ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) –

тов. СТАЛИНУ.

 

В дополнение сообщений по к.-р. троцкистской орга­низации ШЕМЕЛЕВА, САФОНОВОЙ, ТРУСОВА и др. направляю протоколы допросов:

1. ШЕМЕЛЕВА А.И. от 23/III-1936 г.

Из показаний ШЕМЕЛЕВА явствует, что ликвидированная к.-р. троцкистская организация, возглавляемая ШЕМЕЛЕВЫМ, создана И.Н. СМИРНОВЫМ.

Во главе этой организации стоял троцкистский центр в составе СМИРНОВА И.Н., МРАЧКОВСКОГО, ТЕР-ВАГАНЯН, САФОНОВОЙ, из членов которого ШЕМЕЛЕВ назвал: СМИРНОВА И.Н. и САФОНОВУ А.Н.

После ликвидации этого центра в 1933 г. и ареста членов его – СМИРНОВА и САФОНОВОЙ, ШЕМЕЛЕВ по прямому заданию последних, уходит в глубокое подполье, имея перед собою прямую задачу – сохранить архив Троцкого и законспирировать оставшихся в ВКП(б) троцкистов-двуруш­ников, являвшихся основными кадрами к.-р. организации СМИРНОВА.

ШЕМЕЛЕВ показал, что он через, приезжавшего к нему из Ташкента с явкой и паролем связиста по имени Адиш поддерживал связь с САФОНОВОЙ в 1934-1935 г.г. Через этого связиста ШЕМЕЛЕВ получил от САФОНОВОЙ установки организационного характера.

Согласно этих установок ШЕМЕЛЕВ установил орга­низационные связи с АЛЬСКИМ и СТУКОВЫМ.

Из показаний ШЕМЕЛЕВА также явствует, что к.-р. организация была связана с Л.Д. ТРОЦКИМ через междуна­родный троцкистский секретариат.

Связь осуществлял бывший сотрудник Парижского Торгпредства ГОРОВИЧ, который по явке, полученной им от САФОНОВОЙ, связался в 1932 г. в Берлине с Л. СЕДОВЫМ.

ГОРОВИЧ передал СЕДОВУ подробную информацию о положении в СССР, информировал его о существовании подпольной организации и ее практической работе. СЕДОВ информировал ГОРОВИЧА о деятельности так называемого

"международного троцкистского секретариата" и дал ГОРОВИЧУ ряд указаний о направлении троцкистской работы.

Между прочим, СЕДОВ в беседе с ГОРОВИЧЕМ обсуждал вопрос о возможности отправки архива Троцкого, сохра­нившегося у ТРУСОВА, за границу.

2. ШАХИДЖАНЯН С.А. от 22/III-1936 г.

3. ОЗОЛ К.А. от 21-23/III-1936 г.

Допросами ШАХИДЖАНЯН и ОЗОЛ устанавливается, что часть троцкистского архива действительно была переда­на И.Н. СМИРНОВЫМ в 1928 г. на сохранение ОЗОЛУ.

ОЗОЛ в своих показаниях утверждает, что этот архив им уничтожен в 1935 г. Эта выдвинутая им версия вызы­вает у нас сомнения. Продолжаем розыск архива.

Названные в показаниях: САФОНОВА, СТУКОВ, ГОРОВИЧ, ХАСИН, ТРУСОВ, АЛЬСКИЙ, ПРОКОФЬЕВ, ВАКСБЕРГ, ГИДЛЕВСКИЙ и ОЗОЛ Е.Х. ‒ арестованы.

Фамилия названного в показаниях ШЕМЕЛЕВА связиста, известного ему под кличкой "Адиш" ‒ ГАЛЬПЕРИН.

ГАЛЬПЕРИН нами разыскивается и будет арестован.

Имеющиеся в нашем распоряжении следственные данные по делам ликвидированных в Москве и Ленинграде троцкистских групп и организаций показывает, что законспирированная СМИРНОВЫМ и сохранившаяся в глубоком подполье до 1936 г. троцкистская организация име­ет ряд разветвлений на периферии.

