ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО.

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) –

тов. СТАЛИНУ. –

 

Направляю Вам протокол допроса участника контрреволюционной троцкистско-зиновьевской террористической организации в СССР – ТЕР-ВАГАНЯНА В.А. от 14 августа 1936 года.

 

НАРОДНЫЙ КОМИССАР

ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР:

 

(Г. ЯГОДА)

 

15 августа 1936 года.

№ 57352


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ТЕР-ВАГАНЯНА Вагаршака Арутюновича

от 14 августа 1936 г.

 

Вопрос: 16-го июля с<его> г<ода>, давая показания о контрреволюционной деятельности троцкистско-зиновьевского блока, участником которого Вы являлись, Вы скрыли террористическую деятельность блока и Вашу личную роль в организации террора против руководства ВКП(б) и советского правительства.

Предлагаем Вам дать исчерпывающие показания по этому вопросу.

Ответ: В 1931 г. из Берлина в Москву возвратился СМИРНОВ И.Н., который мне сообщил, что, будучи в Берлине, он встречался с Львом СЕДОВЫМ, от которого получил директиву о переходе троцкистской организации к террористическим формам борьбы с руководством ВКП(б).

До получения мною этой информации СМИРНОВ об этом сообщил участникам центра троцкистской организации МРАЧКОВСКОМУ С.В. и САФОНОВОЙ Шуре.

Вопрос: Какие конкретные мероприятия были проведены Вами как участником троцкистского центра по реализации полученной СМИРНОВЫМ директивы от СЕДОВА?

Ответ: В 1931 г. я ездил в командировку в Тифлис. В Тифлисе я встретился с участниками троцкистской организации в Ленинграде ЗАЙДЕЛЕМ Г.С. и ТЫМЯНСКИМ. В беседе с ЗАЙДЕЛЕМ я выяснил, что он – ЗАЙДЕЛЬ проявляет резкое агрессивное настроение против руководства ВКП(б), и такие настроения, по его словам, являются преобладающими среди ленинградских троцкистов, с которыми он поддерживает организационную связь,

В этой же беседе ЗАЙДЕЛЬ интересовался у меня установками троцкистского центра. Тогда я ЗАЙДЕЛЮ рассказал, что СМИРНОВ И.Н. развивает агрессивные формы борьбы нашей организации с партийным руководством и настаивает на переходе организации к насильственным методам борьбы с руководством ВКП(б).

Вопрос: Кто Вам был известен из участников троцкистской организации в Ленинграде?

Ответ: Со слов ЗАЙДЕЛЯ мне известно, что в состав троцкистской организации в Ленинграде входил ПРИГОЖИН, – фамилии других участников организации мне неизвестны.

Вопрос: Вы показали о своей встрече с ЗАЙДЕЛЕМ. Этим же не ограничилась деятельность троцкистского центра в целом.

Дайте показания, какие конкретные мероприятия намечались троцкистским центром по существу полученных СМИРНОВЫМ директив от СЕДОВА.

Ответ: В 1932 г. троцкистский центр объединился с зиновьевцами и леваками на базе насильственных методов борьбы с ВКП(б) – путем террора,

В этой связи мероприятия по реализации директивы Троцкого проводились уже не только троцкистами, а объединенным троцкистско-зиновьевским блоком.

Руководство нашей организации считало, что зима 1931-1932 г.г. покажет наиболее высокую ступень внутренних затруднений в стране в результате неудачи хлебозаготовок, неразрешения вопросов колхозного строительства, огромного количества замороженных капиталов в промышленном строительстве, продовольственных затруднений в рабочих центрах и что это создает обстановку, при которой партия вынуждена будет прибегнуть к помощи троцкистов и зиновьевцев.

Весна же 1932 г. показала, что все эти прогнозы наши оказались ложными, и по мере того, как партия успешно заканчивала первую пятилетку (стабилизация колхозного строя в деревне), расчеты на затруднения провалились. В связи с этим в кругах не только участников троцкистской организации, но зиновьевцев и леваков стали преобладать настроения о необходимости перехода к насильственным формам борьбы с руководством ВКП(б) для захвата власти.

К лету 1932 г. одновременно с разных сторон встал вопрос необходимости объединения всех существовавших контрреволюционных формирований в одну организацию на платформе решительной борьбы с партийным руководством.

На основе этого летом 1932 г. и был создан блок троцкистов, зиновьевцев и леваков на базе насильственного устранения руководства ВКП(б) путем террора.

