ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

САФЬЯНОВА, Михаила Георгиевича.

от 29 апреля 1936 года.

 

САФЬЯНОВ М.Г. 1888 г<ода> рождения, уроженец г. Минусинска, б<ес>п<артийный>, с 1905 по 1917 г. член РСДРП, с февраля по июль месяц 1917 года ново-жизненец. До ареста преподаватель экономгеографии.

 

Вопрос: Признав на предыдущих допросах свое участие в контрреволюционной троцкистской организации, Вы скрыли от нас ряд моментов из ее практической деятельности?

Ответ: Основная задача организации заключалась в консоли­дации троцкистских кадров. В этом направлении мы и вели практи­ческую работу.

Вопрос: Как практически Вы осуществляли эту задачу Вашей организации?

Ответ: Участниками организации велась практическая работа в направлении восстановления связей с б<ывшими> троцкистами, которых мы привлекали к участию в деятельности организации. Такую установку я – САФЬЯНОВ и участники организации ХАСИН и ВАКСБЕРГ получили от ШЕМЕЛЕВА еще в 1933 г.

Вопрос: Разве только в этом заключалась практическая рабо­та организации?

Ответ: Не только в этом, но все остальное, что делалось нами, было подчинено этой основной задаче.

Участники организации систематически собирались на квартире ШЕМЕЛЕВА, иногда ХАСИНА, для обсуждения злободневных политиче­ских вопросов. Обсуждение этих вопросов обычно сопровождалось резкой к.-р. критикой политики ВКП(б) и ее руководства. На этих сборищах ШЕМЕЛЕВ передавал нам установки организационного и политического характера, сущность которых я изложил в своих прежних показаниях.

В части практической деятельности организации я хотел показать следствию еще следующее:

в середине 1932 г. ШЕМЕЛЕВ и ГИДЛЕВСКИЙ в интересах нашей организации предложили мне вступить в ВКП(б). При этом ШЕМЕЛЕВ указывал на желательность проникновения в ВКП(б) сочувствующих троцкизму и восстановления в рядах ВКП(б) исключенных за троцкизм для усиления наших позиций внутри ВКП(б). В осуществление этой директивы я подал заявление в партколлектив Московского Авиационного Института о приеме в ВКП(б).

Вопрос: Вы показали не все об установках, полученных Вами от ШЕМЕЛЕВА?

Ответ: В настоящий момент я вспоминаю только следующий эпизод: в конце 1935 года на квартире ГИДЛЕВСКОГО собрались: ГИДЛЕВСКИЙ, ШЕМЕЛЕВ и я. Характеризуя внутреннее и международное положение СССР, ШЕМЕЛЕВ говорил "о тяжелом и бесправном положении трудящихся", о неправильной линии Коминтерна, которая способствовала победе фашизма в Германии.

Внутрипартийное положение ШЕМЕЛЕВ характеризовал примерно в следующих клеветнических выражениях: "Основные кадры старых большевиков оттесняются, так как они неугодны руководству". Реакция у нас так же свирепствует, как на Западе, ибо режим в ВКП(б) ничем не отличается от режима в фашистских странах. У нас так же, как в Японии, борются с "опасными мыслями".

Свою информацию ШЕМЕЛЕВ заключил следующим образом: единственный способ изменения этой политики – это насильственное устранение руководства ВКП(б) и в первую очередь СТАЛИНА.

Вопрос: Установку о необходимости насильственного устранения т. СТАЛИНА ШЕМЕЛЕВ впервые передал вам в конце 1935 го­да?

Ответ: Прямо ШЕМЕЛЕВ поставил этот вопрос в конце 1935 года впервые. Но в несколько завуалированной форме он подобную установку передавал мне, САФЬЯНОВУ, ХАСИНУ и ВАКСБЕРГУ еще в начале 1935 года.

Вопрос: В чем эта установка была выражена?

Ответ: Речь шла у нас вокруг убийства КИРОВА. ШЕМЕЛЕВ, оправдывая это убийство, заявил, что, по его мнению, этот акт вполне естественен и что при создавшемся в партии положе­нии этого следовало ожидать.

Вопрос: При каких обстоятельствах и в какой обстановке происходила у Вас эта беседа с ШЕМЕЛЕВЫМ?

Ответ: Это было через несколько дней после смерти КУЙБЫШЕВА [1]. Я был болен и лежал в постели. Присутствовали во время беседы кроме меня и ШЕМЕЛЕВА ВАКСБЕРГ и ХАСИН.