Так, например, вскрытые и ликвидированные троцкист­ские группы в г. Москве на предприятиях "Мосэнерго" были связаны через своих руководителей – БОЙКО и БРИГИСА с центром организации.

Ликвидированные в Ленинграде троцкистские органи­зации ДОРФМАН, ЦВЕТКОВА и КОШИНА были созданы членом троцкистского центра ЯЦЕКОМ, лично также связанного с центром организации.

Следствие по всем этим делам продолжается.

 

НАРОДНЫЙ КОМИССАР 

ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР: (ЯГОДА)

 

26/III-36 г.

№ 55798

 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ШЕМЕЛЕВА, Александра Ивановича от 23 марта 1936 года.

 

ШЕМЕЛЕВ А.И. 1892 г<ода> р<ождения> ур<оженец> б<ывшей> Томской губ<ернии> б<ывшего> Кузнецкого уезда, Золотопромышленный прииск Харлампиевка, рус­ский, гр<ажданин> СССР, уполномоченный Главли­та, при издательстве Всесоюзн<ой> ака­демии сельскохозяйственных наук им. В.И. ЛЕНИНА, чл<ен> ВКП(б) с 1914 г.

 

Вопрос: На предыдущем допросе Вы показали, что Вы и связанные с Вами троцкисты до последнего времени вели активную троцкистскую к.-р. работу. Материалы имеющиеся в распоряжении следствия говорят о том, что Вы скрыли от нас ряд существенных моментов из деятельности Вашей организа­ции, что Вы назвали не всех участников этой организации.

Ответ: На предыдущем допросе я показал все, что я знал о деятельности троцкистской организации, участником которое я являлся до момента своего ареста. Я назвал всех участников организации. Я ничего от следствия не скрыл. К своим показаниям мне, поэтому, нечего добавить.

Вопрос: Утверждения следствия о том, что Вы продолжае­те конспирировать ряд пактов из деятельности организации, основаны на показаниях участников Вашей организации ГОРОВИЧА, ХАСИНА, ТРУСОВА и САФОНОВОЙ. Я предъявляю Вам эти пока­зания. Как же Вы можете утверждать, что Вы от следствия ни­чего не скрыли?

Ответ: Я должен откровенно признать, что показал не все о деятельности организации. Я скрыл от следствия целый ряд серьезных моментов, характеризующих ее деятельность ее установки, ее задачи, ее участников. Я в этом глубоко раскаиваюсь и искренне сожалею по поводу того сопротивле­ния, которое я так долго оказывал следствию. У меня не хва­тало мужества рассказать обо всем, что мне известно. Я заявляю о своем полном разоружении и намерении сообщить следствию все, касающееся к.-р. работы троцкистской орга­низации, участником которой я был до момента своего аре­ста.

Вопрос: Кто возглавлял Вашу организацию?

Ответ: Во главе нашей организации стоял троцкистский центр. Из членов этого центра я знал СМИРНОВА И.Н. и САФОНОВУ А.Н. Начало моей связи со СМИРНОВЫМ и САФОНО­ВОЙ относится еще к 1927 г. Примерно в это же время в организацию был вовлечен ТРУСОВ. Я выполнял ряд поруче­ний СМИРНОВА и САФОНОВОЙ. В частности, в 1927-28 г.г. я принимал от САФОНОВОЙ на хранение нелегальные материалы организации. В связи с репрессиями в отношении троцки­стов в 1929 году я, ТРУСОВ и другие члены организации, которых я назвал на предыдущем допросе, ‒ по указаниям центра предприняли меры тщательной конспирации и продол­жали свою работу. После возвращения САФОНОВОЙ в 1930 г. в Москву я возобновил с нею связь и под ее и И. СМИРНОВА руководством участвовал в практической работе по восста­новлению организации.

Вопрос: Существовала ли связь между Вами и цент­ром после 1930 года? В чем эта связь заключалась?

