ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ШМИДТА, Дмитрия Аркадьевича, –

от 22 августа 1936 года.

г. Москва.


ШМИДТ Д.А. 1896 г<ода> рожд<ения> б<ывший> чл<ен> ВКП(б) 1915 г. комдив, командир 8 мотомехбригады РККА Киевского Военного округа.


Вопрос: На протяжении всего следствия, несмотря на предъявленные вам материалы и очную ставку с обвиняемым ДРЕЙЦЕРОМ, изобличающие вас как активного участника терро­ристическо-троцкистской организации, вы упорно отрицали свое участие в организации.

Намерены ли вы сейчас, после очной ставки, давать откро­венные показания?

Ответ: Да, вы правы. Я убедился, что против меня имеется достаточное количество улик. Считая всякое дальнейшее за­пирательство бесцельным, я решил говорить правду.

Я действительно с мая 1935 года являюсь участником террористической троцкистской организации, от которой я получил задание произвести террористический акт над Народным Комиссаром Обороны ВОРОШИЛОВЫМ.

Вопрос: Кем и при каких обстоятельствах вы были привле­чены к террористической деятельности в троцкистской орга­низации?

Ответ: В мае 1935 года ко мне из Москвы приехал мой старый товарищ по армии ДРЕЙЦЕР Ефим Ал<ексан>дрович.

В беседе со мной Е.А. ДРЕЙЦЕР рассказал, что он является одним из активных участников троцкистской организации в Москве, о ее руководящем центре, который имеет связь с Л. Троцким за границей.

Тогда же ДРЕЙЦЕР мне передал, что троцкистская организация в методах своей борьбы за власть перешла к террору.

В связи с этим организацией намечены ряд террористи­ческих актов над руководителями ВКП(б) и советского пра­вительства.

После того, как я дал согласие принять участие в террористической работе организации, ДРЕЙЦЕР поручил мне организовать и принять участие в убийстве ВОРОШИЛОВА.

Это поручение было мною принято. Мой разговор с ДРЕЙЦЕРОМ происходил у меня на квартире в гор. Киеве, площадь Спартака, дом № 4Б, квартира 9.

Вопрос: Почему ДРЕЙЦЕР, не боясь разоблачения, рассказал вам – командиру Рабоче-Крестьянской Красной армии – о террористической деятельности троцкистского центра и предложил вам совершить убийство тов. Ворошилова?

Ответ: ДРЕЙЦЕР мой старый друг и политический единомыш­ленник.

В 1927 году, встречаясь с ДРЕЙЦЕРОМ Ефимом и его другом ОХОТНИКОВЫМ Яковом, я был ими вовлечен в троцкистскую организацию.

В то время ДРЕЙЦЕР и ОХОТНИКОВ учились в Военной Ака­демии и входили в руководство Военного центра троцкистской организации, возглавлявшего работу в частях Красной Армии.

Тогда же от ДРЕЙЦЕРА мне было известно, что в руководство военного центра троцкистской организации входили следующие лица: 1) БРОЙДО Сергей – б<выший> комиссар 2 конного корпуса; 2) ОХОТНИКОВ Яков, б<ывший> комиссар 27-й дивизии; 3) ПУТНА [1], б<ывший> командир 27 дивизии; 4) ЗЮКА Михаил, командир дивизии; 5) ЛЕОНОВ, б<ывший> комиссар школы "Выстрел"; 6) ПРИМАКОВ, б<ывший> ко­мандир корпуса червонного казачества;7) БАКШИ, 8) КУЗЬМИЧЕВ и 9) БУЛАТОВ Борис. Должности трех последних я сейчас не помню.

С тех пор несмотря на мое официальное заявление о раз­рыве с троцкизмом я продолжал поддерживать связь с ДРЕЙЦЕРОМ и ОХОТНИКОВЫМ, которых я знал как двурушников в пар­тии и вел с ними разговоры на троцкистские темы.