Вопрос: ШЕМЕЛЕВ говорил Вам, как практически мыслилось устранить руководство ВКП(б)?

Ответ: ШЕМЕЛЕВ в совершенно откровенной форме ставил перед нами вопрос о необходимости перехода к террористическим формам борьбы против руководства ВКП(б) и в первую очередь против СТАЛИНА.

В своих предыдущих показаниях я уже указывал, что распространявшаяся среди нас клевета в отношении руководителей партии создавала по отношению к ним атмосферу ненависти.

Вопрос: ШЕМЕЛЕВ говорил Вам, от кого он получил эти тер­рористические установки?

Ответ: Он говорил мне, что эта директива исходит от И.Н. СМИРНОВА, который является сторонником террористического спо­соба устранения СТАЛИНА.

Передавая эту директиву, ШЕМЕЛЕВ говорил, что необходимость перехода к террору против руководства ВКП(б) назрела, так как нереальность других методов борьбы очевидна.

Вопрос: ШЕМЕЛЕВ говорил Вам, как и через кого он получил эту установку И.Н. СМИРНОВА?

Ответ: Нет, не говорил.

Вопрос: Что практически было предпринято в порядке реали­зации этой директивы И.Н. СМИРНОВА?

Ответ: Об этом ШЕМЕЛЕВ мне ничего не говорил, и это мне неизвестно, но из его слов у меня создалось впечатление, что практическая работа в этом направлении им ведется.

Вопрос: Получали ли Вы установки террористического характера еще от кого-либо помимо ШЕМЕЛЕВА?

Ответ: В 1934 г. ГИДЛЕВСКИЙ, информируя меня о своем посещении ГАВЕНА, передал мне, что ГАВЕН считает абсолютно необходимым насильственное устранение СТАЛИНА как наиболее целесообразный метод борьбы в современных условиях. ГИДЛЕВСКИЙ дал мне понять, что эти установки получены ГАВЕНОМ из-за границы и исходят от ТРОЦКОГО.

Вопрос: Какое положение в Вашей организации занимал ГАВЕН?

Ответ: Он был одним из руководителей нашей к.-р. организации.

Вопрос: Кто еще из руководителей к.-р. организации Вам известен?

Ответ: ШЕМЕЛЕВ.

Вопрос: Что Вы можете дополнить к своим показаниям от 15 апреля об организационных связях ГАВЕНА?

Ответ: Я уже показывал, что из участников организации я и ГИДЛЕВСКИЙ были непосредственно организационно связаны с ГАВЕНОМ. Мне также известно, что с ГАВЕНОМ близко связан НЕПОМНЯЩИЙ, секретарь одного из райкомов ВКП(б) Московской об­ласти, с которым я встречался у ГИДЛЕВСКОГО. НЕПОМНЯЩИЙ в 1929-30 г. высказывал несогласие с политикой ВКП(б) по отдельным вопросам. НЕПОМНЯЩЕГО в 1934 г. я встречал на квар­тире ГИДЛЕВСКОГО в компании с известным шляпниковцем БРУНО Генрихом.

Вопрос: НЕПОМНЯЩИЙ был организационно связан с ГАВЕНОМ и ГИДЛЕВСКИМ? 

Ответ: Не знаю.

Вопрос: В начале допроса Вы показали, что в осуществлении основной задачи организации по консолидации троцкистских кадров Вы и другие участники организации связывались и привлекали к Вашей работе б<ывших> троцкистов.

Кого Вы привлекали для этой цели?

Ответ: Мне лично ничего в этом направлении сделать не удалось. Но другие участники организации, в частности, ШЕМЕЛЕВ и ХАСИН, добились практических результатов. ШЕМЕЛЕВ связался с НОВИКОВЫМ Я.П., а ХАСИН с ПРОКОФЬЕВЫМ. О роли в организации НОВИКОВА и ПРОКОФЬЕВА я уже показывал на предыдущем допросе.

 

Протокол записан с моих слов верно, мною прочитан.

 

САФЬЯНОВ.

 

ДОПРОСИЛ:

 

ОПЕР. УПОЛНОМ. 1 ОТД. СПО ГУГБ

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (МАТУСОВ)

 

ВЕРНО:

 

ОПЕР. УПОЛНОМ. 1 ОТД. СПО ГУГБ

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (КОНДРАТИК)

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп.1, Д. 166, Л. 118-123.


[1] Куйбышев умер 25 января 1935 г.

Comments