В средних числах июля 1932 г. по предложению СМИРНОВА я стал вести переговоры с леваками в лице ЛОМИНАДЗЕ, ШАЦКИНА. СМИРНОВ взял на себя переговоры с зиновьевцами в лице КАМЕНЕВА и ЗИНОВЬЕВА.

Со слов СМИРНОВА мне стало известно, что, ведя переговоры с КАМЕНЕВЫМ и ЗИНОВЬЕВЫМ об объединении троцкистской и зиновьевской организации, он, СМИРНОВ, КАМЕНЕВУ и ЗИНОВЬЕВУ передал директиву ТРОЦКОГО об организации террористических боевых групп для подготовки террористических актов над руководством ВКП(б).

Вопрос: ЛОМИНАДЗЕ-ШАЦКИНУ Вы передавали директиву ТРОЦКОГО о подготовке террористических актов против руководства ВКП(б)?

Ответ: Лично я ЛОМИНАДЗЕ этой директивы не передавал, но со слов ЛОМИНАДЗЕ мне было известно о получении такой директивы ТРОЦКОГО им <и> ШАЦКИНЫМ лично от КАМЕНЕВА, с которым он вел переговоры в сентябре мес<яце> 1932 г. в Гаграх о вхождении леваков в создаваемый блок.

Вопрос: Показаниями арестованного СМИРНОВА И.Н. установлено, что переговоры с зиновьевцами о создании блока вел не только он, но и Вы лично.

Подтверждаете ли Вы это?

Ответ: Да, подтверждаю. В сентябре мес<яце> 1932 г. по просьбе КАМЕНЕВА я имел с ним встречу.

В беседе с КАМЕНЕВЫМ встал вопрос о платформе, на которой создается блок троцкистов, зиновьевцев и леваков. КАМЕНЕВ доказывал мне необходимость создания такого объединения, указав, что блок сколачивается на основе насильственных форм борьбы с руководством ВКП(б).

Кроме того, КАМЕНЕВ мне заявил, что необходимо будет в этот блок вовлечь и правых.

Вопрос: Какие практические мероприятия проводились объединенной троцкистско-зиновьевской организацией по подготовке террористических кадров?

Ответ: Из лиц, вошедших в объединенный троцкистско-зиновьевский центр, о чем я подробно говорил в своих показаниях от 16 июля с<его> г<ода>, практической работой по сколачиванию боевых террористических групп руководил СМИРНОВ И.Н., МРАЧКОВСКИЙ С.В., ЗИНОВЬЕВ Г.Е. и КАМЕНЕВ Л.Б. Лично я работал по заданию СМИРНОВА и КАМЕНЕВА.

Вопрос: Кто Вам известен из лиц, привлеченных для террористической деятельности из участников объединенной троцкистско-зиновьевской организации?

Ответ: Мне известно, что участник троцкистско-зиновьевского блока МРАЧКОВСКИЙ С.В. к работе по подготовке террористических групп привлек участников троцкистской организации: ПЕРЕВЕРЗЕВА, ОХОТНИКОВА и ДРЕЙЦЕРА. Кроме того, мне было известно, что со стороны зиновьевцев работой по созданию боевых террористических групп занимался БАКАЕВ.

Кто персонально входил в состав созданных террористических групп ПЕРЕВЕРЗЕВЫМ, ОХОТНИКОВЫМ, ДРЕЙЦЕРОМ и БАКАЕВЫМ, мне неизвестно.

Вопрос: Что Вам было известно о практической террористической деятельности СМИРНОВА И.Н.?

Ответ: Со слов СМИРНОВА мне было известно, что он после возвращения из Берлина установил связь с группой грузинских троцкистов, которым передал директиву Троцкого по террору.

СМИРНОВ еще в 1928 году, проживая в городе Сухуме, поддерживал организационную связь с группой грузинских троцкистов и летом того же года лично ездил в гор. Тифлис, где проводил нелегальную конференцию.

Кроме того, мне было известно, что в Москве СМИРНОВ поддерживал организационную связь с руководителем террористической группы ШТЫКГОЛЬДОМ, который в свою очередь имел обширные связи среди участников троцкистской организации в Москве и Горьком.

Вопрос: Какую Вы вели работу по созданию террористических групп?

Ответ: Летом 1934 г. после моего возвращения из ссылки <из> г. Семипалатинска в Москве я возобновил организационную связь с участником объединенного зиновьевско-троцкистского центра КАМЕНЕВЫМ Л.Б.