Все это дало полное основание ДРЕЙЦЕРУ быть уверенным во мне как в своем человеке.

Вопрос: Следовательно, ДРЕЙЦЕР, явившись к вам в мае 1935 года, знал вас как троцкиста, не порвавшего организа­ционных связей с троцкистами?

Ответ: Да, этим именно и была вызвана откровенность ДРЕЙЦЕРА со мною.

Вопрос: Что сообщил вам ДРЕЙЦЕР о составе троцкистско­го центра?

Ответ: ДРЕЙЦЕР мне рассказал, что в состав троцкистского центра входят: СМИРНОВ И.Н., ВАГАНЯН и МРАЧКОВСКИЙ.

Троцкистский центр связан с заграницей с ТРОЦКИМ, от которого получены были директивы по террору.

Тогда же ДРЕЙЦЕР мне рассказал о состоявшемся соглаше­нии на базе организации террористических актов между троц­кистами и зиновьевцами.

Вопрос: Вы сказали, что террор выдвигался как средство для захвата власти.

Что конкретно об этих планах сообщил Вам ДРЕЙЦЕР?

Ответ: Развивая передо мною задачи организации военных троцкистских ячеек в армии, ДРЕЙЦЕР информировал меня о наличии двух вариантов захвата власти:

1) Предполагалось, что после совершения нескольких основных террористических актов над руководством партии и правительства удастся вызвать замешательство оставшегося руководства, благодаря чему троцкисты и зиновьевцы придут к власти;

2) В случае неудачи предполагалось, что троцкистско-зиновьевская организация прибегнет к помощи военной силы, организованной троцкистскими ячейками в Армии.

Исходя из этих установок ДРЕЙЦЕР в разговоре со мною настаивал на необходимости создания троцкистских ячеек в армии.

Вопрос: Ставил ли перед Вами ДРЕЙЦЕР задачи организации троцкистских ячеек в части, которой Вы командовали?

Ответ: Да, ДРЕЙЦЕР предложил мне приступить к созданию таких троцкистских ячеек не только в моей части, но и в других войсковых соединениях Киевского Военного округа.

Вопрос: Что конкретно Вами было предпринято по директивам, переданным ДРЕЙЦЕРОМ?

Ответ: Практически по заданиям ДРЕЙЦЕРА мне ничего не удалось сделать, т.к. вскоре после моей встречи и бесе­ды с ДРЕЙЦЕРОМ начались уже аресты.

Вопрос: С кем из троцкистов в Красной армии ДРЕЙЦЕР был связан помимо Вас?

Ответ: Со слов ДРЕЙЦЕРА мне известно, что им поддерживалась организационная связь с КУЗЬМИЧЕВЫМ Борисом, Начальником штаба авиабригады; ЗЮКА Михаилом, командиром 25 дивизии; БАКШИ, командиром мехкорпуса в Ленинграде; ПУТНА, военным атташе СССР в Англии: ТУРОВСКИМ, пом<ощником> командующего Харьковского военного округа; БРОЙДО Сергеем; ПРИМАКОВЫМ, помкомвойск Ленинградского военного округа.

Кроме того, ДРЕЙЦЕР мне рассказывал, что он возобновил связь с рядом троцкистов, принимавших активное участию в троцкистской деятельности в период 1927 года и входивших в военную троцкистскую организацию.

Вопрос: Кто руководил троцкистской работой в Красной армии?

Ответ: ДРЕЙЦЕР мне сообщил, что для ведения троцкистской работы в армии троцкистским центром был выделен МРАЧКОВСКИЙ, которым был создан Военный Центр в составе: ДРЕЙЦЕРА, ПУТНА и еще одного военнослужащего, фамилию которого я сейчас не помню.

Вопрос: С кем из названных Вами участников к.-р. троцкистской организации Вы лично разговаривали о работе организа­ции?