Ответ: На предыдущем допросе на вопрос следствия о моей встрече с САФОНОВОЙ в 1932 году и характере этой встречи я дал неверные показания. В действительности дело обстояло так: весной 1932 г. у меня состоялась конспиративная встреча с САФОНОВОЙ в доме № 10 по Б. Гнездни­ковскому переулку. Я информировал САФОНОВУ о своей практической работе по собиранию наших кадров, о настроениях

членов организации, о наших перспективах. САФОНОВА подробно изложила мне оценку центра, в частности И.Н. СМИРНОВА, по­литики ВКП(б) по основным вопросам; она подчеркнула, что положения, сформулированные в платформе, с повестки дня не снимаются, и дала мне ряд практических указаний о даль­нейших формах работы. Эти установки САФОНОВОЙ были мною переданы членам организации ТРУСОВУ и ХАСИНУ, которые в свою очередь должны были об этом проинформировать осталь­ных участников организации. В связи с намечавшимся в то время (1932 г.) отъездом САФОНОВОЙ из Москвы мы услови­лись с нею о формах дальнейшей связи и о пароле для жи­вой связи. Пароль этот гласил так: "Что нового в художе­ственной литературе?" ‒ "Я мало ее читаю, интересуюсь больше публицистикой".

Вопрос: Что Вы можете показать о связи участников Вашей организации с центром в последнее время?

Ответ: После отъезда САФОНОВОЙ из Москвы наша связь на некоторое время оборвалась. Оговариваюсь, что это относится к моей связи с нею; что касается других участ­ников организации, то, насколько мне известно, в этот пе­риод (1932-1934 г.г.) связь с САФОНОВОЙ поддерживал ТРУ­СОВ. В конце 1934 г. или начале 1935 года, точно не помню, ко мне явилось неизвестное лицо. После того, как мы обменялись паролем (содержание которого я показал выше), неизвестный мне сказал, что он прибыл из Ташкента с поручением от САФОНОВОЙ. Он по поручению САФОНОВОЙ передал мне оценку центра положения в стране, оценку политики ВКП(б) в области международных отношений, в частности, в связи с военной опасностью и по ряду других вопросов. Неизвест­ный сказал, что эти установки исходят от И.Н. СМИРНОВА, с которым САФОНОВА поддерживает нелегальную связь. Я в свою очередь информировал его о состоянии работы организации. С особым интересом неизвестный расспрашивал меня о резуль­татах установления связи с троцкистом АЛЬСКИМ, дав мне понять, что он в курсе поручения, данного мне в свое время САФОНОВОЙ в отношении АЛЬСКОГО.

Вопрос: В чем заключалось это поручение САФОНОВОЙ в отношении АЛЬСКОГО? Когда Вы его получили?

Ответ: Я забыл указать, что во время моего последнего личного свидания с САФОНОВОЙ в 1932 г., о котором я показы­вал выше, ‒ когда мы обсуждали вопрос о перспективах даль­нейшей деятельности, ‒ САФОНОВА поручила мне принять меры к установлению связи с АЛЬСКИМ, который, как ей известно, остается на старых позициях и который должен занять в нашей организации руководящее положение. САФОНОВА тогда же пре­дупредила меня, что так как АЛЬСКИЙ – человек достаточно скомпрометированный, то установление связи с ним, как и его дальнейшая

работа в организации, должны протекать в особо конспиративных условиях.

Вопрос: Еще какие задания неизвестный передал Вам от САФОНОВОЙ?

ОТВЕТ: После того, как я положительно ответил ему о результатах задания САФОНОВОЙ в отношении АЛЬСКОГО, ‒ не­известный сказал, что И. СМИРНОВ с САФОНОВА рекомендуют мне прощупать возможность привлечения к работе организации Иннокентия СТУКОВА. Он сказал, что САФОНОВОЙ известны позиции СТУКОВА, что она знает о ряде своих людей, группи­рующихся вокруг него, что она осведомлена о моем знакомст­ве с ним, ‒ и что все это вместе взятое говорит о целесообразности и реальности установления с ним организационной связи. Я обещал, что приму меры в этом направлении. Мы усло­вились с ним, что о результатах нашей беседы он информи­рует САФОНОВУ.

ВОПРОС: Называл ли Вам неизвестный свою фамилию?

ОТВЕТ: Он представился мне, как АДИШ. Фамилия его это, имя или кличка – я не знаю.

ВОПРОС: Еще какие задания Вы от него получили? 

ОТВЕТ: Я сейчас больше ничего вспомнить не могу.