При встрече с КАМЕНЕВЫМ последний мне рассказал, что он встречался с ФРИДЛЯНДОМ Г.С., которого он намеревался вместе с группой связанных с ним троцкистов привлечь для работы в организации. КАМЕНЕВ у меня интересовался, надежный ли человек ФРИДЛЯНД и можно ли на него положиться. Получив от меня утвердительный ответ, что ФРИДЛЯНД до моего ареста поддерживал со мной организационную связь, КАМЕНЕВ просил меня переговорить с ФРИДЛЯНДОМ о возможности использования его, ФРИДЛЯНДА, и его группы {для террористической деятельности}. Я обещал это сделать.

Спустя некоторое время я встретился с ФРИДЛЯНДОМ Г.С., которому рассказал о своей беседе с КАМЕНЕВЫМ; ФРИДЛЯНД мне подтвердил, что он действительно встречался с КАМЕНЕВЫМ, с которым вел политические беседы. Тогда же я ФРИДЛЯНДУ напомнил свою беседу с ним в 1932 г. об объединении троцкистов, зиновьевцев и леваков и указал, что КАМЕНЕВ входит в состав троцкистско-зиновьевского центра и что КАМЕНЕВ ведет работу по созданию террористических групп для борьбы с руководством ВКП(б).

Вопрос: Показаниями ФРИДЛЯНДА установлено, что Вы не ограничились информацией о троцкистско-зиновьевском блоке и переходе к формам активной борьбы с руководством ВКП(б) путем террора, но Вы давали ФРИДЛЯНДУ прямую директиву об организации террористической группы.

Признаете ли Вы это?

Ответ: Да, признаю. Этой директивой я преследовал цель, кроме общей задачи, поставленной перед Фридляндом, – упрочнение его организационной связи с Каменевым.

Вопрос: Кто Вам известен из участников троцкистско-террористической группы ФРИДЛЯНДА?

Ответ: Из лиц, входивших в группу Фридлянда, я знал КУНИССКОГО, ЗОРЬКОГО, КРАСНОГО [1] и ДРАБКИНУ [i].

Вопрос: Это не все. Нам известно, что в 1934 г. Вы давали указание ЗАЙДЕЛЮ через ФРИДЛЯНДА об организации террористической группы. Подтверждаете ли Вы это?

Ответ: В 1934 г. я с ЗАЙДЕЛЕМ не встречался и никаких директив ему не давал.

Вопрос: Это неправда. Вам предъявляются показания ЗАЙДЕЛЯ: 

"В мае 1934 г. я виделся с ФРИДЛЯНДОМ в Наркомпросе, а затем на его квартире. В эту встречу в разговоре со мной ФРИДЛЯНД снова подтвердил установки объединенного троцкистско-зиновьевского центра о необходимости применения террора в борьбе с партийным руководством и, сославшись на ТЕР-ВАГАНЯНА, сделал мне прямое предложение приступить к подготовке террористического акта над КИРОВЫМ в Ленинграде".

Теперь Вы подтверждаете дачу директив ЗАЙДЕЛЮ об организации террористического акта над тов. КИРОВЫМ?

Ответ: Допускаю, что ФРИДЛЯНД давал указания ЗАЙДЕЛЮ подготовить террористический акт над КИРОВЫМ от моего имени, но мне об этом не было известно, т.к. после встречи с ЗАЙДЕЛЕМ в Тифлисе в 1931 г. я с ним не встречался.

ЗАЙДЕЛЬ же в последующие годы был организационно связан с ФРИДЛЯНДОМ.

Вопрос: С кем еще помимо КАМЕНЕВА Вы встречались из участников троцкистско-зиновьевского центра?

Ответ: В 1934 г. в помещении редакции журнала "Большевик" я встретился с ЗИНОВЬЕВЫМ Г.Е.

Вопрос: Говорили ли Вы с ЗИНОВЬЕВЫМ о работе организации?

Ответа С ЗИНОВЬЕВЫМ о работе троцкистской организации я не говорил. ЗИНОВЬЕВ, встретившись со мной, приглашал меня к себе на квартиру, но я от этого уклонился.

Вопрос: По каким мотивам Вы уклонились от встречи с ЗИНОВЬЕВЫМ?

Ответ: Как я уже показал, в 1934 г. я возвратился из ссылки и был восстановлен в ВКП(б). Не желая на себя навлекать лишних подозрений, я поэтому и уклонился от предложения ЗИНОВЬЕВА заходить к нему на квартиру.

Вопрос: После убийства тов. КИРОВА, когда ЗИНОВЬЕВ, КАМЕНЕВ, МРАЧКОВСКИЙ и другие участники троцкистско-зиновьевского центра были арестованы, кем осуществлялось руководство организацией?

Ответ: Кто входил в состав руководства после ареста КАМЕНЕВА, ЗИНОВЬЕВА, МРАЧКОВСКОГО, СМИРНОВА и других, мне неизвестно.