Ответ: В 1930 году ДРЕЙЦЕР и ОХОТНИКОВ декларировали свой отход от троцкизма и возвратились из ссылки в Москву.

Бывая в Москве, я по-прежнему стал посещать квартиры ДРЕЙЦЕРА и ОХОТНИКОВА.

При одном из таких визитов к ОХОТНИКОВУ, кажется, весной 1932 года я застал там ПРИМАКОВА Виталия, БУЛАТОВА Бориса и ДРЕЙЦЕРА Ефима.

Среди собравшихся завязался разговор с воспоминаниями о работе троцкистской оппозиции в 1927 году, вспоминали от­дельных лиц, а затем перешли к тому, что многие из ссыльных троцкистов возвращаются в ВКП(б), декларируя свой отход от троцкизма.

ДРЕЙЦЕР заявил присутствовавшим, что отход от троцкизма и возвращение в партию со стороны ряда троцкистов является тактическим маневром. В данное время, сказал ДРЕЙЦЕР, существует троцкистская организация, которая ведет активную организационную работу по возобновлению связей со старыми троцкистами.

Из разговоров, имевших место между ДРЕЙЦЕРОМ, ПРИМАКОВЫМ, БУЛАТОВЫМ и ОХОТНИКОВЫМ, мне стало ясно, что они к этому времени уже являлись участниками троцкистской организации, так как все разговоры между ними сводились к вопросу вы­яснения местопребывания военнослужащих троцкистов и установления с ними организационной связи.

Вопрос: Каким образом ДРЕЙЦЕР, ПРИМАКОВ и другие могли вести в Вашем присутствии разговоры о работе троцкистской организации, когда Вы в своих же показаниях указали, что в троцкистскую организацию были вовлечены ДРЕЙЦЕРОМ в 1935 году?

Следовательно, Вы говорили неправду. Предупреждаем Вас, что показания Вы обязаны давать правильные и только о до­стоверно известных вам фактах. За всякое неверное освещение фактов вы будете нести большую ответственность.

Ответ: В моем первом ответе имеется неточность.

ДРЕЙЦЕР Ефим меня действительно привлек к террористической работе. В троцкистскую организацию я был вовлечен в 1931 году при следующих обстоятельствах:

По возвращении ДРЕЙЦЕРА из ссылки я был в Москве и имел с ним встречу. ДРЕЙЦЕР тогда же рассказал, что поданное им заявление об отходе от троцкизма есть толь­ко двурушнический маневр, что так же поступил и ОХОТНИКОВ Яков.

На мой вопрос, какова же цель этого двурушничества, ДРЕЙЦЕР мне объяснил, что троцкисты не прекратили своей работы, что возвращение в партию сделано с согла­сия троцкистского руководства.

Далее ДРЕЙЦЕР мне рассказал, что в Москве существует троцкистский центр, во главе которого стоят СМИРНОВ И.Н., МРАЧКОВСКИЙ С.В. и ВАГАНЯН В.А. Этот центр объединяет работу всех троцкистских организаций, в том числе и троцкистов в Красной Армии.

Тогда же ДРЕЙЦЕР предложил мне принять участие в работе троцкистской организации, на что я дал свое согласие.

Вопрос: Таким образом, установлено, что организационную связь Вы возобновили с троцкистской организацией в 1931 году, а не в 1935 г., как вы показали в начале допроса.

Признаете ли Вы это?

Ответ: Да, признаю.

Вопрос: Были ли еще встречи с участниками троцкистской организации на квартирах ДРЕЙЦЕРА и ОХОТНИКОВА?

Ответ: Кроме указанной выше встречи в квартире ОХОТНИКОВА с ПРИМАКОВЫМ, БУЛАТОВЫМ {и другими} в том же 1932 г., вслед за этой встречей, на квартире ОХОТНИКОВА Я. было устроено совещание участников организации, на котором присутствовали ПУТНА В., МРАЧКОВСКИЙ С., БУЛАТОВ Б., БРОЙДО С., ОХОТНИКОВ Яков, я – ШМИДТ и ЭСТЕРМАН. Был ли ДРЕЙЦЕР, я не помню.

