ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО.

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б)

тов. ЕЖОВУ

 

В дополнение к нашим сообщениям по делу контр­революционной троцкистско-зиновьевской организации в СССР направляю Вам протоколы допросов:

1) УВАРОВА А.И. от 14-го июля 1936 года; 

2) ДРЕЙЦЕРА Е.А. от 20-го июля 1936 года.

УВАРОВ А.И., 1902 года рождения, до ареста рабо­тал главным механиком Тульского патронного завода, с 1919 г. по 1927 г. состоял членом ВКП(б) и был исключен за активную троцкистскую дея­тельность. В 1929 году в партии восстановлен. В 1936 году при проверке партдокументов из партии исключен.

УВАРОВ показал, что в 1932 г. по прямому заданию Людмилы ДИТЯТЕВОЙ (жены т. ПЯТАКОВА) он приступил к созданию подпольной троцкистской организации на патронном заводе в городе Туле. Им лично были вовлечены в органи­зацию 17 человек троцкистов, занимающих руководящие должности на Тульском патронном заводе (начальники цехов, их заместители, инженеры, мастера).

В июле 1934 года УВАРОВ был вызван ДИТЯТЕВОЙ из Тулы в Москву для получения указаний о дальнейшей ра­боте троцкистской организации. Во время этой встречи ДИТЯТЕВА передала УВАРОВУ директиву троцкистского центра о необходимости создания боевой группы для подготовки террористических актов против т.т. СТАЛИНА, ВОРОШИЛОВА и ОРДЖОНИКИДЗЕ.

УВАРОВ создал боевую террористическую четверку, в которую вошли участники организации:

СОНИН – бывший член ВКП(б) с 1929 г. по 1935 год, исключен как троцкист, бывший заместитель начальника ОКСа ТПЗ, заместитель главного инженера и старший производитель работ патронного завода № 17 в гор. Подольске.

ВОИНОВ – бывший член ВКП(б), исключен как троцкист, бывший начальник планового отдела ТПЗ, последнее время начальник планового отдела 39 завода.

ЛУКЬЯНОВ – бывший член ВКП(б), исключенный из ВКП(б) за троцкистскую деятельность, начальник планового отдела Тульского совета, последнее время начальник планового отдела Московско-Окского Бассейна, и сам УВАРОВ.

ДИТЯТЕВА сообщила УВАРОВУ о том, что районами для наблюдения за машиной тов. СТАЛИНА должны служить Арбат и Можайское шоссе. На основе этого был разработан план террористического покушения, физическое исполнение кото­рого взял на себя СОНИН.

СОНИН на своей машине с целью разведать маршруты поездок тов. СТАЛИНА совершал поездки в Кунцевский район под предлогом посещения 46 завода, где якобы у него были служебные дела.

ДРЕЙЦЕР Е.А. показал, что ДИТЯТЕВА является активной участницей контрреволюционной троцкистской организации.

По показаниям ДРЕЙЦЕРА Е.А. ДИТЯТЕВА до послед­него времени была связана по нелегальной троцкистской работе с подпольной троцкистской организацией в г. Тула.

Участники боевой группы располагали огнестрельным оружием. Все участники боевой террористической группы арестованы.

 

НАРОДНЫЙ КОМИССАР 

ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР: (Ягода)

 

23 июля 1936 года.

№ 57054

 

[Пометы: слева от слов "Народный комиссар" рукописная помета "зам". Над словом "Ягода" собственноручная подпись Я. Агранова]


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

УВАРОВА, Александра Ивановича, от 14 июля 1936 года.

 

УВАРОВ А.И., 1902 г<ода> р<ождения>, происходит из г. Коломны, до момента ареста работал главным механиком Тульского патронного з<аво>да, окончил Московское высшее техническое училище, с 1919 по 1927 г. состоял членом ВКП(б) и был исключен за активную троцкистскую деятельность. В 1929 г. в партии восстановлен. В 1936 г. при проверке партдокументов из партии исключен как неразоружившийся троцкист. 

