ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

обвиняемого СЕДЫХ Семена Николаевича.

от 25 мая 1936 года.

 

СЕДЫХ Семен Николаевич, 1893 г<ода> р<ождения>, сын чиновника, помощник академика-секретаря общественного отделения Академии наук в г. Ленинграде, чл<ен> ВКП(б) с 1917 г.

 

Вопрос: С какого времени Вы являетесь троцкис­том?

Ответ: Троцкистом я являюсь с 1932 года.

Вопрос: Следовательно, Вы являлись двурушником в рядах ВКП(б)?

Ответ: Да, признаю, что вплоть до моего ареста, будучи скрытым троцкистом, являлся двурушником в партии.

Вопрос: С кем Вы были связаны как троцкист?

Ответ: В 1931 г., работая в Академии Наук, я по­знакомился с работавшими там активными троцкистами-зиновьевцами КАРЕВЫМ Николаем Афанасьевичем и ЯКОВЛЕВЫМ Моисеем Наумовичем. В частых беседах с ЯКОВЛЕВЫМ я высказы­вал ему свои троцкистские настроения, которые у меня сложились еще на Урале с 1929 г.

Вопрос: Следовательно, Вы были скрытым троцки­стом еще с 1929 года?

Ответ: Да, ранее я показал неправду. В действи­тельности я был двурушником с 1929 года.

Вопрос: Какие взгляды высказывал Вам ЯКОВЛЕВ? 

Ответ: Поддерживая меня, ЯКОВЛЕВ постепенно стал откровенно говорить о своих троцкистских убежде­ниях. В последующем ЯКОВЛЕВ стал часто приглашать меня к себе на квартиру. Первые мои встречи с ЯКОВЛЕВЫМ про­исходили наедине, затем я встречал там КАРЕВА, КОШЕЛЕВА Александра Федоровича, секретаря парткома ВКП(б) Ака­демии Наук, и УРАНОВСКОГО Якова Марковича, научного ра­ботника Академии. Позднее на квартире у ЯКОВЛЕВА встречал БУСЫГИНА Александра Александровича, заместите­ля директора института антропологии и этнографии Академии Наук. ЯКОВЛЕВ нам рассказывал, что троцкисты и зиновьевцы оружия не сложили, и что нам надо продолжать борьбу с партией и особенно СТАЛИНЫМ.

Вопрос: Знали Вы до этих встреч УРАНОВСКОГО, КОШЕЛЕВА и БУСЫГИНА?

Ответ: Да, знал.

Вопрос: Вам было известно, что БУСЫГИН, УРАНОВ­СКИЙ и КОШЕЛЕВ являются скрытыми троцкистами?

Ответ: О том, что они являются скрытыми троц­кистами, мне стало известно с 1932 г., т.е. с момента, когда в Академии Наук стала складываться и организационно оформляться подпольная троцкистско-зиновьевская группа.

Вопрос: В чем заключалась Ваша практическая троцкистская деятельность в Академии?

Ответ: Деятельность моя – СЕДЫХ и других участ­ников контрреволюционной группы в Академии выражалась в стремлении сохранить троцкистско-зиновьевские кад­ры в Академии, выдвижении этих кадров на руководящую академическую и партийную работу, налаживании организа­ционных связей со старыми троцкистами и зиновьевцами и в резкой критике руководителей партии и особенно СТАЛИНА.

Организация ставила своей задачей культивиро­вание по отношению к руководителям партии и главным образом СТАЛИНУ вражды и ненависти с таким расчетом, чтобы у наиболее активных участников организации воз­буждать террористические настроения.

Вопрос: 19 мая 1936 г. Вы показали, что троцкистско-зиновьевская организация, в которую Вы входили, является организацией террористической. Дайте показания, когда впервые в организации возник вопрос о применении террора?

Ответ: Осенью 1934 г. ЯКОВЛЕВ у себя на квар­тире передал мне, что по заданию центра подпольной троцкистско-зиновьевской организации намечен широкий план террористической деятельности против руководителей партии.

Вопрос: Почему ЯКОВЛЕВ счел необходимым Вас об этом информировать?

Ответ: ЯКОВЛЕВ знал меня как активного участника организации.

Вопрос: Кто из участников организации присут­ствовал при Вашем разговоре с ЯКОВЛЕВЫМ?

Ответ: Разговор этот был наедине.

Вопрос: В чем заключался план террористиче­ской деятельности организации?

Ответ: ЯКОВЛЕВ мне заявил, что участниками троцкистско-зиновьевской организации подготовляются покушения в Москве на СТАЛИНА и в Ленинграде на КИРОВА.

Вопрос: Передал Вам ЯКОВЛЕВ, как фактически подготовлялись эти покушения?

Ответ: Об этом ЯКОВЛЕВ мне не сказал.

Вопрос: ЯКОВЛЕВ говорил Вам, от кого он полу­чил директиву подпольного центра о террористической деятельности?

Ответ: Да, говорил. ЯКОВЛЕВ мне заявил, что директивы о террористической деятельности ему передал БАКА­ЕВ и что эта директива исходит от ЗИНОВЬЕВА и КАМЕНЕВА.