ВОПРОС: Вы показали выше о задании полученном Ва­ми от САФОНОВОЙ в отношении установления организационной связи с АЛЬСКИМ. Как практически вы это задание осущест­вили?

ОТВЕТ: Практически я задание центра в отношении АЛЬСКОГО, переданное мне САФОНОВОЙ, осуществил так: я вошел с ним в соприкосновение в 1933 году через члена нашей организации ГОРОВИЧА. Лично я с АЛЬСКИМ знаком не был. Во время одной из бесед с ГОРОВИЧЕМ в 1933 году, он сообщил мне, что с АЛЬСКИМ, которого он знает еще с 1921 г., он встречается по месту своей работы, на 2-ом Государствен­ном часовом заводе, где он (АЛЬСКИЙ) прикреплен к партий­ной ячейке. Я посвятил ГОРОВИЧА в задание САФОНОВОЙ и мы условились с ним, что он попытается прощупать АЛЬСКОГО в плане привлечения его (АЛЬСКОГО) если не к непосредствен­ному участию в организации, то по крайней мере в роли "мужа совета".

В результате нескольких бесед с АЛЬСКИМ, состоявших­ся в 1933 г. и 1934 г., последний, посвященный ГОРОВИЧЕМ в существование и деятельность нашей организации, ‒ одобрил нашу работу, дал ряд советов о направлении дальнейшей деятельности организации, согласился помогать и впредь, но поставил условие, чтобы о его связи с нами никто кроме ГОРОВИЧА и меня не знал, пояснив, что нарушение этого условия неизбежно приведет к провалу организации.

Вопрос: Поддерживали ли участники организации связь о АЛЬСКИМ после 1934 года?

Ответ: Об этом мне ничего не известно. Допускаю, что ГОРОВИЧ поддерживал связь с АЛЬСКИМ и после 1934 года.

Вопрос: Выше Вы показали, что в конце 1934 г. или начала 1935 г. вы через АДИША получили задание от САФОНО­ВОЙ установить связь с Иннокентием СТУКОВЫМ. Как Вы это задание реализовали?

Ответ: Вопрос об установлении организационной свя­зи с СТУКОВЫМ в соответствии с заданием, полученным мною от САФОНОВОЙ, о том, как практически эту связь осуществить, я неоднократно обсуждал с членом нашей организации КОВАЛЕНКО. Было решено использовать следующий повод: весной 1935 года я получил письмо из Барнаула от работника крае­вого музея ШЕСТАКОВОЙ, в котором она просила встретиться со СТУКОВЫМ и попросить его написать свои воспоминания о партработе в Барнауле в 1912 году. По договоренности с КОВАЛЕНКО (которому троцкистские позиции СТУКОВА были так­же известны) я тогда же встретился со СТУКОВЫМ. Начав с по­ручения ШЕСТАКОВОЙ, я исподволь перевел разговор на общеполитические темы, в процессе которого выявилась полная со­лидарность СТУКОВА с нашими оценками положения в стране, в партии и основных вопросах политики ВКП(б).Сославшись на рекомендацию САФОНОВОЙ, я рассказал СТУКОВУ о существовании нашей организации, о ее практической деятельности. СТУКОВ ответил, что он подумает, переговорит с КОВАЛЕНКО и даст ему ответ. Вскоре КОВАЛЕНКО мне сообщил, что он со СТУКОВЫМ полностью договорился и что связь последнего с организацией будет осуществляться через него (КОВАЛЕНКО).

Я хочу сейчас назвать еще некоторых членов организации, которых я скрыл от следствия на предыдущем допросе: это ВАКСБЕРГ Генрих и ГИДЛЕВСКИЙ Кенсорин. Организационно они были связаны со мною. Я также не называл члена организации ГОРБУНОВУ. Мне также известно о наличии троцкистских организационных связей у ХАСИНА, в частности, ПРОКОФЬЕВ.

Вопрос: На предыдущем допросе вы показали, что член вашей организации ГОРОВИЧ привез в 1932 году из Франции троцкистские установки и информацию, которые были использованы в деятельности организации. Вы показали не все, что вам известно о связи вашей организации с зарубежными троц­кистами.