На этом совещании обсуждался вопрос о работе орга­низации в Красной Армии по налаживанию организационной связи с троцкистами.

МРАЧКОВСКИЙ от имени руководства троцкистской организации высказался, что работе в Красной Армии троцкистский центр придает особое значение, рассчитывая на троцкистов-военнослужащих как на основную базу для выполнения наиболее серьезных поручений организации. Затем по этому вопросу говорил ПУТНА, который подтвердил сказанное МРАЧКОВСКИМ, указав на необходимость установления организационной свя­зи с троцкистами, находящимися в армии, и необходимости привлечения их к практической работе.

В 1933 году было совещание на квартире ДРЕЙЦЕРА, на котором присутствовали: ДРЕЙЦЕР, я – ШМИДТ, БРОЙДО Сергей, БУЛАТОВ и ЛЕОНОВ. Совещание это носило чисто инструктив­ный характер. ДРЕЙЦЕР давал указания БРОЙДО, БУЛАТОВУ и ЛЕО­НОВУ развернуть работу по организации троцкистских ячеек как в армии, так и среди гражданского населения, и при этом указывал, что ставку нужно брать на троцкистов, не скомпрометированных своими выступлениями в прошлом.

Вопрос: Какие задачи ставились перед участниками организации кроме организационных вопросов?

Ответ: Помимо задач по созданию троцкистских ячеек в Красной армии руководство Военным центром троцкистской организации в лице МРАЧКОВСКОГО, ПУТНА и ДРЕЙЦЕРА давали указания организовывать боевые террористические группы для подготовки террористических актов против руководства ВКП(б). Этот вопрос мне стал известен по информации ДРЕЙЦЕРА в 1935 г.

Вопрос: Кроме перечисленных вами совещаний были ли еще совещания участников троцкистской организации?

Ответ: В 1933 году я выехал из Москвы по окончании Военной Академии.

Допускаю, что до моего отъезда из Москвы на квартирах ДРЕЙЦЕРА и ОХОТНИКОВА было еще несколько совещаний участников троцкистской организации, но т.к. с необходимой точностью я не могу вспомнить состав участников, я постараюсь припомнить и дам дополнительные показания.

Вопрос: Какие вы лично выполняли задания троцкистс­кой организации?

Ответ: В это время в Москве я учился в Особой группе академии им. Фрунзе, где со мною училось не более 20 челов<ек> слушателей из высшего командного состава РККА, среди кото­рых я никакой работы вести не мог, т.к. в кругу этих лиц не было троцкистов.

Как я уже показал выше, позже, находясь в Киеве в 1935 г., я получил от ДРЕЙЦЕРА задание по террору.

Вопрос: Вы назвали не всех известных вам участников троцкистской организации – военнослужащих, связанных с ДРЕЙЦЕРОМ, с которыми вы встречались в Москве.

Ответ: Вспоминаю, что весной 1935 года в Москве я встретил ЗЮКА Михаила, который мне был известен как активный троцкист периода 1927 года.

В беседе со мной ЗЮК мне рассказал, что он поддерживает организационную связь с ДРЕЙЦЕРОМ, по поручению которого он ведет троцкистскую работу.

Здесь же ЗЮК мне сказал, что в Ленинграде он поддерживает организационную связь с командиром мехкорпуса БАКШИ, который является активным троцкистом.

Вопрос: Принимали ли вы участие в обсуждении конкретного плана осуществления террористического акта над руководством ВКП(б) кроме разговора в 1935 году с ДРЕЙЦЕРОМ об убийстве тов. ВОРОШИЛОВА?

Ответ: Нет, не принимал.

