ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

от 10 июня 1936 г.

 

ТОМСИНСКИЙ, Семен Григорьевич, 1894 г<ода> р<ождения>, ур<оженец> г. Себеж, с 1908 по 1916 г. член "Бунда", с марта 1919 г. чл<ен> ВКП(б), окончил в 1924 г. ИКП, зам<еститель> председателя Казахстанского филиала академии наук СССР, троцкист с 1923 г. В 1924 и 1927 г. за троцкизм исключался из партии.

 

Вопрос: Кто из членов контрреволюционной троцкистской организации был у вас на квартире в 1936 г. перед вашим отъездом в Алма-Ата?

Ответ: У меня на квартире в это время был ЗАЙДЕЛЬ.

Вопрос: Какой разговор был у вас с ЗАЙДЕЛЕМ в этот раз?

Ответ: Разговора, который бы имел отношение к деятель­ности нашей контрреволюционной организации, у нас не было. Это выдумал ЗАЙДЕЛЬ.

Вопрос: Мы еще ничего не сказали вам о характере ва­шего разговора с ЗАЙДЕЛЕМ. Почему вы заранее хотите опорочить показания ЗАЙДЕЛЯ?

Ответ: Я примерно знаю, о чем может говорить ЗАЙДЕЛЬ. 

Вопрос: Если вы примерно это знаете, значит у вас был с ним разговор, имеющий отношение к контрреволюционной деятельности вашей организации?

Ответ: Нет, такого разговора не было.

Вопрос: Кто из членов троцкистско-зиновьевской организации после убийства вашей террористической организацией С.М. Кирова заявлял, что "Сталин убивает партийную интеллигенцию"?

Ответ: Это выдумки ЗАЙДЕЛЯ.

Вопрос: Почему вы считаете, что такие показания дал ЗАЙДЕЛЬ?

Ответ: Я признаю, что в 1935 г. у меня на квартире, парад моей высылкой в Алма-Ата я был сильно озлоблен против партии и лично протии Сталина, и эту фразу ЗАЙДЕЛЮ сказал я.

Вопрос: На предыдущих допросах вы дали неполные пока­зания о террористической деятельности троцкистской организа­ции в Ленинграде?

Ответ: Показания о террористической деятельности орга­низации и о всех известных мне участниках организации я дам сейчас полностью.

Вопрос: Назовите всех известных вам участников терро­ристической троцкистской организации в Ленинграде?

Ответ: В состав организации входили КАРЕВ В.И. [1], ЯКОВЛЕВ М.Н., ЗАЙДЕЛЬ Г.С., ТОМСИНСКИЙ С.Г., МАЛЫШЕВ А.И., БУСЫГИН А.А., Фендель И.С., Леонид РАЙСКИЙ, ПРИГОЖИН А.Г., ГОРЛОВ­СКИЙ Саул, ДМИТРИЕВ К.А [2], МЕЛАМЕД, ПЕЧЕРСКИЙ Николай [3], УРАНОВСКИЙ Я.М., КОШЕЛЕВ, СЕДЫХ, МАТОРИН, ГАЙДЕРОВА [4], НОТМАН, ПАЛЬВАДРЕ, ЦВИБАК, ТАТАРОВ, ШИРВИНДТ, ГОДЕС, ЛОТТЕ, ЛЕОСТРИН (студент), КУБАСОВ (студент), АЛТАПАРМАКОВ и АРШАВСКИЙ.

Вопрос: Назовите всех известных вам скрытых троцкистов. 

Ответ: Из скрытых троцкистов мне известны: ВИКТОРОВ Павел (преподаватель Толмачевской академии, бывший с.-р.), ПИОНТКОВСКИЙ С.А., УЛЬЯНОВ А.И. – работает в ин<ститу>те истории академии наук, ТРОЦКИЙ И.М., ПОПОВ Николай – научный сотруд­ник редакции Ленинградского отделения "Истории фабрик и заводов", ГУЖАНОВСКИЙ Саул, ИЛЮКОВИЧ - преподаватель Академии Толмачева, ДРОЗДОВ – профессор ин<ститу>та академии наук в Москве, РЫНДИН – методист Наркомпроса РСФСР в Москве. МАТОРА – где он сейчас работает – не знаю, раньше он был членом МКК.

Вопрос: Назовите руководителей вашей организации в Ленинграде?

