ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО.

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б)

тов. СТАЛИНУ.

 

Направляю протокол допроса от 9/VII-с<его> г<ода> арестованного участника к.-р. троцкистской организации в СССР командира 8-ой мотомехбригады Киевского военного округа комдива ШМИДТА Д.А.

Из этого протокола видно, что, подтверждая свою встречу с ДРЕЙЦЕРОМ Е. в мае 1935 г. в Киеве, ШМИДТ дает лживые показания о содержании этой встречи.

Обращает на себя внимание показание ШМИДТА, что ДРЕЙЦЕР является честным членом ВКП(б), преданным линии партии.

В процессе следствия ШМИДТ ведет себя неискренне, лживо.

Допрос ШМИДТА продолжается.

 

НАРОДНЫЙ КОМИССАР 

ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР: (Г. ЯГОДА)

 

10 июля 1936 г.

№ 56879


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ШМИДТА, Дмитрия Аркадьевича, от 9-го июля 1936 года.

 

ШМИДТ, Дмитрий Аркадьевич, 1896 г. рождения, член ВКП(б) с 1918 г., комдив, командир 8-й мотомехбригагады РККА Киевского военного окру­га.

 

Вопрос: Вы являетесь участником контрреволюционной троцкистской организации. Дайте показания по существу вопроса?

Ответ: Ни в какую троцкистскую контрреволюционную ор­ганизацию я не вхожу.

Вопрос: С кем из троцкистов вы поддерживали связи до пос­леднего времени?

Ответ: Я периодически встречался с троцкистами ЗЮКОМ, ко­мандиром Чапаевской дивизии, сейчас переведен на Украину, ли­чно виделся с ним в Ленинграде летом 1933 г. куда я приезжал с женой погостить; получил от него через год после встречи письмо личного характера; КУЗЬМИЧЕВЫМ, начальником штаба авиабригады в Запорожье, виделся с ним последний раз в Ки­еве осенью 1936 г. после маневров; ЛЕОНОВЫМ, где именно он работал, я не знал, виделся с ним последний раз в Москве на квартире у ДРЕЙЦЕРА в 1933 г.; БЛИСКАВИЦКИМ [1], где он работал, также не знал, встречался с ним до 1932 г. включительно на квартире у ОХОТНИКОВА.

Особенно тесно связан я был с Яковом ОХОТНИКОВЫМ и с Ефи­мом ДРЕЙЦЕРОМ.

Вопрос: Что значит "тесно был связан" с ОХОТНИКОВЫМ и ДРЕЙЦЕРОМ?

Ответ: ОХОТНИКОВ и ДРЕЙЦЕР являются старыми моими дру­зьями по армии.

ОХОТНИКОВ и ДРЕЙЦЕР в 1927 году меня вовлекли в троцкис­тскую организацию. Впоследствии они, как и я, отказались от своих троцкистских взглядов, и я продолжал поддерживать с ними близкие отношения.

Вопрос: Когда именно ОХОТНИКОВ и ДРЕЙЦЕР отказались от контрреволюционного троцкизма?

Ответ: Я не знаю.

Вопрос: Как часто вы встречались с ДРЕЙЦЕРОМ и ОХОТ­НИКОВЫМ?

Ответ: С ОХОТНИКОВЫМ и ДРЕЙЦЕРОМ я встречался при моих поездках в Москву по служебным делам. Встречался я с ОХОТНИКОВЫМ в Москве довольно часто вплоть до его ареста в 1933 году.

С ДРЕЙЦЕРОМ я встречался также обычно в Москве и оста­навливался у него на квартире вплоть до его ареста в 1936 году.

Вопрос: Откуда вам известно об аресте ДРЕЙЦЕРА?

Ответ: В мае 1936 года я приехал в Москву по служеб­ным делам и остановился в Ново-Московской гостинице. В тот же день я позвонил на квартиру ДРЕЙЦЕРА. Мне ответил его брат Муля (работает по лесной промышленности), который на мой вопрос, где Ефим, попросил разрешения зайти ко мне. По приходе ко мне в номер брат ДРЕЙЦЕРА застал у меня директора Киевского Индустриального ин<ститу>та ЕФИМОВА в присутствии ко­торого, видимо, не хотел мне говорить об аресте Ефима, и пригласил меня к себе обедать.

