ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

УПМАЛ-АНГАРСКОГО, Я.Я. – от 22 апреля 1936 года.

 

УПМАЛ-АНГАРСКИЙ, Я.Я., 1893 г<ода> р<ождения>, урож<енец> м<естечка> Штокмейстоф, Латвия, латыш, гр<аждани>н СССР, член ВКП(б) с 1910 г.
 До ареста управляющий Московской конторы "Союзжиррастснаб".

 

Вопрос: Вы Арестованы за контрреволюцион­ную деятельность против ВКП(б) и советской власти.

Дайте показания о Вашей нелегальной работе?

Ответ: Никогда контрреволюционной работая не вел и вести не мог, так как на протяжении всего своего многолетнего пребывания в рядах ВКП(б) ника­ких отклонений у меня от генеральной линии партии не было. Наоборот, я являлся активным борцом за линию партии.

Вопрос: В распоряжении следствия имеются ис­черпывающие данные, изобличающие Вас в том, что Вы, являясь замаскированный двурушником внутри ВКП(б), ве­ли активную контрреволюционную работу?

Ответ: Следствие не сможет мне привести ни одного факта моего двурушничества, так как подобных фактов не было.

Вопрос: Следствие не намерено сейчас предъя­влять Вам известные ему факты Вашей контрреволюционной деятельности.

Мы продолжаем настаивать на даче откровенных показаний о Вашей нелегальной работе?

Ответ: Вы не предъявляете мне никаких фак­тов моей якобы контрреволюционной деятельности потому, что их у Вас нет и быть на может.

Вопрос: Вы принадлежали к какой-либо антипартийной группе?

Ответ: Нет, никогда никакого участия в антипартийной группе я не принимал.

Вопрос: Имели ли Вы какие-нибудь связи с антипартийными группами?

Ответ: Нет, не имел.

Вопрос: Были ли Вы связаны с кем-либо из троцкистов?

Ответ: Нет, не был.

Вопрос: А какие-нибудь антипартийные доку­менты Вы читали?

Ответ: Нет, не читал.

Вопрос: Никаких троцкистских документов Вы не читали? 

Ответ: Троцкистских документов я не читал.

Вопрос: А какие антипартийные документы Вы читали?

Ответ: Вспоминаю, что читал платформу так называемой "буферной" группы.

Вопрос: Где и когда Вы читали эту платформу?

Ответ: Читал я платформу так называемой "буферной" группы, кажется, в 1927 году в газете "Правда" или "Известия", точно не помню.

Вопрос: Вы говорите явную чепуху. Эта платформа никогда в советской печати не публиковалась.

Мы требуем, чтобы Вы назвали лицо, давшее Вам платформу.

Ответ: Если в газетах платформа "буфера" не печаталась, то я не могу вспомнить, где я ее читал.

Вопрос: А Вы вспомните?

Ответ: Единственным человеком, у которого я мог читать платформу, был ГАВЕН.

Вопрос: Кто такой ГАВЕН?

Ответ: ГАВЕН, Юрий Петрович, член ВКП(б), мой старый товарищ по Минусинской ссылке.

Вопрос: Почему именно только ГАВЕН мог Вам дать эту платформу?

Ответ: Потому что ГАВЕН, как я сейчас вспоминаю, был одним из руководителей так называемой "буферной" группы.

Вопрос: Откуда Вам это известно?

Ответ:  Я с ним в тот период поддерживал тесную личную связь.

Вопрос: Вы все же не ответили на наш прямой вопрос: кто Вам дал платформу "буферной" группы?

Ответ: Эту платформу дал мне ГАВЕН.

Вопрос: Значит, Ваши связи с ГАВЕНОМ носили не только личный характер, как Вы показали ранее?

Ответ: Да, ГАВЕН мне доверял, дал мне платформу, а также посвящал меня в вопросы организационной работы своей антипартийной группы.

Вопрос: Выше Вы показали, что никогда связей с антипартийным группами не имели.

Ответ: Я показал неправду, я действительно под­держивал связь с антипартийной группой ГАВЕНА.

Вопрос: О том, что Вы были связаны с антипар­тийной группой ГАВЕНА, Вы сообщали партийной организации?

Ответ: Нет, не сообщал.

Вопрос: А на партийной чистке в 1933 г. и при проверке партийных документов в 1935 году Вы об этом сообщили?