 

Вопрос: У вас при обыске изъят фотоснимок группы лю­дей, в числе которых имеется Л. СЕДОВ. Знаете ли вы СЕДО­ВА и при каких обстоятельствах вы с ним познакомились?

Ответ: Л. СЕДОВА я знаю по совместной учебе в Москов­ском высше<м> техническом училище и по активной работе в троцкистской организации в период 1926-1928 г.г. В то время кроме Л. СЕДОВА я был также лично связан с его отцом Л.Д. ТРОЦКИМ.                

Вопрос: Вы поддерживали связь с СЕДОВЫМ после 1928 года?                                    

Ответ: Нет, никакой связи с СЕДОВЫМ я больше не поддер­живал, так как подал заявление в 1928 году о разрыве с троцкизмом.

Вопрос: Вы даете неверный ответ. В период пребывания СЕДОВА в Алма-Ате вы совместно с троцкистом КИТАЙЧИКОМ вели с СЕДОВЫМ интенсивную переписку.

Ответ: Да, я должен признать, что совместно со студентом МВТУ троцкистом КИТАЙЧИКОМ <мы> действительно поддерживали переписку с Л. СЕДОВЫМ во время пребывания СЕДОВА в Алма-Ате.

Вопрос: С кем из активных троцкистов по МВТУ вы еще были связаны?

Ответ: Я также был лично знаком и организационно свя­зан с активным участником троцкистской организации – Людмилой ДИТЯТЕВОЙ.

Вопрос: С ДИТЯТЕВОЙ вы продолжали поддерживать органи­зационную связь?

Ответ: Никаких связей с ДИТЯТЕВОЙ я не поддерживал, кроме одной случайной встречи в 1933 году.

Вопрос: Вы уклоняетесь от дачи откровенных показаний. Мы вас обвиняем в принадлежности и активной работе в под­польной контрреволюционной троцкистской организации. Ва­ша близкая связь в прошлом с СЕДОВЫМ, КИТАЙЧИКОМ и другим троцкистами, а также хранение обнаруженного у вас снимка, где заснят и СЕДОВ, подтверждают это обвинение. Требуем от вас показаний по существу обвинения.

Ответ: Да, я должен признать, что до дня ареста вел борьбу против ВКП(б) и советской власти, являясь активным участником подпольной троцкистской организации.

Вопрос: Дайте более подробные показания о вашей организационной работе в Туле?

Ответ: Работая на Тульском патронном заводе, я выяснил, что на заводе имеется ряд троцкистов и недовольных членов ВКП(б), которых можно привлечь к контрреволюционной работе в интересах борьбы против ВКП(б) и советской власти. 

Будучи летом 1932 г. в Москве, я созвонился с ДИТЯТЕВОЙ и посетил ее по адресу: улица Грановского, д. 3. Сделав ДИТЯТЕВОЙ подробное сообщение о моих наблюдениях по Тульскому патронному заводу, я получил от нее указания начать работу по созданию на патронном заводе подпольной троцкистской организации.

В эту встречу ДИТЯТЕВА меня проинформировала о том, что в Москве троцкистская организация ведет большую рабо­ту, что существует целый ряд троцкистских групп на заводах и предприятиях гор. Москвы и что очень важно поста­вить организационную работу и в Туле. В заключение нашей беседы ДИТЯТЕВА поставила условие, чтобы я ее регулярно информировал о ходе работы по созданию троцкистской организации в Туле, и сказала мне, что впредь я буду полу­чать от нее указания о дальнейшей работе.

Вопрос: Что вы сделали в осуществление указаний, полученных вами от ДИТЯТЕВОЙ? 

Ответ: Возвратившись в Тулу и имея уже на примете целый ряд людей, известных мне как троцкисты и недовольные политикой ВКП(б), я начал работу по вербовке своих сторонников и созданию подпольной троцкистской организации. 

Вопрос: Кто вами был завербован в состав подпольной троцкистской организации на Тульском патронном заводе?