Ответ: Руководителями троцкистской организации в Ленинграде были: КАРЕВ Н.А., ЯКОВЛЕВ М.К., ЗАЙДЕЛЬ Г.С., я – ТОМСИНСКИЙ, МАЛЫШЕВ А.И., ФЕНДЕЛЬ И.С., МЕЛАМЕД и ЦВИБАК и ПРИГОЖИН А.Г.

Вопрос: Вы называете вашу организацию троцкистской, в то время как в организацию и ее руководство входили ЯКОВЛЕВ, МАЛЫШЕВ, МАТОРИН, ЦВИБАК, являвшиеся зиновьевцами.

Ответ: До 1932 года все зиновьевцы, в том числе КА­РЕВ, ЯКОВЛЕВ, МАЛЫШЕВ и другие, в нашу организацию не входили и составляли отдельную зиновьевскую организацию.

От ЗАЙДЕЛЯ Г.С., который руководил нашей троцкистской организацией, мне известно, что с ним в начале 1932 г. связался руководитель зиновьевской организации КАРЕВ, а несколько позже и ЯКОВЛЕВ М.Н., которые и установили контакт в действиях обеих организаций.

Первое время связь нашей организации с зиновьевцами сводилась к информированию друг друга в общих чертах о состоянии дел в троцкистской и зиновьевской организациях.

В последующем общность интересов обеих организаций в борьбе с партией, стремление консолидировав все силы для борьбы с ЦК ВКП(б) и главным образом признание необходимости вести борьбу с ЦК ВКП(б) методами террора были той ос­новой, на которой произошло объединение троцкистов и зиновьевской организации в Ленинграде.

После того, как ЗАЙДЕЛЬ, КАРЕВ и ЯКОВЛЕВ в 1932 году уста­новили, что обе организации признают террор единственным методом борьбы против руководителей партии и правительства, произошло объединение этих организаций. Все это мне извест­но от ЗАЙДЕЛЯ. Этим и объясняется, что в руководство организацией входили зиновьевцы КАРЕВ, ЯКОВЛЕВ и МАЛЫШЕВ.

Вопрос: Известно ли вам, по чьей инициативе произошло это объединение?

Ответ: Объединение произошло по инициативе КАРЕВА. По этому вопросу КАРЕВ говорил с ЗАЙДЕЛЕМ.

Мне лично в 1932 году ЗАЙДЕЛЬ говорил, что такое объединение тем более необходимо, что и в Москве произошло объединение троцкистов и зиновьевцев.

ЗАЙДЕЛЬ сказал мне тогда, что в центре объединение произошло на базе признания троцкистами и зиновьевцами террористических методов борьбы с ЦК ВКП(б).

ЗАЙДЕЛЬ и я считали, что в интересах единства дей­ствий против ЦК ВКП(б) методом террора такое объединение дает большие преимущества, и с предложением КАРЕВА согласились.

Вопрос: Что говорил вам ЗАЙДЕЛЬ о персональном соста­ве объединенного троцкистско- зиновьевского центра?

Ответ: Об этом ЗАЙДЕЛЬ мне ничего не говорил.

Вопрос: По чьей инициативе в Ленинградской организа­ции был поставлен вопрос о терроре?

Ответ: Вопрос о терроре еще в 1931 году в Ленинград­ской организации был поставлен ЗАЙДЕЛЕМ Г.С.

Мне лично в 1931 г. в Ленинграде ЗАЙДЕЛЬ рассказывал о том, что он виделся с ТЕР-ВАГАНЯНОМ и что последний дал ему – ЗАЙДЕЛЮ установку на индивидуальный террор против руководителей партии и правительства.

ЗАЙДЕЛЬ мне рассказывал тогда, что ТЕР-ВАГАНЯН непри­мирим в борьбе с партией и считает, что положение в партии обязывает троцкистов действовать против Сталина методом физического уничтожения руководителей партии и правительства. 

От ЗАЙДЕЛЯ мне известно, что он об этом своем разго­воре с ТЕР-ВАГАНЯНОМ рассказал также и МАЛЫШЕВУ. Несколько позже мне это подтвердил и сам МАЛЫШЕВ.

Вопрос: Почему ЗАЙДЕЛЬ именно вам и МАЛЫШЕВУ передал эту установку ТЕР-ВАГАНЯНА на террор?