Вопрос: Это неправда. Вы назвали не всех участников организации, связанных со СМИРНОВЫМ и входивших в состав руководства организации?

Ответ: В 1931 г. со слов МРАЧКОВСКОГО С.В. и САФОНОВОЙ Шуры мне было известно, что СМИРНОВ, МРАЧКОВСКИЙ и САФОНОВА вели переговоры с ПРЕОБРАЖЕНСКИМ, РАДЕКОМ и СМИЛГОЙ, которым делали предложение войти в состав троцкистского центра.

Вошли ли эти лица в организацию – я не знаю, так как в практике организационных связей СМИРНОВА было, что он старался ряд лиц из активных участников организации, членов ВКП(б), – конспирировать. Связь же с этими лицами СМИРНОВ поддерживал лично и об их участии в организации не ставил в известность даже членов центра.

Эти связи сохранились на случай провала организации.

Вопрос: Кто эти лица?

Ответ: К этим лицам я отношу ПЯТАКОВА, связь с которым СМИРНОВ поддерживал через МРАЧКОВСКОГО. Кроме того, СМИРНОВ был связан с участниками троцкистской организации СИМАШКО Сашей, УФИМЦЕВЫМ [2] и РАДЕКОМ.

Вопрос: Что Вам известно об этих лицах?

Ответ: ПЯТАКОВ мне известен как старый троцкист. Его заявление об отходе от троцкистов мы расценивали как двурушнический маневр.

Подтверждаю это следующим фактом:

Находясь в политическом контакте с МРАЧКОВСКИМ и хороших отношениях со СМИРНОВЫМ, ПЯТАКОВ перед своей поездкой за границу демонстрировал перед властями протест против включения СМИРНОВА как бывшего троцкиста.

В окружении СМИРНОВА этот факт расценивался как двурушнический маневр для конспирации ПЯТАКОВА.

Это также подтверждается еще и тем, что в беседе со СМИРНОВЫМ по вопросу его связи с ТРОЦКИМ последний апеллировал передо мной и ПЯТАКОВЫМ, указывая на то, что ему известна вся деятельность СМИРНОВА за границей.

О РАДЕКЕ я знал, что он близко связан с участниками троцкистской организации МРАЧКОВСКИМ и ПРИГОЖИНЫМ. Кроме того, ФРИДЛЯНД в беседе со мной информировал меня о своей близости с последним.

 

Записано с моих слов верно, мною прочитано.

 

ВАГАНЯН.

 

ДОПРОСИЛ:

 

НАЧ. ОО ГУГБ НКВД СССР –

КОМИССАР ГОСУД. БЕЗОПАСНОСТИ 2 РАНГА: (Гай)

 

Верно:

 

ОПЕРУПОЛНОМ. СПО ГУГБ –

СТ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (Светлов)

 

РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 233, Л. 152-162.

[1] Имя "троцкиста Красного" в августовские дни 1936 г. склонялось в "Правде" не менее трех раз (№215, 220, 222 за 1936 г.)  Так, 6 августа 1936 г. в статье "Правды" "Троцкистские агенты и днепропетровские либералы" речь шла о том, как днепропетровский обком ВКП(б) проглядел "троцкистов-двурушников" в рядах партийной организации, в том числе и Красного: "Красный, как и Ленцнер, был тоже "импортирован" извне руководящими работниками обкома. Как и Ленцнер, он притащил с собой в область целую ораву троцкистов и жуликов, устроил их на работе в редакциях местных газет. Обком также знал, что Красный в прошлом активный троцкист. Но и это никого здесь не смущало. Красный первое время работал заместителем заведующего сельскохозяйственным отделом обкома. Лишь спустя некоторое время, когда на Красного стал поступать материал о его принадлежности к троцкизму, обком командировал его на работу директором "Днепросельэлектро". Интересна тактика этих троцкистских выродков и двурушников. Почти каждый день Красный прибегал в обком и ругал Ленцнера: – Что это за работник! Зачем вы ему доверили такую ответственную работу?! Он провалит дело…" Так же поступал и Ленцнер. А на деле, возмущается "Правда", они были "лучшими друзьями. Они довольно часто собирались и вели "мирные беседы" ". Далее из заметки можно понять, что обком так и не разоблачил этих матерых врагов, но на помощь пришло НКВД.

[2] В тексте – "Уфимцевой", явная ошибка, речь идет о "троцкисте" Николае Ивановиче Уфимцеве, муже А. Симашко.

[i] В тексте ошибочно – "Драпкину".

Comments