Ответ: В результате произведенных мною вербовок, мною были вовлечены в ряды организации нижеследующие лица:

1) СОНИН – зам<еститель> начальника ОКСа ТПЗ, кадровый троцкист

2) ВОИНОВ, Иван Михайлович – кадровый троцкист, работавший до 1933 года начальником планового отдела, затем в 1933 году выехавший в Москву и работавший на 39-ом заво­де;

3) ЛУКЬЯНОВ Валентин – скрытый троцкист, работал на­чальником сектора рационализации, с 1934 г. работал начальником планового отдела Тулсовета, в настоящее время рабо­тает в Москве начальником планового отдела Управления Московско-Окского бассейна;

4) ВИНТЕР, Николай Георгиевич – кадровый троцкист, рабо­тает на ТПЗ начальником Моботдела;

5) КУЗНЕЦОВ, Михаил Илларионович, сейчас в партии, скры­тый троцкист, работал на ТПЗ начальником станкострои­тельного цеха;

6) КИСЕЛЕВ Сергей – член ВКП(б), скрытый троцкист, работал начальником бюро труда и БРИЗа, потом из ТПЗ ушел и работает в кооперативных организациях;

7) МАЛОФЕЕВ, Николай Васильевич – исключен из партии во время проверки партдокументов, работал в Тулпищепроме;

8) ШИПОВ, Михаил Александрович – член ВКП(б), троцкист, работал на ТПЗ мастером цеха № 17;

9) ШМАКОВ, Леонид Павлович – работал на ТПЗ главным инженером отдела капитального строительства;

10) БОЧКАРЕВ, Михаил Григорьевич, бывш<ий> член ВКП(б), работал на ТПЗ прорабом;

11) КОЛЕСНЕВ, Владимир Николаевич, беспарт<ийный>, работает врачом в г. Туле;

12) ОДОЕВЦЕВ, Борис Семенович, беспарт<ийный>, работал моим заместителем;

13) АНПИЛОГОВ, Иван Иванович, беспарт<ийный>, главный инженер отдела капитального строительства, в 1934 году перешел на другую работу в Москву;

14) ШАРОВ Александр – беспарт<ийный>, работал на ТПЗ;

15) ЛОСОВСКИЙ Вячеслав – работал начальником 12-го или 13-го цеха ТПЗ.

Других лиц сейчас не помню, но вспомню и сообщу до­полнительно.

Вопрос: Как была построена ваша организация, руководителем которой вы являлись?

Ответ: Наша организация, руководителем которой я яв­лялся, была построена по производственному принципу, т.е. каждый обязан был вести контрреволюционную троцкистскую работу в пределах того отдела или цеха, в котором он работал или руководил.

Вопрос: Вы нам не все сказали о задачах и о практической деятельности вашей троцкистской организации. Мы требуем дать более точные показания по этому вопросу.

Ответ: Задачи, которые мною были поставлены перед организацией, в основном сводились к следующему: выявление и расстановка кадров – над разрешением этой задачи рабо­тал непосредственно я; захват членами организации команд­ных должностей на Тульском патронном заводе и решающих звеньев завода.

Вопрос: Какие директивы о методах борьбы против руко­водства ВКП(б) и советского правительства вы получали от ДИТЯТЕВОЙ?

Ответ: В июне или июле 1934 г. я получил от ДИТЯТЕВОЙ письмо, в котором она сообщала мне, что работает в Главэнерго и очень хотела бы со мной встретиться. В начале августа под предлогом служебной командировки я приехал в Москву, немедленно явился в Главэнерго, где и связался с Людмилой ДИТЯТЕВОЙ.

Вопрос: Кто присутствовал при вашей встрече с ДИТЯТЕВОЙ? 

Ответ: При моей встрече с ДИТЯТЕВОЙ в тот момент, когда я зашел, у нее в кабинете была ее секретарь – женщина лет 25-26, но после того, как я вошел, она под благовидным предлогом освободилась от секретаря и осталась со мной наедине.