Ответ: Потому что меня и МАЛЫШЕВА ЗАЙДЕЛЬ давно знает как врагов партии и людей, озлобленных против руковод­ства партии. ЗАЙДЕЛЮ также были известны мои и МАЛЫШЕВА террористические настроения, которые в свою очередь разде­лял и сам ЗАЙДЕЛЬ. Поэтому ЗАЙДЕЛЬ, доверяя мне и МАЛЫШЕ­ВУ, рассказал об установках ТЕР-ВАГАНЯНА.

Вопрос: Какие конкретные мероприятия были проведены Вашей организацией по подготовке к совершению террорис­тических актов над руководителями партии и правительства?

Ответ: В 1933 году мною и ЗАЙДЕЛЕМ в Ленинграде была созвана "конференция по истории крестьянских войн". Эта конференция была для нас удобна, так как тогда в Ленинград съехались из других городов троцкисты, которые до этого друг с другом долго не встречались. После официаль­ной части конференции группа троцкистов собралась на квартире у ПЕЧЕРСКОГО. На этом нелегальном совещании присут­ствовали: ПЕЧЕРСКИЙ, ЗАЙДЕЛЬ, МАЛЫШЕВ, МЕЕРСОН и я – ТОМСИНСКИЙ. На этом совещании выявилось, что все мы сторонники террористических методов борьбы с партией и что ЦВИБАК, МЕЛАМЕД, ПИОНТКОВСКИЙ, ФРОЛОВ Н., ПОПОВ Н. и ПРИГОЖИН также вполне одобрительно относятся к индивидуальному террору как единственному средству борьбы против руководителей партии и правительства. Таким образом, эта конференция дала нам возможность установить единую точку зрения на террористические методы борьбы с партией. На этой конференции, как я указал выше, были не только ленинградские троцкисты, но и троцкисты из других городов Советского Союза. 

Вопрос: Назовите фамилии троцкистов – участников этой нелегальной конференции, приехавших из других городов.

Ответ: На этой нелегальной конференции были следующие троцкисты: МЕЕРСОН из Сталинграда, МИНКИН из Саратова, ПИОНТКОВСКИЙ, ЗЕЛЬЦЕР и МИЛЬМАН из Москвы.

Вопрос: Кому из московских троцкистов указания ТЕР-ВАГАНЯН<А> передал ЗАЙДЕЛЬ?

Ответ: ЗАЙДЕЛЬ мне сообщил, что эти указания ТЕР-ВАГАНЯНА он передал в Москве троцкисту ФРИДЛЯНДУ, озлобленность и террористические настроения которого были известны ЗАЙДЕЛЮ и мне.

Вопрос: Кто такой ФРИДЛЯНД и как давно вы его знаете?

Ответ: ФРИДЛЯНДА я знаю еще с 1920 г., когда я работал в Еврейском комиссариате по национальным делам при Наркомнаце в Москве. ФРИДЛЯНД приходил ко мне по делам, связанным с еврейским рабочим движением. В 1920 г. ФРИДЛЯНД был членом ЦК "Поалей-Цион" и в ВКП(б) вступил, кажется, в 1920 или 21 г.

ФРИДЛЯНД – активный троцкист с 1924 года и с этого времени я был с ним связан. Вместе с ним я учился в ИКП. В свое время ФРИДЛЯНД был связан с РАДЕКОМ, когда последний был троцкистом. ФРИДЛЯНД также был организационно связан с ТЕР-ВАГАНЯНОМ, с которым они вместе работали в ин<ститу>те Маркса – Энгельса – Ленина в Москве. 

ФРИДЛЯНД мне известен как убежденный сторонник ТРОЦКОГО.

Вопрос: Какие выводы сделали вы лично и ваша организация в результате этой конференции?

Ответ: Поскольку на этой конференции выявилось единодушное мнение троцкистов и зиновьевцев бороться с партией ме­тодом индивидуального террора, мы с еще большей энергией стали разжигать ненависть и злобу у участников организации к Сталину и Кирову, в результате чего в последующем в организации выросли террористы, готовые к прямым действиям.

Вопрос: Не этом террористическая деятельность вашей организации не кончается. Дайте показания о практической подготовке террористических актов.