Ответ: Нет, тоже не сообщил.

Вопрос: А факт получения Вами от ГАВЕНА нелегального платформенного документа Вы от партийных организаций также скрыли? 

Ответ: Да, я все это от партии скрывал.

Вопрос: Вы не сообщили партии не только о Вашей связи с ГАВЕНОМ и о факте получения от него платформы, но и скрыли и продолжаете скрывать на следствии Ваше участие в контрреволюционной деятельности группы ГА­ВЕНА?

Ответ: Участником контрреволюционной группы ГА­ВЕНА я не был.

Вопрос: Какие контрреволюционного характера поручения ГАВЕНА Вы выполняли?

Ответ: Никаких поручений ГАВЕН мне не давал, но он меня просил распространить среди моих знаковых платформу "буферной" группы.

Вопрос: Тот единственный экземпляр, который он Вам дал?

Ответ: Нет, он дал мне несколько экземпляров платформы, кажется, 5-6.

Вопрос: И Вы все их распространили?

Ответ: Нет, часть я вернул ГАВЕНУ.

Вопрос: Сколько экземпляров Вы вернули ГАВЕНУ?

Ответ: Экземпляров 10.

Вопрос: Вы же показали, что всего Вами было получено от ГАВЕНА 5-6 экземпляров.

Вы запутались в собственных лживых показаниях.

Мы категорически требуем, чтобы Вы прекратили двурушническое поведение на следствии.

Настаиваем на откровенных показаниях о нелегальной работе контрреволюционной троцкистской организации, участником которой Вы являетесь. 

Ответ: Я действительно запутался в собственных показаниях.

В 1927 году я примкнул к антипартийной так называемой "буферной" группе, возглавлявшейся ГАВЕНОМ. 

С тех пор до момента своего ареста я вел контрреволюционную работу, являясь членом троцкистской организации.

Вопрос: Дайте показания о Вашей контрреволюционной работе?

Ответ: Моя контрреволюционная работа началась с того, что ГАВЕН, завербовав меня в 1927 г. в троцкистскую организацию, поручил мне размножить и распространить нелегальную платформу т<ак> н<азываемой> буферной группы. Получив от него один экземпляр этой платформы, я передал ее своему знакомому МАКОШИНУ, о троцкистских настроениях которого я знал еще с 1926 года.

МАКОШИН – член ВКП(б), был в то время сотрудником Реввоенсовета. Знаю также, что МАКОШИН был лично связан с троцкистами СМИЛГОЙ и ПОЛУЯНОМ

Эту платформу перепечатала вторая жена МАКОШИНА, Катя (фамилию ее не знаю), на пишущей машинке системы "Адлер", которую я подарил ей.

Помню, что я был недоволен тем обстоятельством, что платформа была напечатана именно на этой машинке, так как она имела отличительный шрифт и поэтому легко было установить, кто и где печатал платформу, а это грозило провалом нашей нелегальной работы.

Платформа была напечатана тогда в 15-20 экземплярах. Часть их я распространил, а остальные вернул ГАВЕНУ.

Вопрос: Среди кого Вы распространяли платформу?

Ответ: Эти экземпляры платформы я передал Ксении НЕСВАДЬБЕ [1], ВАСИЛЬЕВУ и ПОЛИС – всех их я знал по дореволюционной ссылке. По поручению ГАВЕНА я завербовал всех в троцкистскую организацию.

Вопрос: Какое еще участие в контрреволюционной деятельности троцкистской организации Вы принимали в то время?

Ответ: Я продолжал поддерживать организационную связь с ГАВЕНОМ вплоть до моего отъезда за границу в апреле 1928 года.

В этот период времени я неоднократно на квартире ГАВЕНА принимал участие в совещаниях членов троцкистской организации. Помню, что на этих совещаниях присутствовали ШКЛОВСКИЙ, ДЕГОТЬ и еще несколько человек, фамилии которых я не знаю.

Вопрос: Дайте показания о Вашей контрреволюционной троцкистской деятельности во время Вашего пребывания за границей?

Ответ: В апреле 1928 года я выехал в Южную Америку. Был я там безвыездно до 1931 г. и работал в Южамторге. Еще до своего отъезда за границу я знал, что возглавлявший Южамторг КРАЕВСКИЙ является троцкистом, там же работали ОДЫНЬ и МЕШКОВСКИЕ [2] (муж и жена), которые открыто как троцкисты не выступали, но примиренчески относились к троцкистской деятельности КРАЕВСКОГО и являлись скрытыми троцкистами.

