл, за исключе­нием Сталинграда, и то он его назвал только тогда, когда посы­лал меня туда.

Вопрос: Когда и зачем вас посылал ЛЕНЦНЕР в Сталинград?

Ответ: В конце ноября 1934 г. вскоре после вербовки мною в к.-р. организацию ПАСКАНЬЕВА я, будучи в кабинете у ЛЕНЦНЕРА, поставил его об этом в известность. Во время этой моей беседы с ним ЛЕНЦНЕР мне предложил выехать вместе с ПАСКАНЬЕВЫМ в Сталинград.

Он мне рассказал, что в Сталинграде существует хорошо законспирированная группа троцкистов, которая возглавляется скрытым троцкистом, работающим в крайкоме ВКП(б), МАКАРЬЕВЫМ. Он заявил: "Нужно поехать к МАКАРЬЕВУ от моего имени, узнать, как идет в Сталинграде работа по объединению троцкистских кадров, и предупредить, что готовятся активные действия. Кроме того, в связи с приближением пятнадцатилетия освобождения Царицына надо постараться подобрать в Сталинградском архиве материалы, из которых видна была бы роль Троцкого в организации обороны Царицына". ЛЕНЦНЕР мне порекомендовал взять с собой ПАСКАНЬЕВА.

Вопрос: О каких готовящихся активных действиях вам поручил ЛЕНЦНЕР предупредить МАКАРЬЕВА?

Ответ: Речь шла о подготовке террористических актов.

Вопрос: Ездили ли вы в Сталинград, с кем вы там связыва­лись и как выполнили поручение ЛЕНЦНЕРА?

Ответ: 30 ноября 1934 г. я выехал из Минска в Сталинград вместе с ПАСКАНЬЕВЫМ. В Сталинграде я связался с МАКА­РЬЕВЫМ от имени ЛЕНЦНЕРА. Последний на мои вопросы о том, как идет работа в организации, заявил мне, что разворачивать организационную работу в нынешних условиях очень трудно, но что кое-какие кадры, правда, малочисленные, имеются. Как на положи­тельный результат деятельности сталинградских троцкистов МА­КАРЬЕВ мне указал на то, что участнику троцкистской организа­ции МЕЕРЗОНУ удалось проникнуть на работу в институт Маркса и Энгельса, и он там работает над архивными материалами по обороне Царицына. МАКАРЬЕВ мне заявил: "Таким образом, мы будем иметь полную возможность подобрать материалы о роли Троцкого в обороне Царицына".

МАКАРЬЕВ меня направил к МЕЕРЗОНУ с тем, чтобы тот мне дал "подходящую" статью об обороне Царицына для газеты "Звезда".

С МЕЕРЗОНОМ я связался, статью его получил, но поместить ее в "Звезде" не удалось в связи с категорическим запрещени­ем ЦК ВКП(б) помещать какие-либо материалы помимо публикуемых ТАСС.

После моего возвращения в Минск я рассказал ЛЕНЦНЕРУ о результатах моей поездки в Сталинград.

Вопрос: Вы показали, что связались в 1934 г. с ЛЕНЦНЕ­РОМ по поручению ОЛЬБЕРГА. Когда ОЛЬБЕРГ посетил вас в Минске летом 1935 г., он связывался с ЛЕНЦНЕРОМ?

Ответ: Нет, ЛЕНЦНЕРА в это время в Минске уже не было. ЛЕНЦНЕР в начале января 1935 года был снят с работы и отко­мандирован из Белоруссии настолько спешно, что мне с ним даже не удалось повидаться.

Вопрос: Вы сообщили ОЛЬБЕРГУ о работе, проводимой в Бело­руссии ЛЕНЦНЕРОМ и поручениях, которые он вам давал?

Ответ: Да, в процессе разговора, который происходил ме­жду мной и ОЛЬБЕРГОМ в гостинице "Европа" (об этом я показы­вал на допросе от 17.I-36 г.), я сообщил ОЛЬБЕРГУ подробно о своей связи с ЛЕНЦНЕРОМ и полученных мною от него поручениях.


Записано с моих слов правильно, мною прочитано.


Л. РОЗЕНБЛЮМ.


ДОПРОСИЛИ:


ЗАМ. НАЧ. СЕКР.-ПОЛИТ. ОТДЕЛА ГУГБ –

КОМИССАР ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ 3 РАНГА: – ЛЮШКОВ.


НАЧ. 3 ОТД. СПО ГУГБ –

КАПИТАН ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: – КАГАН.


ОПЕРУПОЛН. 3 ОТД. СПО ГУГБ –

МЛ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: – АЛЬТМАН.


Верно:


ОПЕРУПОЛН. 3 ОТД. СПО ГУГБ –

МЛ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (ЕФРЕМОВ)



РГАСПИ Ф. 17. Оп. 171, Д. 218, Л. 107-119.

Comments