Вопрос: Какой характер носила эта ваша встреча с ДИТЯТЕВОЙ?

Ответ: Эта моя встреча с ДИТЯТЕВОЙ носила исключительно организационный характер. Я сообщил ДИТЯТЕВОЙ о результатах своей работы на Тульском патронном заводе и о том, что мне удалось там создать серьезную троцкистскую организацию.

Вопрос: Какие указания во время этой встречи Вы вспу­чили от ДИТЯТЕВОЙ?

Ответ: Людмила ДИТЯТЕВА, выслушав мою информацию, со своей стороны сообщила мне, что в Москве работает нелегальный троцкистский центр, главной задачей деятельности ко­торого является подготовка и совершение террористического акта против Сталина и других руководителей ВКП(б) и советского правительства.

ДИТЯТЕВА мне говорила, что нелегальный центр в осущест­вление этой задачи работает над созданием боевых терро­ристических групп и над подысканием для этого проверен­ных и решительных людей. Тогда же ДИТЯТЕВА мне указала, что по директиве троцкистского центра необходимо создать также боевую террористическую группу и на Тульском патронном заводе из состава завербованных мной членов организации. Должен добавить, что помимо этой моей встречи с ДИТЯТЕВОЙ у меня с ней были встречи в 1932 и 1933 г.г., которые происходили у нее на квартире в Москве. Во время этих встреч я информировал ее о ходе работы по созданию троцкистской организации в Туле.

Вопрос: Сообщила ли Вам ДИТЯТЕВА о том, от кого именно исходит директива о подготовке террористических покушений против руководства ВКП(б) и советского правительства?

Ответ: ДИТЯТЕВА меня информировала, что имеющийся в Москве нелегальный троцкистский центр все указания по организации и подготовке террористических покушений получает от Л.Д. Троцкого. Тогда же ДИТЯТЕВА передала мне личный привет от Льва СЕДОВА.

Вопрос: Какие мотивы выдвигал троцкистский центр в директиве, переданной Вам ДИТЯТЕВОЙ при решении вопроса о подготовке террористических актов против руководства ВКП(б) и советского правительства?

Ответ: ДИТЯТЕВА, давая мне указание о необходимости создания боевой террористической группы, заявила, что террор в первую голову должен быть направлен против Сталина, Ворошилова и Орджоникидзе. При этом она мне заявила, что террористический акт против Сталина должен быть совер­шен потому, что в нем воплощена вся сила партии и советской власти, что только при удачном террористическом акте против Сталина будет возможность возврата к руководству Троцкого. ДИТЯТЕВА также сказала мне, что убийство Сталина должно быть местью со стороны троцкистской организации за гонения, ссылки и заключение в изоляторы лучших людей троцкистской организации.

Подготовку террористического покушения против Ворошилова она объяснила тем, что он является ближайшим соратником Сталина, руководителем Красной армии и обороны страны, и что убийство Ворошилова также должно явиться актом мести за его борьбу против Троцкого.

Вопрос: Что Вами было сделано в осуществление указаний Людмилы ДИТЯТЕВОЙ о создании боевой группы в Туле?

Ответ: Немедленно по приезде в Тулу из числа участников созданной и руководимой мной контрреволюционной троцкистской организации были отобраны трое наиболее активных, решительных и отважных людей, которых я при­влек в боевую группу. В результате была создана боевая четверка в составе: меня – УВАРОВА, М.М. СОНИНА, В.И. ЛУКЬЯ­НОВА и ВОИНОВА И.М.

Вопрос: Какие мероприятия по подготовке террори­стического акты Вами были предприняты?

Ответ: В 1934 году, спустя пару месяцев после мо­ей встречи с ДИТЯТЕВОЙ, в Москве на квартире ВОИНОВА Ивана Михайловича (Ленинградское шоссе, Ленинская улица) собралась вся боевая четверка: я – УВАРОВ, СОНИН, ЛУКЬЯНОВ и ВОИНОВ (ВОИНОВ к этому времени переехал на работу в Москву). Произошло совещание, на котором я уже подробно проинформировал участников боевой группы о полученных мною директивах по подготовке террористических покушений против Сталина, Ворошилова и Орджоникидзе. Все участники боевой группы целиком и полностью одобрили директиву центра и приняли ее к руководству и практическому исполнению.