В этот же период времени я обработал в троцкистском духе сотрудницу Южамторга – комсомолку БЕКСЛЕР.

Вопрос: Вы установили связь с существовавшими в Аргентинской компартии троцкистскими группами?

Ответ: Непосредственной связи у меня с ними не было, но я знал о том, что в Аргентинской компартии существует троцкистская группа и я имел информацию о ее деятельности.

Вопрос: От кого Вы получали эту информацию? 

Ответ: Меня информировали о деятельности троцкистской группы в Аргентинской компартии сотрудники Южамторга, члены Аргентинской компартии ХИНЧУК и ЛЕЗЕМЕЗЮК.

Кроме того, я систематически читал статьи Троцкого, которые печатались в буржуазной прессе Аргентины.

Вопрос: Следствию известно, что Вы принимали активное участие в контрреволюционной деятельности троцкистских групп в Аргентине?

Ответ: Связи с троцкистскими группами в Ар­гентинской компартии у меня не было.

Вопрос: Когда Вы выехали из Аргентины?

Ответ: Из Аргентины я выехал в марте 1931 г. и заехал в Испанию.

Вопрос: Почему в Испанию?

Ответ: Я интересовался революционными событиями в Испании, так как еще в Южной Америке я читал статьи Троцкого, в которых он критиковал линию Коминтерна и испанской революции.

В Испании (Кадиксе [3] и Барселоне) я был 10 дней. 

Вопрос: С кем из троцкистов Вы установили связь в Испании?

Ответ: В Испании я был как турист и ни с какими троцкистскими группами связи там не устанавливал.

Вопрос: Какую троцкистскую литературу Вы читали в Испании?

Ответ: В самой Испании троцкистской литературы я не читал, но по дороге из Южной Америки на пароходе я читал книгу Троцкого "Моя жизнь", которую взял в библиотеке этого парохода.

Из Испании я уехал в Берлин и там пробыл полтора месяца.

Вопрос: С кем из троцкистов установили связь в Берлине?

Ответ: В Берлине я связался с членом Германской компартии, сотрудником советского посольства, фамилию его не помню. С ним я был знаком еще с 1923 года по моей работе в Берлине. Он был троцкистом и в беседе со мной подверг резкой критике линию Коминтерна и руководства германской компартии.

Вопрос: С кем еще Вы установили связь в Берлине?

Ответ: Кроме этого сотрудника советского посольства я также связался с секретарем Бранденбургской районной партийной организации по кличке "Фома", я познакомился с ним в 1923 году через его жену Соню, сотрудницу Торгпредства в Берлине. Через нее же я нашел "Фому" во время своего пребывания в Берлине в 1931 году.

"Фома" был резко враждебно настроен по отношению к руководству германской компартии и во время наших встреч передавал мне антипартийную информацию.

Вопрос: С кем еще Вы связались в Берлине?

Ответ: Во время моего пребывания в Берлине я пытался установить связь с ГАВЕНОМ, находившимся тогда в Германии.

Вопрос: Откуда Вы знали, что ГАВЕН был тогда в Германии?

Ответ: Об этом мне писала член нашей организации НЕСВАДЬБА, с которой на протяжении всех этих лет я поддерживал систематическую письменную связь.

Вопрос: Вы установили связь с ГАВЕНОМ?

Ответ: Я писал ему в Нюренберг, но ответа не получил. ГАВЕН знал, что я нахожусь в Берлине и, как он мне потом при нашей встрече в Москве рассказывал, пытался по телефону найти меня.

Вопрос: Какую троцкистскую литературу Вы получили в Берлине?

Ответ: В Берлине я прочел несколько бюллетеней Троцкого.

Вопрос: Вы их привезли с собой в Москву?

Ответ: Да, несколько экземпляров троцкистских бюллетеней я привез с собой.

Вопрос: Кому Вы их передали?

Ответ: Я давал их на прочтение НЕСВАДЬБЕ.

Вопрос: Еще кому?

Ответ: Сейчас вспомнить не могу.

Вопрос: А с кем из членов троцкистской организации Вы по приезде в Москву в 1931 году восстановили организационные связи?