Ответ: Весной 1934 г. ЗАЙДЕЛЬ, вернувшись из Москвы, передал мне, что в Москве он виделся с ФРИДЛЯНДОМ, показания о котором я дал выше. Об этой встрече с ФРИДЛЯНДОМ ЗАЙДЕЛЬ мне рассказал следующее: ФРИДЛЯНД сообщил ЗАЙДЕЛЮ, что в Москву вернулись и допущены к ответственной работе видные зиновьевцы и троцкисты, назвав имена КАМЕНЕВА и ЗИНОВЬЕВА. ФРИДЛЯНД находится в тесной организационной связи с ТЕР-ВАГАНЯНОМ и Л.Б. КАМЕНЕВЫМ. КАМЕНЕВ и ТЕР-ВАГАНЯН считают, что какие бы трудности в партии и в стране ни были, рассчитывать на возвращение их к руководству страной и партией легальными путями невозможно. ТЕР-ВАГАНЯН и КАМЕНЕВ сказали ФРИДЛЯНДУ, что возвращение Троцкого, Зиновьева и Каменева к власти возможно только путем организации террористического акта над СТАЛИНЫМ и его ближайшими соратниками.

ФРИДЛЯНД, по заявлению ЗАЙДЕЛЯ, сказал также ЗАЙДЕЛЮ, что на основе признания индивидуального террора в борьбе против руководителей партии и правительства в 1932 г. произошло объединение троцкистского и зиновьевского центров. По поручению ТЕР-ВАГАНЯНА ФРИДЛЯНД сделал ЗАЙДЕЛЮ прямое предложение приступить к подготовке террористического акта над КИРОВЫМ в Ленинграде.

Вопрос: ЗАЙДЕЛЬ предложение ТЕР-ВАГАНЯНА, переданное ему через ФРИДЛЯНДА, по организации убийства т. КИРОВА при­нял?

Ответ: Да, ЗАЙДЕЛЬ предложение троцкистско-зиновьевского центра, переданное ему от ТЕР-ВАГАНЯНА ФРИДЛЯНДОМ, – принял. Вернувшись из Москвы, ЗАЙДЕЛЬ сообщил об этом мне и МАЛЫШЕВУ. Я сказал тогда ЗАЙДЕЛЮ, что это решение троцкистско-зиновьевского центра мне известно от ВАНАГА.

Вопрос: Кто такой ВАНАГ?

Ответ: С ВАНАГОМ я знаком с 1922 г. Познакомился я с ним в ИКП в Москве, где я вместе с ним учился. ВАНАГ – убежденный троцкист с 1924 г. и был связан с видными троцкистами ПАВЛОВЫМ, СОЛНЦЕВЫМ и КУНИС<С>КИМ [5]. С ВАНАГОМ я лично был орга­низационно связан до 1935 г., т.е. до моего отъезда в Алма-Ата. Из моих встреч с ВАНАГОМ мне известно, что он убежденный сторонник террористических методов борьбы с ЦК ВКП(б).

Вопрос: Что сообщил Вам ВАНАГ о решении троцкистско-зиновьевского центра по подготовке террористического акта над КИРОВЫМ?

Ответ: В 1934 г. весной я был в Москве и как всегда зашел к ВАНАГУ на квартиру.

ВАНАГ сказал мне тогда, что он связан с ТЕР-ВАГАНЯНОМ, рассказал об объединении троцкистского и зиновьевского центров на основе признания террора в борьбе против ЦК ВКП(б).

В этот же раз ВАНАГ сказал мне, что от ТЕР-ВАГАНЯНА ему известно, что готовится террористический акт над Сталиным и что в Ленинграде необходимо организовать покушение на КИРОВА.

Вопрос: Что именно сказал Вам ВАНАГ о подготовке террористического акта над т. Сталиным?

Ответ: Он сказал мне только, что готовится убийство Сталина.

Вопрос: Кто и как готовит убийство т. Сталина – что вам сказал об этом ВАНАГ?

Ответ: Никаких подробностей он мне не говорил.

Вопрос: Вспомните точнее все, что говорил по этому поводу ВАНАГ. Вы на основании разговора с ним должны были понять, кто, где и как готовит террористический акт над т. Сталиным.

Ответ: Я помню отчетливо, что ничего другого ВАНАГ мне о подготовке террористического акта над Сталиным не говорил.

Вопрос: Что сказал Вам ВАНАГ о персональном составе троцкистско-зиновьевского центра?

Ответ: Фамилии членов объединенного троцкистско-зиновьевского центра ВАНАГ мне не назвал.