Когда я явился на квартиру ДРЕЙЦЕРА, брат его сказал мне, что Ефим арестован. Я обещал зайти к нему и больше не появлялся.

Вопрос: Вы знаете, за что арестован ДРЕЙЦЕР?

Ответ: Я предполагаю, что он арестован как троцкист.

Вопрос: На основании чего вы предполагаете, что он арестован как троцкист?

Ответ: Я связывал это с его троцкистским прошлым.

Ответ: Но ведь только за прошлую троцкистскую дея­тельность его не могли арестовать. Следовательно, у вас бы­ли другие данные?

Ответ: Нет, других данных у меня не было.

Вопрос: Это не так. Вам было известно о контрреволюционной троцкистской деятельности ДРЕЙЦЕРА?

Ответ: Нет, мне ничего об этом известно не было.

Вопрос: Сообщили ли вы партийной организации или коман­дованию об аресте за контрреволюционную деятельность ОХОТ­НИКОВА, с которым вы были тесно связаны вплоть до его арес­та?

Ответ: Нет, я никому об этом не сообщил, так как не знал, что я должен это сделать. Я считал, что я вне подозрений, и должен откровенно сказать, что когда узнал от жены ОХОТНИКОВА об его аресте, я намеревался обратиться с пись­мом к председателю ОГПУ, в котором хотел поручиться за чес­тность ОХОТНИКОВА и его преданность партии и советской власти.

Только когда я узнал, что он осужден, я решил, что он действительно виновен.

Вообще в то время (это было в 1933 г., до убийства тов. КИРОВА) я еще не придавал аресту ОХОТНИКОВА такого большого значения.

Вопрос: А об аресте троцкиста ДРЕЙЦЕРА, с которым вы также были связаны вплоть до его ареста, вы сообщили кому-либо?

Ответ: Нет, я тоже никому об этом не сообщил.

Вопрос: Об аресте троцкиста ОХОТНИКОВА вы никому не сообщили по тем мотивам, что это было до убийства тов. КИ­РОВА, и вы не придали этому значения, но ведь ДРЕЙЦЕР был арестован в 1936 году?

Ответ: Это моя ошибка.

Вопрос: Вы письмо ЦК ВКП(б) ко всем партийным орга­низациям, изданное после злодейского убийства тов. КИРОВА, читали?

Ответ: Да, читал.

Вопрос: Как же вы – член ВКП(б), командир РККА, не сде­лали для себя никаких выводов и продолжали быть связанным с троцкистами?

Ответ: Повторяю, что я сделал непростительную ошибку, но я утверждаю, что не знал, что ОХОТНИКОВ и ДРЕЙЦЕР ведут троцкистскую работу.

Вопрос: Разве ДРЕЙЦЕР в последние годы не высказывал вам троцкистских взглядов?

Ответ: Наоборот, я утверждаю, что ДРЕЙЦЕР был честным членом ВКП(б), преданным линии партии.

Вопрос: Когда вы видели последний раз ДРЕЙЦЕРА?

Ответ: Я виделся с ним весной 1935 года.

Вопрос: При каких обстоятельствах и где вы встретились с ДРЕЙЦЕРОМ?

Ответ: Это было в г. Киеве, куда ДРЕЙЦЕР приехал по де­лам службы из Кривого Рога, где он работал.

Вопрос: Вы встречались с ним случайно?

Ответ: Нет, я был предупрежден ДРЕЙЦЕРОМ об этой вст­рече телеграммой. Он прилетел на самолете. Я встретил его на аэродроме и на своей машине отвез к себе домой.

Вопрос: Как долго он прожил у вас?

Ответ: Два дня.

Вопрос: О чем вы с ДРЕЙЦЕРОМ разговаривали?

Отрет: Мы друг другу высказывали сожаление, что в свое время были троцкистами и боролись с партией, что партия, простив нас, оказала нам большое доверие, которое мы должны оправдать.

Вопрос: В какой связи вы оба говорили о своем троц­кистском прошлом?

Ответ: Это было обычной темой наших разговоров.

Вопрос: Но ведь о том, что вы были троцкистом, ДРЕЙЦЕР прекрасно знал, точно так же и вы о нем, поэтому разговор на эту тему не мог вестись без всякой причины?