Вопрос: Какие были приняты решения на этом совещании? 

Ответ: В результате обмена мнений на этом совещании нами были приняты следующие решения:

ВОИНОВУ – как живущему и работающему в Москве – было поручено изучение и сбор всех сведений о месте и времени пребывания Сталина в Москве и под Москвой, о маршрутах его поездок и т.д.

ЛУКЬЯНОВУ было поручено помогать в выполнении этого поручения ВОИНОВУ, для чего ЛУКЬЯНОВУ также было предло­жено принять меры к переводу на работу и жительство в Москву;

СОНИНУ как одному из наиболее решительных и энергич­ных участников боевой группы было предложено системати­чески поддерживать личную связь с ВОИНОВЫМ и ЛУКЬЯНОВЫМ и помимо этого СОНИНУ было поручено физическое исполне­ние террористического акта против Сталина, на что СОНИН дал свое полное согласие.

Помимо СОНИНА, ВОИНОВ и ЛУКЬЯНОВ также полностью приняли это решение и выразили согласие принять участие в подготовке террористического акта против Сталина. Я – УВАРОВ как руководитель организации и боевой группы должен был продолжать поддерживать связь с нелегальным троцкистским центром через ДИТЯТЕВУ, а также подготовить еще одну боевую группу из числа участников возглавлявшейся мной организации.

Вопрос: Вы информировали ДИТЯТЕВУ о составе Вашей боевой группы и принятых решениях по подготовке террористического акта против Сталина?

Ответ: Да, я ее об этом информировал. В половине 1935 года, будучи в Москве, я встретился с ДИТЯТЕВОЙ у нее на квартире. Во время этой встречи я ее детально проинформировал о всех участниках боевой группы и о тех заданиях, которые я им дал по подготовке террористических актов. ДИТЯТЕВА целиком и полностью одобрила наши мероприятия и сообщила, что она поставит об этом в из­вестность нелегальный троцкистский центр.

Вопрос: Кого из членов нелегального троцкистского центра Вам назвала ДИТЯТЕВА?

Ответ: О полном составе центра ДИТЯТЕВА мне ничего не говорила, но сообщила мне, что активную руководящую роль в троцкистском подполье играет МРАЧКОВСКИЙ.

Вопрос: Какие еще директивы Вам давала ДИТЯТЕВА?

Ответ: Во время моей встречи с ДИТЯТЕВОЙ в половине 1935 г. она мне дала указания о том, чтобы начать воспитывать возглявляемую мной организацию на случай войны с Советским Союзом в духе пораженчества.

ДИТЯТЕВА говорила, что в случае войны от нашей организации будет многое зависеть в деле практического осуществления диверсии с тем, чтобы ослабить обо­ронную мощь страны, способствовать поражению советской власти, в результате чего троцкистская организация придет к власти, и во главе страны снова встанет Троцкий. 

Кроме того, ДИТЯТЕВА от меня настоятельно требовала ускорить создание второй боевой группы в Туле для подготовки террористического акта против Орджоникидзе. Когда я заявил ДИТЯТЕВОЙ, что мне будет трудно подобрать людей, так как из наиболее подходящих я уже создал бое­вую группу, она мне заявила, что тогда с этой задачей справятся сами москвичи.

Вопрос: С кем Вы делились об этих директивах ДИТЯТЕВОЙ?

Ответ: Эти директивы ДИТЯТЕВОЙ я передал только на­иболее активным членам организации – СОНИНУ и ВОИНОВУ. Остальным из соображений подпольной тактики и конспира­ции я этого не рискнул говорить.

Вопрос: Давала ли ДИТЯТЕВА Вам указания о том, чтобы Вы лично подготовились и совершили террористический акт?