Вопрос: Что вами практически было сделано по подготовке террористического акта над тов. ВОРОШИЛОВЫМ в осуществление полученных директив ДРЕЙЦЕРА в мае месяце 1935 года?

Ответ: Я честно заявляю следствию, что никаких мероприятий по осуществлению террористичес­кого акта над ВОРОШИЛОВЫМ я не предпринимал.

Вопрос: Встречались ли вы в 1932 году с МРАЧКОВСКИМ перед его отъездом на БАМ (Байкальско-Амурская Магистраль)?

Ответ: Да, встречался в квартире ОХОТНИКОВА на совещании участников организации, о чем я пока­зал выше.

Вопрос: Получали ли вы от организации за­дания добыть оружие?

Ответ: Нет, такого задания я не получал.

Вопрос: Вы говорите неправду. Вам предъявляется выдержка из показаний МРАЧКОВСКОГО от 19-20 июля с<его> г<ода>.

"На совещании руководящей тройки было решено для теракта принять оружие, не значащееся принадлежащим кому-либо из членов организации.

Мы полагали, что через членов органи­зации, находившихся в армии, в частности, через ШМИДТА Д. нам удастся получить не­обходимое оружие.

Я лично договаривался об оружии со ШМИДТОМ Д.".

Признаете ли вы это?

Ответ: Такого разговора с МРАЧКОВСКИМ у меня не было.

Вопрос: Давали ли вы оружие МРАЧКОВСКОМУ?

Ответ: Да, давал.

Вопрос: Какое оружие вы передали МРАЧКОВСКОМУ?

Ответ: МРАЧКОВСКОМУ я дал револьвер системы "Маузер", калибр 7,63, через ОХОТНИКОВА Я. по просьбе ПУТНА.

Вопрос: Где вы приобрели этот револьвер и в каких инвентарных документах части он зарегистрирован?

Ответ: Револьвер этот я достал в 1930 г. во время подавления Карачаевского восстания, и в инвентарных документах части он не был зарегистри­рован.

Вопрос: Было ли вам известно, что МРАЧКОВСКИЙ имеет личное оружие, и в его ведении находится много оружия на БАМе?

Ответ: Да, мне это было известно.

Вопрос: Следовательно, зная МРАЧКОВСКОГО и ПУТНА как активных руководителей троцкистской организации, ведущих борьбу с руководством ВКП(б) и советского правительства, вы дали им револьвер, которым они могли воспользоваться как оружием, нигде не зарегистрированным, для совершения террористического акта?

Ответ: Да, МРАЧКОВСКОМУ я дал револьвер по просьбе ПУТНА, который взамен дал мне новый револь­вер системы "Парабеллюм", привезенный им из Германии.

Вопрос: Значит, МРАЧКОВСКИЙ прав, утверждая в своих показаниях, что троцкистская организация по­лучала от вас оружие.

Требуем по существу ваших показаний.

Ответ: МРАЧКОВСКОМУ револьвер я дал, но мне ни от МРАЧКОВСКОГО, ни от ПУТНА не было из­вестно, что это оружие они намерены использовать для совершения террористического акта.


Показания мои записаны правильно с моих слов. Мною прочитаны.


ШМИДТ.


Допросили:


НАЧАЛЬНИК ОО ГУГБ НКВД

КОМИССАР ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСН. 2 РАНГА: ГАЙ


НАЧАЛЬНИК 7 ОТД. ОО –

КАПИТАН ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: ЮЖНЫЙ


ДЛЯ ОСОБЫХ ПОРУЧЕНИЙ ОО –

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕ3ОПАСНОСТИ: РАДИН


Верно:


ОПЕРУПОЛНОМ. СПО ГУГБ –

Ст. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУД. БЕЗОПАСНОСТИ: (Светлов)



РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 235, Л. 81-93.


[1] Здесь и далее в тексте ошибочно – "Путно".

Comments