Ответ: В вопросе о связи нашей организации с зарубежными троцкистами я на предыдущем допросе скрыл ряд су­щественных моментов, о которых я хочу сейчас откровенно ра­ссказать. Перед отъездом участника нашей организации ГОРОВИЧА за границу (это было в ноябре 1931 года) мы условились с ним, что он попытается связаться там с кем-либо из ближайшего окружения Троцкого, в частности, с Л. СЕДОВЫМ. Инициатива в этом деле принадлежала А. САФОНОВОЙ. САФОНОВА дала мне Берлинскую явку, это был адрес ГРИЛЕВИЧА, работника т<ак> н<азываемого> международного (троцкистского) секретариата, че­рез которого следует связаться непосредственно с Л. СЕДОВЫМ. Эта явка была передана мною ГОРОВИЧУ. ГОРОВИЧУ было поручено передать СЕДОВУ информацию о положении в СССР, о внутрипартийных делах, о деятельности нашей организации и т.д. Кроме того ГОРОВИЧУ было поручено обсудить с СЕДО­ВЫМ вопрос о переотправке заграницу хотя бы части архива ТРОЦКОГО, хранившегося у члена нашей организации ТРУСОВА. (На предыдущем допросе я показал неправду, когда утверж­дал, что о передаче САФОНОВОЙ архива Троцкого на хранение ТРУСОВУ ‒ я не знал. В действительности архив был САФОНОВОЙ передан ТРУСОВУ с моего ведома и при моем содействии). Важность этого предприятия, т.е. переотправки заграницу части архива, была подчеркнута САФОНОВОЙ. В конце 1932 г. ГОРОВИЧ вернулся из-за границы. Он сообщил, что в Париже ему удалось связаться с представителем бельгийской троцкистской группы, с которым он обменялся информацией. На обратном пути в СССР ГОРОВИЧ остановился на несколько дней в Берлине, где согласно данной ему явке, т.е. через ГРИЛЕВИЧА, связался с Л. СЕДОВЫМ, с которым имел конспира­тивную встречу. Он передал СЕДОВУ подробную информацию о положении в Союзе и в духе данных ему инструкций инфор­мировал его о расстановке наших кадров, о практической ра­боте, которую мы ведем по сохранению и собиранию этих кадров. СЕДОВ в свою очередь информировал ГОРОВИЧА о деятельнос­ти т.н. международного (троцкистского) секретариата и по­ложении в его отдельных секциях, дал ему ряд указаний о перспективах троцкистской работы в СССР, указав, в частнос­ти, что, по мнению Троцкого, группа И.Н. СМИРНОВА является в СССР наиболее устойчивой, наиболее способной консолиди­ровать вокруг себя троцкистские силы. СЕДОВ с удовлетво­рением принял сообщение ГОРОВИЧА о сохранности архива Троцкого (он подчеркнул, что этот архив имеет для Троцко­го исключительное значение), полностью одобрив инициативу САФОНОВОЙ о переотправке части этого архива за границу.

СЕДОВ попросил обсудить совместно с САФОНОВОЙ технику от­правки, заметив, что и он со своей стороны примет в этом направлении соответствующие меры. Эту информацию я тог­да САФОНОВОЙ передать не смог, так как к моменту возвраще­ния ГОРОВИЧА в Союз – САФОНОВА уже уехала из Москвы.

Вопрос: Еще какие задания СЕДОВА передал ГОРОВИЧ вам?

Ответ: По-моему, это все. Возможно, что я кое-что упустил. Я постараюсь вспомнить и показать дополнитель­но.

 

Записано с моих слов правильно, мною прочитано,

 

А. ШЕМЕЛЕВ.

 

ДОПРОСИЛИ:

 

НАЧ. СЕКРЕТНО-ПОЛИТ. ОТДЕЛА ГУГБ

КОМИССАР ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ 2 РАНГА: Г. МОЛЧАНОВ.

 

ПОМ. НАЧ. 1 ОТД. СПО ГУГБ

КАПИТАН ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: ЛУЛОВ

 

Верно: 



РГАСПИ. Ф. 17, Оп. 171, Д. 219, Л. 147-159

Comments