Ответ: Нет, такого указания от ДИТЯТЕВОЙ я не полу­чал. Она мне всегда указывала на то, что я должен беречь себя как руководитель организации.

Я должен заявить вам, что этим самым я ни в ка­кой мере не собираюсь скрывать то, что если бы мне было дано поручение о совершении террористического покушения против Сталина или кого-либо из руководителей ВКП(б) и советского правительства, то я в этот период времени не колеблясь его бы выполнил.

Вопрос: Что конкретно было проделано Вашей боевой террористической группой и Вами лично во исполнение заданий нелегального троцкистского центра?

Ответ: По исполнению заданий нелегального троцкистского центра в деле организации и практического осуществления террористического акта над Сталиным подготовительная работе нашей боевой террористической группы продолжалась до дня моего ареста. Я все время поддерживал связи по этому вопросу с ВОИНОВЫМ и ЛУКЬЯНОВЫМ, получая от них информацию об условиях передвижения и пребывания Сталина.

СОНИН мне жаловался, что ЛУКЬЯНОВ ему плохо помогает в этом деле и что он не дает достаточных сведений о пребывании, появ­лении, маршрутах передвижения Сталина. СОНИН очень часто бывал по этому вопросу в Москве, пользуясь командировками и полученной им в награду от Наркомтяжпрома персональной машиной, которая создавала ему выгодные условия для изучения окрестностей г. Москвы и лучшие условия передвижения в случае совершения террористического акта.

В конце 1935 или начале 1936 года СОНИН мне сообщил, что он специально на своей машине ездил вокруг Москвы, в частности, в Кунцевском районе с целью разведать маршруты посадок Сталина.

Эти поездки в целях разведки на шоссе в Кунцевском районе СОНИН производил под предлогом поездок на 46-й завод, где у него якобы были служебные дела.

Вопрос: Откуда Вам и СОНИНУ было известно о маршрутах передвижения т. Сталина, в частности, кто Вам сообщил о Кунцевском районе? 

Ответ: Об этом меня информировала ДИТЯТЕВА Людмила. Она мне сообщила, что ей достоверно известно, что Сталин живет за городом, в Кунцевском районе, что безусловно единственная возможность его встретить – по Арбату и по Можайскому шоссе. Об этом я поставил в известность боевую группу.

Вопрос: Дайте показания о том, каким оружием располагала Ваша террористическая боевая группа? 

Ответ: У всех нас недостатка в оружии не было. СОНИН на этот недостаток никогда не указывал, так как мы все знали, что оружием мы можем быть всегда обеспечены, так как мы имели громадные связи с троцкистами, работающими на тульских патронном и оружейном заводах. Кроме всего этого, как мне точно было извест­но, оружие имел ВОИНОВ М.М. Наконец, револьвер "Браунинг" имею и я, который мною сдан на сохранение БОРИСОВУ Григорию Кирилловичу, проживающему в г. Коломне по Курчевской ул. д. 4/а, кв. 2 и ра­ботающему на патефонном заводе в г. Коломне.

Вопрос: А кто такой БОРИСОВ?

Ответ: БОРИСОВ мой тесть, но никакого отношения к троцкистской работе не имеет.

Вопрос: Что Вам известно о боевой организационной работе ВОИНОВА на 39-ом заводе?

Ответ: ВОИНОВ мне сообщил, что на 39-ом заводе, где он работает, имеется террористическая группа, в состав которой входят 10-12 чел<овек>, и что он с этой группой связан. Фамилии участников группы он мне не называл.

Вопрос: Вы показали, что Вы имели связь с троцкистами, работающими на других заводах и предприятиях г. Тулы. Дайте подробные показания о том, что Вам известно по этому вопросу.

Ответ: Мне известно, что в г. Туле до момента моего ареста существовала широко разветвленная контрреволюционная троцкистская организация, которая охватывала ряд предприятий г. Тулы.

Вопрос: Откуда Вам известно о наличии этой организации?