Ответ: Я восстановил связи с членами троцкистской организации МЕШКОВСКИМ Т.В., МЕШКОВСКОЙ О.А., НЕСВАДЬБОЙ и ОДЫНЕМ, а после приезда ГАВЕНА из Германии в конце 1932 года – и с ним.

Вопрос: Дайте показания о контрреволюционной работе членов Вашей организации: МЕШКОВСКОГО Т.В., МЕШКОВСКОЙ О.А. и ОДЫНЬ, с которыми Вы восстановили ор­ганизационную связь в 1932 году?

Ответ: Группа нашей организации в составе МЕШКОВСКОГО, МЕШКОВСКОЙ, ОДЫНЯ и меня – АНГАРСКОГО систематически на протяжении всех этих лет вплоть до дня моего ареста собиралась на квартире у МЕШКОВСКИХ (Сретенский бульвар, дом 9/2, кв. 11) и у них на даче в Серебряном бору. 

На этих сборищах мы неоднократно обсуждали политику ВКП(б) с контрреволюционных позиций.

Там же происходила взаимная информация о внутрипартийном положении, причем МЕШКОВСКИЙ Т.В. как наибо­лее близко стоящий к партийному аппарату передавал клеветнические измышления о руководстве ВКП(б).

Я помню, что на одном из сборищ группы я делал информацию о положении в Испании и в Германии. Информация эта носила характер контрреволюционной критики линии Коминтерна.

Источником этой информации были мои беседы с немецкими троцкистами в Берлине, о которых я показывал выше, и статьи ТРОЦКОГО, которые я читал в "Бюллетенях оппозиции".

МЕШКОВСКАЯ, работавшая в аппарате Коминтерна, полностью солидаризируясь с моей контрреволюционной оценкой политики Коминтерна в вопросах испанской революции и положения в Германии, в свою очередь информировала нас в троцкистском духе о секциях Коминтерна, аргументируя свои контрреволюционные выпады против руководства Коминтерна якобы известными ей материалами.

Почти во всех этих сборищах в доме и на даче МЕШКОВСКИХ активно участвовал и ОДЫНЬ.

Вопрос: Выше Вы показали, что одним из источ­ников Ваших контрреволюционных информаций являлись "Бюллетени оппозиции".

Вы говорите о тех бюллетенях, которые Вы привезли с собой из Берлина и 1931 году?           

Ответ: Нет, эти информации имели место значи­тельно позднее и возможно, что я пользовался не теми бюллетенями, которые я привез из Берлина.

Вопрос: Какими же?

Ответ: Бюллетенями более позднего выпуска.

Вопрос: Откуда Вы их получали?

Ответ: "Бюллетенями оппозиции" меня систематически снабжал ГАВЕН.

Вопрос: Уточните, когда именно ГАВЕН давал Вам "бюллетени"?

Ответ: Я уже показал выше, что после возвращения ГАВЕНА из Германии в конце 1932 года я восстановил с ним организационную связь, которую систематически поддерживал до дня его ареста.

Встречались мы в его комнате в гостинице "Метрополь", на квартире его жены ОВВЯН [4] (2-й Зачатьевский пер., 2 корп., 19, кв. 41), затем в санатории на ст<анции> Кратово, а также в доме отдыха <в> Михайловском.

ГАВЕН меня информировал о том, что он, будучи в Германии, имел встречи с руководителями троцкистских организаций, установил с ними связь и взял на себя выполнение ряда их поручений.

Вопрос: С кем персонально ГАВЕН установил связь в Германии?

Ответ: Фамилии он мне не называл.

Вопрос: Это неверно. ГАВЕН говорил Вам, что он установил связь с СЕДОВЫМ Л.

Ответ: Нет. Об этом он мне не говорил.

Вопрос: Вы не ответили на вопрос, когда ГАВЕН давал Вам "Бюллетени оппозиции".

Ответ: Всех случаев передачи ГАВЕНОМ мне "Бюллетеней" я не помню. Последний раз я получил от ГАВЕ­НА "Бюллетень", кажется, в январе 1936 года.

Помню также случай передачи мне ГАВЕНОМ одного "Бюллетеня" в 1933 году. Эта передача имела место в помещении общества старых большевиков. Мы сидели с ГАВЕНОМ в столовой, он меня вызвал в уборную и передал там 1 экз<емпляр> "Бюллетеня".