Ответ: Никакой особой причины для такого разговора не было.

Вопрос: ДРЕЙЦЕР был у вас два дня, неужели вы только и занимались тем, что высказывали друг другу сожаление по поводу вашего троцкистского прошлого?

Ответ: Вспоминаю, что ДРЕЙЦЕР говорил со мной еще о литературе и о метро.

Вопрос: Вы передаете не весь разговор с ДРЕЙЦЕРОМ?

Ответ: Мы больше не затрагивали никаких вопросов.

Вопрос: Ваша встреча с ДРЕЙЦЕРОМ имела место сравни­тельно через короткий промежуток после злодейского убийст­ва тов. КИРОВА. Если даже допустить, что вы занимались с ДРЕЙЦЕРОМ самобичеванием по поводу вашей принадлежности в прошлом к троцкистам, то неужели вы обошли вопрос такой ос­трой политической важности, как убийство тов. КИРОВА троцки­стами и зиновьевцами?

Ответ: Мы об этом с ДРЕЙЦЕРОМ не говорили. Вообще я должен заявить, что самое свидание с ДРЕЙЦЕРОМ было мне неприятно, так как после убийства тов. КИРОВА я старался рвать свои старые связи с бывшими троцкистами.

Вопрос: Вы явно неискренны: если вы еще в 1935 году хотели порвать с ДРЕЙЦЕРОМ, то почему в 1936 году вы во время приезда в Москву по собственной инициативе искали с ним связи?

Ответ: Я был недостаточно решителен в этом вопросе. Кроме того, на меня влияла моя старая дружба с ДРЕЙЦЕРОМ.

Вопрос: Дело не в вашей дружбе, а в том, что вы были связаны с ДРЕЙЦЕРОМ и другими троцкистами, так как сами оста­вались троцкистом.

Ответ: Я отрицаю не только свою принадлежность к троцкистам после 1927 года, но и то, что был связан с кем-либо на троцкистской основе.

Вопрос: Именно потому, что вы оставались троцкистом и после 1927 года, ОХОТНИКОВ, ДРЕЙЦЕР и другие троцкисты вмес­те с вами вели контрреволюционную работу.

Ответ: Я это категорически отрицаю.

Вопрос: ДРЕЙЦЕР дал исчерпывающие показания о своей контрреволюционной троцкистской деятельности до последнего времени и показания, что вы вместе с ним входили в троцкис­тскую организацию.

Ответ: Повторяю, что мне ничего не известно о контр­революционной деятельности ДРЕЙЦЕРА.

Вопрос: ДРЕЙЦЕР, в частности, показал, что его сви­дание с вами в Киеве было связано с проводимой им и вами контрреволюционной троцкистской работой.

Ответ: Я отрицаю эти показания ДРЕЙЦЕРА, так как мои разговоры с ним в Киеве носили такой характер, как я выше показал. ДРЕЙЦЕР во время этой встречи в Киеве держался как ярый сторонник генеральной линии ЦК ВКП(б) и никаких сомне­ний у меня не вызывал. Больше того, он говорил мне, что примкнули мы с ним к троцкистам в 1927 г. потому, что не знали истории партии, и поэтому советовал мне изучать историю партии.

Вопрос: Ваши показания лживы, так как ДРЕЙЦЕР сам дал показания о том, что его свидание с Вами в Киеве было свя­зано с деятельностью нелегальной троцкистской контррево­люционной организации, участником которой вы являлись.

Ответ: Я это еще раз отрицаю.

Допрос прерывается.

 

Записано с моих слов верно, мною прочитано.

 

ШМИДТ.

 

ДОПРОСИЛИ:

 

НАЧ. СЕКР.-ПОЛИТ. ОТДЕЛА ГУГБ –

КОМИССАР ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСН. 2 РАНГА: (Г. МОЛЧАНОВ)

 

ЗАМ НАЧ. СПО ГУГБ –

КОМИССАР ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСН. 3 РАНГА: (ЛЮШКОВ)

 

ВЕРНО:

 

ОПЕРУПОЛНОМ. СПО ГУГБ –

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВЕН. БЕЗОПАСНОСТИ: (ЗАЙКО)

 

 

РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 228, Л. 1-9.


[1] В тексте ошибочно – "Блисковицкий".

Comments