Ответ: Мне это стало известно из информации моего активного члена организации МАЛОФЕЕВА Н.В.

Вопрос: Что он Вам сообщил?

Ответ: Он мне сообщил, что в середине или в конце 1935 г. в г. Тулу вернулись бывшие руководители Тульской губернской троц­кистской организации – некий ДУНАЕВ и ИЗВОЛЬСКИЙ, которые до последнего времени находились в ссылке за активную троцкистскую деятельность, которые развернули снова работу по восстановлению троцкистской организации в г. Туле.

Вопрос: Что еще Вам сообщил МАЛОФЕЕВ?

Ответ: В начале 1936 года, при встрече с ним, МАЛОФЕЕВ мне сообщил, что он – Малофеев в одной из бесед с ДУНАЕВЫМ его информировал о деятельности нашей организации на патронном заводе, поэтому ДУНАЕВ считал целесообразным передать мне о необходимости координирования работы нашей организации и что ДУНАЕВ считает целесообразным для этого со мной встретиться.

Вопрос: Вы дали указания МАЛОФЕЕВУ назвать Вашу фамилию как организатора троцкистской организации на патронном заводе?

Ответ: Нет, наоборот. Когда меня Малофеев информировал о наличии организации, я ему категорически запретил называть мою фамилию ДУНАЕВУ из конспиративных соображений, однако считал целесообразном поддерживать с ними связь через МАЛОФЕЕВА.

Вопрос: Что Вам еще известно о деятельности организации под руководством ДУНАЕВА и МАЛОФЕЕВА?

Ответ: МАЛОФЕЕВ мне сообщил, что ДУНАЕВ и ИЗВОЛЬСКИЙ, будучи в ссылке, получили также задания от троцкистского центра о необходимости при приезде в Тулу восстановить организацию и среди более активных и проверенных членов организации создать боевые террористические группы для борьбы с руководством партии. МАЛОФЕЕВ меня информировал, что ДУНАЕВ ему сообщил о полученной им директиве от ЭЛЬЦИНА о том, что троцкистский центр считает, что все прежние методы борьбы с руководством ВКП(б) себя не оправдали и что единственно правильный путь борьбы сейчас – это террор.

Вопрос: Что Вам известно о количестве членов организации, возглавляемой ДУНАЕВЫМ и ИЗВОЛЬСКИМ?

Ответ: Точно мне об этом не известно, но, со слов МАЛОФЕ­ЕВА, в состав этой организации входит около 50 человек.

Вопрос: Что Вам известно о том, были ли созданы боевые террористические группы троцкистской организации, которою воз­главляли ДУНАЕВ и ИЗВОЛЬСКИЙ? 

Ответ: При встрече моей с МАЛОФЕЕВЫМ в начале 1936 года последний мне сообщил, что из числа участников организации, возглавляемой ДУНАЕВЫМ и ИЗВОЛЬСКИМ, создано две или три боевых террористических групп.

Вопрос: Кто Вам известен из числа участников этих боевых террористических групп?

Ответ: Участники этих боевых террористических групп мне неизвестны, так как МАЛОФЕЕВ никого мне не называл.

 

Все изложенное с моих слов верно, мне лично прочитано и целиком соответствует действительности – УВАРОВ.

 

ДОПРОСИЛИ: 

 

ЗАМ НАЧ. УПРАВЛЕНИЯ НКВД МО

Старший Майор Госуд. Безопасн. – РАДЗИВИЛОВСКИЙ

 

НАЧ. СПО УГБ НКВД МО – КАПИТАН

Государствен. Безопасности – ЯКУБОВИЧ

 

ЗАМ НАЧ. СПО УГБ НКВД МО – КАПИТАН

Государствен. Безопасности – СИМАНОВСКИЙ.

 

Верно:

 

ОПЕРУПОЛНОМОЧЕННЫЙ СПО ГУГБ

Старший Лейтенант Госуд. Безопасн. (СВЕТЛОВ)

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 170, Л. 67-86.

Comments