ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

САФОНОВОЙ Александры Николаевны, 

От 3-го апреля 1936 года.

 

САФОНОВА А.Н., 1897 г<ода> р<ождения>, урож<енка> г. Москвы, плановик-экономист Узб<екистанского> Заготзерна, образование среднее, б<ес>п<артийная>, б<ывший> чл<ен> ВКП (б) с 1917 г.
В 1928 г. исключена за троцкистскую работу.
 В январе 1929 года была арестована ОГПУ за участие в троцкистской организа­ции и выслана в Среднюю Азию на 3 года. Из ссылки бежала. В августе 1929 г. арес­тована ОГПУ и заключена в политизолятор сроком на 3 года. В январе 1930 г. досрочно освобождена. В январе 1933 года арестована за активную троцкистскую работу и выслана в Среднюю Азию.

 

Вопрос: 15-го марта Вы показали, что в 1932 году члены организации И.Н. СМИРНОВ и ЯЦЕК обсуждали вопрос об изыскании способов дальнейшей связи с Троцким. Что практически в этом направлении было сделано?

Ответ: В вопросе связи нашей организации с Троц­ким я хочу дополнительно показать следующее: в начале 1932 года, член организации ЯЦЕК в беседах со мною и И.Н. СМИРНОВЫМ выдвинул план своего бегства за границу к Троцкому.

Этот план я полностью одобрила исходя из того, что ЯЦЕК как человек, органически связанный с троцкистской работой в Союзе, будет для Троцкого и для его деятельности за границей чрезвычайно ценен. В порядке подготовки к побегу за границу ЯЦЕК изучал немецкий и английский языки. Побег за границу ЯЦЕК предполагал осуществить таким образом: по фальшивому документу поступить на один из пароходов Совторгфлота, отправляющийся за границу из Одесского или Ленинградского порта. Насколько я помню, больше шансов было на Ленинградский порт. В этой связи припоминаю разговоры, ведшиеся между СМИРНОВЫМ и ЯЦЕКОМ по поводу имевшихся у ЯЦЕКА возможностей пересылки информации Троцкому через Ленинград. Что в дальнейшем было предпринято ЯЦЕКОМ для реализации своего плана бегства за границу – я не знаю.

Вопрос: На предыдущем допросе Вы ограничились признанием того, что до последнего времени вели прак­тическую работу по консолидации троцкистских кадров. Между тем, имеющиеся у нас материалы свидетельствуют о существовании до последнего времени троцкистской нелегальной организации и о Вашей руководящей роли в этой орга­низации. Почему Вы это скрываете от следствия?

Ответ: Я должна откровенно признать, что троцкистская организация, воссозданная в Москве в 1931-1932 г.г. (после моего возвращения из политизолятора), продолжала существовать вплоть до моего ареста в 1936 году. Методы работы организации и формы связи между ее участниками в связи с репрессиями 1932-го и начала 1933 года по необходимости изменились применительно к новым условиям. В этих условиях ближайшая практическая задача состояла: в принятии мер против распыления наших кадров, в восстановлении связей между нами, в продолжении работы по консолидации наших сил.

Вопрос: Назовите участников Вашей организации? 

Ответ: Из участников нашей организации, с которыми я до последнего времени сохранила организационную связь, могу назвать: И.Н. СМИРНОВА, ГЛУСКИНУ, Анну Аркадьевну, ГАЛЬПЕРИНА, Адама Иосифовича (Адиш), ГРЮНШТЕЙНА Карла. Кроме того, в порядке реализации установки центра, сфор­мулированной еще в 1932 году, об укреплении связи с наши­ми кадрами, – я, находясь с 1933 по 1936 год в Ташкенте, поддерживала связь с троцкистами ПИНКАСОВИЧ, ШАПИРО, ГОЛДИНЫМ и децистами БУХАРЦЕВОЙ и ЕМЕЛЬЯНОВЫМ.

Вопрос: В своих предыдущих показаниях Вы назвали ШЕМЕЛЕВА и ТРУСОВА. Какова была роль этих лиц в Вашей организации?

Ответ: ШЕМЕЛЕВ и ТРУСОВ и лица, группировавшиеся вокруг них, являлись одним из звеньев существовавшей до последнего времени троцкистской организации. ШЕМЕЛЕВ и ТРУСОВ, связанные в свое время с центром в лице СМИРНОВА и меня, получившие от него директиву, о которой я говорила выше, были нами законспирированы для продолжения нелегальной работы в Москве.

Вопрос: Дайте показания, какие задачи ставила перед собою Ваша организация?

Ответ: И я, и И.Н. СМИРНОВ, и другие участники организации, которых я назвала выше, до последнего времени оста<ва>лись на позициях борьбы с ВКП(б). Политические позиции СМИРНОВА мне известны из той письменной и устной информации, которую я до последнего времени от него получала.                       

Задача организации, как она неоднократно формули­ровалась в наших беседах, заключалась в борьбе за сме­ну руководства ВКП(б).

Вопрос: Что Вы можете показать о формах связи между участниками организации в последнее время?

Ответ: Наряду с письменной связью (о чем я показала на предыдущем допросе) я с некоторыми участниками организации, находившимися в других городах, поддержи­вала живую связь. Я уже показала, что приехавшая в 1936 г. в Ташкент из Суздаля, – В. БУХАРЦЕВА проинформи­ровала меня о политических настроениях И.Н. СМИРНОВА.

Я не показала, что в 1934 году я имела беседу с приехав­шим из Суздаля троцкистом РАПОПОРТОМ, передавшим мне ди­рективу СМИРНОВА, предназначенную для наших единомышленников, заключавшуюся в указании, что он (Смирнов) остается на старых позициях. В 1936 году Ида ШУМСКАЯ письменно меня информировала, что Ольга СМИРНОВА находится в Алма-Ата. Я не указала, что БУХАРЦЕВА во время своего приезда в Ташкент информировала меня также об Ольге СМИРНОВОЙ. Из этой информации мне запомнилось, что она (Смирнова) занимает крайне непримиримые позиции. Я хочу уточнить свои показания о моем последнем свидании с участником организации ГАЛЬПЕРИНЫМ. В Ташкент он приезжал в начале 1935 года. Он информировал меня об аресте Марии КОРОП [1]. Мы обменялись с ним мнениями по поводу текущих политических событий. Я вспоминаю, что ГАЛЬПЕРИН мне рассказывал о том, что ГОЛЬЦМАН (о связи которого с СМИРНОВЫМ я уже показывала) после ареста СМИРНОВА про­должал навещать его мать.

Вопрос: Вы назвали СМИРНОВА И.Н. и себя – участни­ками существовавшей до последнего времени троцкистской организации. Какое положение занимали в организации СМИРНОВ и Вы?

Ответ: На основании той информации, которую я по­лучала (об источниках которой я показала выше), – мне яс­но, что СМИРНОВ И.Н. до последнего времени представлял собою идейно-политический центр троцкистской организа­ции в Союзе. Моя роль сводилась к поддержанию связей с нашими кадрами и к сплачиванию этих кадров вокруг центра.

 

Записано с моих слов правильно, мною прочитано: 

 

САФОНОВА.

 

ДОПРОСИЛ:

 

ПОМ. НАЧ. 1 ОТД. СПО ГУГБ –

КАПИТАН ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: – (ЛУЛОВ)

 

ВЕРНО: –

 

ОПЕРУПОЛНОМОЧ. 1 ОТД. СПО ГУГБ –

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: – (КОНДРАТИК)

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп.1, Д. 163, Л. 243-247.


[1] М.Г. Короп – последняя жена И.Н. Смирнова.

Comments