Вопрос: Кому из участников троцкистско-зиновьевской группы, с которыми Вы были связаны, Вы передали характер Вашего разговора с ЯКОВЛЕВЫМ?

Ответ: Никому не говорил. ЯКОВЛЕВ меня предупредил, что эта директива должна держаться в строжай­шем секрете и что без его предварительного согласия об этом я не должен никому говорить.

Вопрос: Что Вам известно о мерах, предпринятых ЯКОВЛЕВЫМ по осуществлению директивы БАКАЕВА?

Ответ: В той же беседе ЯКОВЛЕВ мне заявил, что им получено от БАКАЕВА поручение организовать в Ленинграде боевую террористическую группу из наиболее надежных участников организации. Подготовить и разрабо­тать план убийства КИРОВА.

Вопрос: Кого наметил ЯКОВЛЕВ из участников организации для подготовки и совершения террористиче­ского акта над КИРОВЫМ?

Ответ: ЯКОВЛЕВ советовался со мной насчет кандидатур и в качестве исполнителей террористического акта назвал мне БУСЫГИНА и УРАНОВСКОГО, которые имели оружие и из состава организации были наиболее террористически настроенными.

Вопрос: Что Вы ответили ЯКОВЛЕВУ?

Ответ: Сейчас точно не помню, какую оценку я дал БУСЫГИНУ и УРАНОВСКОМУ, но во всяком случае против этих кандидатур я не возражал.

Вопрос: Что Вам известно о террористической группе НИКОЛАЕВА?

Ответ: До убийства КИРОВА о наличии терро­ристической группы НИКОЛАЕВА мне известно не было.

Вопрос: Что Вам известно о террористической деятельности троцкистско-зиновьевской организации в 1935-36 г.г.? 

Ответ: Троцкистско-зиновьевская организация в 1935-36 г.г. продолжала вести активную террористиче­скую работу.

Вопрос: Откуда Вам это известно?

Ответ: Я это знал от ЗАЙДЕЛЯ Григория Соломоно­вича.

Вопрос: Когда Вы виделись с ЗАЙДЕЛЕМ?

Ответ: ЗАЙДЕЛЯ я встретил весной 1935 г. в Секретариате Академии Наук и в столовой Академии.

Вопрос: В столовой Вы его случайно встретили?

Ответ: Нет, мы условились встретиться.

Вопрос: Кто Вас с ЗАЙДЕЛЕМ познакомил?

Ответ: С ЗАЙДЕЛЕМ я был знаком по работе в Академии Наук и знал его как активного участника органи­зации.

Вопрос: Кто Вам говорил о причастности ЗАЙДЕЛЯ к троцкистско-зиновьевской организации?

Ответ: В декабре 1934 г. ЯКОВЛЕВ меня предупре­дил, что на случай его ареста мне следует связаться с ЗАЙДЕЛЕМ, который в курсе всей деятельности организации.

Вопрос: Почему ЯКОВЛЕВ ожидал ареста?

Ответ: В декабре мес<яце> 1934 г. в бытность ЯКОВ­ЛЕВА в Москве у него на квартире был обыск.

Вопрос: Вы с ЗАЙДЕЛЕМ встречались после ареста ЯКОВЛЕВА?

Ответ: Да, как я показывал выше, с ЗАЙДЕЛЕМ я виделся в марте 1935 г.

Вопрос: Какая беседа была у Вас с ЗАЙДЕЛЕМ при первой встрече?

Ответ: Я ЗАЙДЕЛЮ передал, что мне необходимо с ним переговорить и что это мне поручил ЯКОВЛЕВ перед арестом. ЗАЙДЕЛЬ ответил, что он меня знает и о моей деятельности осведомлен. В процессе разговора он мне сообщил, что несмотря на идущие аресты и высылки участников организации необходимо сохранить свои ряды и неослабно вести дальнейшую работу.

Вследствие того, что в Секретариате неудобно бы­ло разговаривать, мы условились встретиться назавтра в столовой Академии.

Вопрос: Встретились Вы с ЗАЙДЕЛЕМ в столовой?

Ответ: Да, встретился.

Вопрос: О чем Вы говорили?

Ответ: ЗАЙДЕЛЬ мне передал задание о необходи­мости по директивам центра подпольной троцкистской орга­низации организовать покушение на ЖДАНОВА и что выполне­ние этого поручения он возлагает на меня.

Вопрос: Дали Вы ЗАЙДЕЛЮ на это согласие?

Ответ: Да, согласие я дал.

Вопрос: Говорил Вам ЗАЙДЕЛЬ о практическом плане организации покушения?

Ответ: Нет, не говорил. Поинтересовался, есть ли оружие.

Вопрос: И что Вы ответили?

Ответ: Я сказал ему, что оружие имею я – СЕДЫХ, БУСЫГИН и УРАНОВСКИЙ.

Вопрос: Почему ЗАЙДЕЛЬ возложил на Вас органи­зацию покушения?