Вопрос: Вы дали согласие ВАНАГУ на подготовку убийства тов. КИРОВА?

Ответ: Да, я ВАНАГУ согласие дал и, приехав в Ленинград, доложил об этом ЗАЙДЕЛЮ.

Вопрос: ЗАЙДЕЛЬ в своих показаниях указывает, что вы действительно ему об этом доложили, но что вы ссылались не только на ВАНАГА, но и на ФРИДЛЯНДА?

Ответ: ЗАЙДЕЛЬ ошибается. От ФРИДЛЯНДА указаний по прак­тической подготовке террористического акта над Кировым я не получал. Я получил эти указания от ВАНАГА, который ссылался при этом на ТЕР-ВАГАНЯНА. Об этом я и сказал ЗАЙДЕЛЮ.

Вопрос: Где происходил ваш разговор с ЗАЙДЕЛЕМ? 

Ответ: Этот разговор с ЗАЙДЕЛЕМ происходил в моем служебном кабинете в Историко-Археографическом ин<ститу>те в присутствия МАЛЫШЕВА. Это было весной 1934 г., когда ЗАЙДЕЛЬ рассказывал мне о директиве, полученной им от ФРИДЛЯНДА.

Вопрос: К какому решению вы, ЗАЙДЕЛЬ и МАЛЫШЕВ пришли? 

Ответ: После сообщения ЗАЙДЕЛЯ было принято решение приступить к практической подготовке убийства КИРОВА.

Вопрос: Кому была поручена подготовка террористического акта над С.М. КИРОВЫМ?

Ответ: Подготовка террористического акта над С.М. КИРОВЫМ была поручена мне и МАЛЫШЕВУ. МАЛЫШЕВ же в террористическую группу привлек ПЕЧЕРСКОГО и ДМИТРИЕВА.

Вопрос: Кто осуществлял руководство практической под­готовкой террористического акта над т. КИРОВЫМ?

Ответ: Руководство практической подготовкой террористи­ческого акта над КИРОВЫМ осуществлял МАЛЫШЕВ.

Вопрос: Что практически было сделано террористической группой для подготовки террористического акта над тов. КИРОВЫМ?

Ответ: Вопрос о практической подготовке террористического акта над КИРОВЫМ мы обсуждали на совещаниях, где мы обменивались мнениями, как практически его осуществить.

Вопрос: Сколько таких совещаний было? 

Ответ: Таких совещаний было два.

Вопрос: Когда и где было первое совещание?

Ответ: Первое совещание было в конце октября месяца или начале ноября 1934 г. в кабинете истории ЛОКА.

Вопрос: Кто на этом совещании присутствовал?

Ответ: Присутствовали я, ЗАЙДЕЛЬ, МАЛЫШЕВ и ПЕЧЕРСКИЙ.

Вопрос: Какие практические мероприятия были намечены вами на этом совещании?

Ответ: На этом совещании мы говорили лишь о необходимости ускорить подготовку и разработку плана убийства КИРОВА. Никаких практических мероприятий нами намечено не было. Вопрос о практической подготовке террористического акта обсуждался нами на втором совещании.

Вопрос: Когда и где происходило второе совещание?

Ответ: В том же кабинете истории ЛОКА, в первой половине ноября 1934 г.

Вопрос: Кто присутствовал на этом совещании?

Ответ: Присутствовали я – ТОМСИНСКИЙ, ЗАЙДЕЛЬ, МАЛЫШЕВ и ПЕЧЕРСКИЙ.

Вопрос: Какое решение было принято на втором совещании?

Ответ: На этом совещании было решено совершить терро­ристический акт над КИРОВЫМ во дворце Урицкого. Дворец Уриц­кого был принят нами, потому что помещение Комвуза во дворце Урицкого давало нам возможность без подозрений вести наблюдение за проездами Кирова во дворец, где происходили собрания и совещания, на которых иногда был КИРОВ.

Вопрос: Кому было поручено вести наблюдение?

Ответ: Наблюдение было поручено ПЕЧЕРСКОМУ.

Вопрос: Почему именно ПЕЧЕРСКОМУ? 

Ответ: Потому что ПЕЧЕРСКИЙ в то время работал в Комвузе во дворце Урицкого, и это давало ему возможность удобно наблюдать за приездами и выездами Кирова.

Вопрос: Что вам известно о результатах наблюдений ПЕЧЕРСКОГО?