Вопрос: От кого Вы еще получали "Бюллетень оппозиции"? 

Ответ: Помню, что в 1934 г. 1 экземпляр "Бю­ллетеня" у меня на квартире мне передал Михаил ВА­СИЛЬЕВ [5], которого я знал как троцкиста. ВАСИЛЬЕВ был также связан с ГАВЕНОМ. Где сейчас ВАСИЛЬЕВ, я не знаю. В то время он работал статистиком-экономистом на какой-то фабрике в Кунцево.

Вопрос: Кому Вы давали бюллетени Троцкого?

Ответ: Почти все имевшиеся у меня номера "Бюллетеня" я давал на прочтение члену нашей органи­зация НЕСВАДЬБЕ.

Вопрос: Кому еще Вы давали? 

Ответ: Больше, кажется, никому.

Вопрос: А МЕШКОВСКИМ и ОДЫНЮ Вы давали "Бю­ллетени"?

Ответ: Нет, не давал.

Вопрос: Вы говорите неправду. Вы давали "Бю­ллетени" Троцкого МЕШКОВСКИМ и ОДЫНЮ.

Ответ: Возможно, что давал, но сейчас точно вспомнить не могу.

Вопрос: Где находятся "Бюллетени", которые Вы получали?

Ответ: Я возвращал их ГАВЕНУ.

Вопрос: Какие поручения ГАВЕНА по троцкистской организации Вы выполняли?

Ответ: Никаких поручений я от него не получал.

Вопрос: Следствию известно, что Вы выполняли по­ручения ГАВЕНА контрреволюционного характера?

Ответ: Признаю, что по поручению ГАВЕНА я в 1933 году привез ему из-за границы 1 бюллетень Троцкого.

Вопрос: Только один?

Ответ: Да, только один.

Вопрос: Это относится к 1933 г. Но вы ведь после этого еще выезжали за границу. Какие поручения ГАВЕНА Вы выполняли в эти свои поездки?

Ответ: Я выезжал за границу последний раз в се­редине 1935 года.

Перед моим отъездом ГАВЕН поручал мне привезти последние троцкистские бюллетени, но это поручение мне вы­полнить не удалось, о чем после своего приезда из-за границы в конце 1935 года я сообщил ГАВЕНУ.

Никаких других поручений от ГАВЕНА я не имел.

Вопрос: Следствие констатирует, что Вы на протяжении всего допроса пытаетесь скрыть существенные факты контрреволюционной деятельности троцкистской организации. Мы требуем от Вас откровенных исчерпывающих по­казаний.

Мы предлагаем выдать все организационные связи известных Вам членов троцкистской организации и дать показания о их контрреволюционной деятельности?

Ответ: Я признаю себя виновным в том, что, оставаясь внутри ВКП(б) законспирированным двурушником, являясь членом троцкистской организации, вел с 1927 го­да до дня моего ареста активную контрреволюционную работу.

Все, что я вспомнил о фактах нелегальной деятель­ности организации, я показал.

Возможно, что я многое упустил, но мне нужно все это вспомнить.

Обо всем, что я вспомню, покажу дополнительно.

 

Записано с моих слов верно, мною прочитано.

 

УПМАЛ-АНГАРСКИЙ.

 

ДОПРОСИЛИ:

 

НАЧ. 1 ОТД. СПО ГУГБ –

МАЙОР ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ – ШТЕЙН

 

ПОМ. НАЧ. 7 ОТД. СПО ГУГБ –

КАПИТАН ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ – КОГАН

 

Верно:

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 165, Л. 14-30


[1] Здесь и далее в тексте ошибочно – "Несвадьбо".

[2] В тексте ошибочно – "Мешковский".

[3] Вероятно, в Кадисе. 

[4] В тексте ошибочно – "Овьян".

[5] В базе данных "Открытый список" имеется вполне подходящий Михаил Васильев, арестованный по "делу И.Н. Смирнова и других" в 1933 г. Однако, он в 1933 г. был лишен свободы на 3 года (см. Известия ЦК КПСС, № 6 за 1991 г., стр. 86) и оказался в Коканде, где в 1936 г. был вновь арестован. Так что не совсем понятно, как он мог оказаться в Москве в 1934 г. Правда, если тюремное заключение ему заменили на ссылку, он мог временно покинуть место ссылки и нелегально приехать в Москву.

Comments