Ответ: Давая мне эти задания, ЗАЙДЕЛЬ мне ска­зал, что в Академии имеются пригодные для этой цели лю­ди – участники организации – БУСЫГИН и УРАНОВСКИЙ.

Вопрос: Откуда ЗАЙДЕЛЬ знал БУСЫГИНА и УРАНОВ­СКОГО?

Ответ: В разговоре я его об этом не спросил, так как для меня было ясно, что, зная о моей деятельности от ЯКОВЛЕВА, он должен был знать и о БУСЫГИНЕ и УРАНОВСКОМ.

Вопрос: Когда Вы обсуждали план покушения на ЖДАНОВА?

Ответ: План покушения на ЖДАНОВА мы обсужда­ли 2 раза. Первый раз у меня на квартире в июне-июле мес<яце> 1935 г. и второй раз на квартире БУСЫГИНА в ноябре мес<яце> того же года.

Вопрос: Кто на этих совещаниях присутствовал? 

Ответ: Я – СЕДЫХ, УРАНОВСКИЙ, БУСЫГИН и КОШЕЛЕВ.

Вопрос: О чем Вы информировали УРАНОВСКОГО, БУСЫГИНА и КОШЕЛЕВА?

Ответ: Я им сказал, что мною от ЗАЙДЕЛЯ, которого один и другой знали, получено задание продолжать подготовку террористического акта против ЖДАНОВА, и подтвердил им, что директива, полученная мной от ЗАЙДЕЛЯ, исходит от троцкистско-зиновьевского центра.

Вопрос: Какой ответ Вы получили от УРАНОВСКОГО и БУСЫГИНА?

Ответ: Оба подтвердили свое согласие участво­вать в подготовке и совершении террористического акта над ЖДАНОВЫМ.

Вопрос: В чем практически выражался план орга­низации покушения?

Ответ: На совещаниях было решено изучить марш­рут поездок ЖДАНОВА из Смольного на квартиру и выяс­нить возможности проникновения в Смольный, куда после убийства КИРОВА стало труднее проникнуть.

Вопрос: Как Вы распределили между собой обязан­ности по организации покушения?

Ответ: УРАНОВСКИЙ и КОШЕЛЕВ взял на себя изуче­ние маршрута поездок ЖДАНОВА по ул. Воинова, ул. Слуцкого и Тверской. Было обусловлено, что если изучение подтвер­дит поездки ЖДАНОВА по этому маршруту, остановиться на совершении террористического акта в пределах этих улиц.

План убийства ЖДАНОВА в Смольном, поскольку для нас было очевидно, что после убийства КИРОВА террорис­тический акт в Смольном очень затруднен, – мы представляли нереальным.

Вопрос: Вы показываете, что было решено изу­чить маршрут по ул. Воинова, ул. Слуцкого и Тверской. Откуда этот маршрут был Вам известен?

Ответ: На совещании в квартире БУСЫГИНА – УРАНОВСКИЙ и БУСЫГИН мне заявили, что в 1934 г. по заданию ЯКОВЛЕВА они участвовали в подготовке убийства КИ­РОВА, и УРАНОВСКИМ был изучен маршрут поездок КИРОВА из Смольного. Поэтому, УРАНОВСКОМУ было поручено прове­рить старый маршрут, которым, возможно, пользуется и ЖДАНОВ.

Вопрос: Какими техническими средствами для совершения террористического акта Вы располагали?

Ответ: У меня – СЕДЫХ, УРАНОВСКОГО и БУСЫГИНА имелись револьверы.

Вопрос: Обменялись Вы мнениями результатов Ваших наблюдений?

Ответ: Да, обменялись. Мы остановились на варианте осуществления террористического акта при поворо­те машины с ул. Войнова на ул. Слуцкого и затем Тверскую. Вариант организации террористического акта в Смольном, как я уже показал выше, нами был отвергнут.

Вопрос: Когда Вы должны были совершить покушение на тов. ЖДАНОВА?

Ответ: Убийство ЖДАНОВА мы наметили провести в первой половине 1936 года.

Вопрос: Кто устанавливал срок?

Ответ: ЗАЙДЕЛЬ. Он мне предложил, что как только план убийства будет разработан и намечены пункты, чтобы я установил с ним связь для получения окончатель­ных инструкций, но связаться не успел, так как был аре­стован в марте месяце 1936 года.

 

Протокол читал, записано с моих слов верно. 

 

СЕДЫХ

 

ДОПРОСИЛИ: 

ПОМ. НАЧ. ТО ГУГБ –

МАЙОР ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ – ЛИСТЕНГУРТ.

 

ДЛЯ ОСОБЫХ ПОРУЧЕНИЙ ЭКО –

СТ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУД. БЕЗОПАСНОСТИ – РАТНЕР 

 

Верно:

 

ОПЕРУПОЛ. 3 ОТДЕЛЕНИЯ СПО –

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУД.БЕ3ОПАСНОСТИ: (Уемов)

 

 

РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 225, Л. 100-110.

Comments