Ответ: ПЕЧЕРСКИЙ был связан с МАЛЫШЕВЫМ, которого он информировал о результатах своих наблюдений. МАЛЫШЕВ лишь сообщал мне, что наблюдение ПЕЧЕРСКИМ установлено и проходит успешно.

Вопрос: Известно ли вам, кто был намечен в качестве исполнителя террористического акта? 

Ответ: Да, известно.

Вопрос: Кто именно?

Ответ: Физическим исполнителем был выделен ДМИТРИЕВ Евгений.

Вопрос: Какими боевыми средствами располагала ваша террористическая группа?

Ответ: Я лично видел 2 револьвера у ПЕЧЕРСКОГО. Имел ли оружие МАЛЫШЕВ, я не знаю.

Вопрос: У вас было оружие?

Ответ: Нет, у меня оружия не было.

Вопрос: ПЕЧЕРСКИЙ показывает, что оба совещания по подготовке террористического акта над т. Кировым были у вас на квартире по адресу: канал Грибоедова дом № 37.

Ответ: Это неверно. Оба совещания были, как я указывал выше, в кабинете истории ЛОКА.

Вопрос: Трудно допустить, чтобы ПЕЧЕРСКИЙ мог забыть, где происходили эти совещания?

Ответ: Я помню точно, что эти совещания были в кабинете истории ЛОКА.

Вопрос: Имела ли ваша террористическая группа связь с группой КОТОЛЫНОВА – НИКОЛАЕВА, совершившей убийство тов. КИРОВА?

Ответ: Нет. Я лично никакой связи с террористической группой КОТОЛЫНОВА – НИКОЛАЕВА не имел. 

Вопрос: Кто из участников вашей террористической гру­ппы имел связь с группой КОТОЛЫНОВА – НИКОЛАЕВА?

Ответ: Мне это неизвестно.

Вопрос: Какие указания были даны ПЕЧЕРСКОМУ и ДМИТРИЕВУ после убийства С.М. КИРОВА?

Ответ: После убийства С.М. КИРОВА в начале февраля 1935 г. я был выслан в Алма-Ата, и никаких указаний я лично ПЕЧЕРСКОМУ и ДМИТРИЕВУ не давал. Были ли им даны ука­зания МАЛЫШЕВЫМ и ЗАЙДЕЛЕМ – мне неизвестно. После моего отъезда из Ленинграда в Алма-Ата я ПЕЧЕРСКОГО и ДМИТРИЕВА не видел и связи с ними не поддерживал.

 

Протокол мною лично прочитан, записано с моих слов, все верно – ТОМСИНСКИЙ.

 

Допросили: 

 

Зам. нач. ИНО ГУГБ НКВД СССР

Ст. МАЙОР ГОС. БЕЗОПАСНОСТИ – БЕРМАН.

 

ПОМ. НАЧ. ОТД. ЭКО ГУГБ НКВД СССР

Ст. ЛЕЙТЕНАНТ ГОС. БЕЗОПАСНОСТИ – БОЛЬШЕМЕННИКОВ.

 

Верно: 

 

ОПЕР. УПОЛН. 3 ОТД. СПО ГУГБ 

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ: (УЕМОВ)

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 168, Л. 34-48.


[1] Так в тексте. Видимо, все же речь идет о Кареве Н.А.

[2] Так в тексте. Видимо, речь идет о Дмитриеве Е.А, профессоре кафедры политэкономии Всесоюзного Коммунистического сельскохозяйственного университета им. И.В. Сталина.

[3] Печерский Николай Федорович, 1898 г.р., уроженец д. Мякишево, Галичского уезда, Костромской губернии. Окончил сельскую школу (1910 г.), лекторскую группу Комвуза (1923 г.). Работал слесарем на ленинградских заводах (1914-1918 г.г.). Состоял директором исторического отделения ИКП в Ленинграде (с 1934 г.), бывший инструктор культпропа Ленинградского горкома ВКП(б), председатель кафедры истории народов СССР Всесоюзного Коммунистического сельскохозяйственного университета им. И.В. Сталина; значится в одном из «сталинских списков» по Ленинградской области за октябрь 1936 г. (АП РФ, оп. 24, дело 413, лист 374)

[4] В тексте ошибочно – "Гайдарова".

[5] Кунисский Соломон Давидович, советский историк.

Comments