ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ОЧНОЙ СТАВКИ

произведенной между обвиняемым ЗАГОРУЛЬКО А.П.

и НЫРЧУКОМ М.А. от 25 марта 1936 г.

 

Вопрос ЗАГОРУЛЬКО: Знаете ли вы НЫРЧУКА[1] и с какого времени?

Ответ: НЫРЧУКА я знаю с 1923 года. По работе в УАМЛИНе встречался с ним чаще с 1927 года.

Вопрос НЫРЧУКУ: Подтверждаете ли вы это?

Ответ: Это не совсем точно. Близкое знакомство мое с ЗАГОРУЛЬКО началось с 1926 года. Познакомился я с ним действительно в 1923 году.

Вопрос ЗАГОРУЛЬКО: Известно ли вам что-либо о контрреволюционной деятельности НЫРЧУКА?

Ответ: Нет, о контрреволюционной деятельности НЫРЧУКА мне ничего не известно.

Вопрос ЗАГОРУЛЬКО: Вы говорите неправду. О том, что НЫРЧУК вел контрреволюционную работу против партии и советской власти, было широко известно в кругах, связанных с вами.

Ответ: Признаю, что мне было известно, что НЫРЧУК саботировал научно-исследовательскую работу в нарушение директив партии. Мне также было известно, что НЫРЧУК подбирал и выдвигал на научную работу темных и сомнительных людей вроде МУХИНА[2], ЛЬВОВИЧА, ПОЗНАНСКОГО, ЗВАДЫ[3], ГЛУХЕНКО, ЗАВАЛЬНОГО и ЗОЛОТАРЕВА.

Вопрос ЗАГОРУЛЬКО: Вы показали, что НЫРЧУК подбирал темных, подозрительных людей на научную работу. Что вам о них конкретно известно?

Ответ: Мне известно, что ПОЗНАНСКИЙ, ЗВАДА и ГЛУХЕНКО националисты. Все они на основе своих националистических взглядов и убеждений группировались вокруг НЫРЧУКА, КАМЫШИНА и Леонида ЛЕВИЦКОГО, исключенного из партии как националист.

Вопрос ЗАГОРУЛЬКО: Из ваших показаний видно, что НЫРЧУК и названные вами лица составляли националистическую контрреволюционную группу?

Ответ: Да, признаю, что названные мною лица, и НЫРЧУК в том числе, составляли националистическую контрреволюционную группу.

Вопрос ЗАГОРУЛЬКО: А почему вы ранее показали, что вам ничего не известно о контрреволюционной деятельности НЫРЧУКА?

Ответ: Признаю, что ранее я дал на вопрос следствия неточный ответ.

Вопрос ЗАГОРУЛЬКО: Нет, вы ответ дали совершенно точный. Вы утверждали, что о контрреволюционной деятельности НЫРЧУКА вам ничего не известно. Почему вы скрыли от следствия, что НЫРЧУК, ЗВАДА, ГЛУХЕНКО и др<угие> составляли контрреволюционную националистическую группу?

Ответ: Мне на этот вопрос отвечать нечего.

Вопрос ЗАГОРУЛЬКО: Вы не даете ответа на вопрос следствия, потому что сами являлись врагом советской власти, принимали участие в контрреволюционной деятельности НЫРЧУКА и других, скрывали все время своих сообщников и сейчас окончательно запутались. Признаете ли вы себя виновным в контрреволюционной деятельности?

Ответ: Виновным себя в контрреволюционной деятельности не признаю, участия в контрреволюционной деятельности я не принимал.

Вопрос НЫРЧУКУ: Известно ли вам что-либо о контрреволюционной деятельности ЗАГОРУЛЬКО?

Ответ: Да, известно. В конце 1934 года я имел в Киеве беседу с руководителем троцкистско-меньшевистской контрреволюционной организации РОЗАНОВЫМ Я.С. В этой беседе РОЗАНОВ мне сказал, что контрреволюционная организация не исчерпала всех средств борьбы с советской властью, и указал, что с партией и советской властью необходимо начать борьбу путем террористических актов над руководителями партии и советского правительства. РОЗАНОВ при этом мне сообщил, что не так давно приезжал в Киев ЗАГОРУЛЬКО А.П., который имел с ним беседу о контрреволюционной террористической деятельности организации.

РОЗАНОВ мне сообщил со слов ЗАГОРУЛЬКО, что контрреволюционная троцкистская организация в Москве приняла решение начать борьбу с советской властью путем террора.

Вопрос НЫРЧУКУ: Вы были согласны с предложением РОЗАНОВА начать борьбу с советской властью путем террора?

Ответ: Я был согласен с РОЗАНОВЫМ и заявил ему об этом.

Вопрос НЫРЧУКУ: А вы лично с ЗАГОРУЛЬКО имели разговор о контрреволюционной деятельности организации?

Ответ: Да, имел, в январе или в феврале 1935 г. я встретил ЗАГОРУЛЬКО в Москве у Большого театра, на Театральной площади.

Вопрос ЗАГОРУЛЬКО: Вы в январе или феврале 1935 г. были в Москве?

Ответ: С 17 января по 1-е марта я был в Киеве, с 1-го по 17-е января был в Москве.

Вопрос НЫРЧУКУ: Можете ли вы более точно указать, когда состоялась ваша встреча с ЗАГОРУЛЬКО, – в январе или феврале?

Ответ: Припоминаю, что эта встреча состоялась в первой половине января месяца. Это у меня ассоциируется в связи с причинами моего приезда в Москву. Это можно проверить по ИМЭЛ, куда я ездил в связи с моей научной работой.

Вопрос НЫРЧУКУ: Что вам говорил ЗАГОРУЛЬКО во время вашей встречи в Москве на Театральной площади?

Ответ: Я с ЗАГОРУЛЬКО гулял возле Большого театра и во время этой прогулки я ему сообщил о своей беседе с РОЗАНОВЫМ, в которой последний мне рассказал о приезде ЗАГОРУЛЬКО в Киев. В эту нашу встречу ЗАГОРУЛЬКО мне подтвердил, что он действительно давал указания РОЗАНОВУ приступить к борьбе с партией и советской властью путем террора. ЗАГОРУЛЬКО мне изложил свои соображения о необходимости террористической борьбы. Эти соображения сводились к тому, что борьба троцкистов с советской властью и партией в прошлом, выражавшаяся в пропаганде троцкистских идей и проникновении троцкистов на отдельные участки советского и партийного аппарата, неэффективна. ЗАГОРУЛЬКО заявил, что нам необходимо стать на путь террора, что только этим путем мы объединим различные контрреволюционные группы и организации, сможем добиться устранения партийного руководства и прихода Троцкого к руководству страной.

Вопрос НЫРЧУКУ: Вы были согласны со взглядами ЗАГОРУЛЬКО, которые он вам высказывал?

Ответ: Да, я был с ним согласен.

Вопрос НЫРЧУКУ: Сообщили ли вы кому-либо из участников организации о своей встрече с ЗАГОРУЛЬКО в Москве?

Ответ: Да, сообщил. После моего возвращения в Киев я вновь виделся с Я.С. РОЗАНОВЫМ и передал ему все содержание моей беседы с ЗАГОРУЛЬКО.

Вопрос ЗАГОРУЛЬКО: Подтверждаете ли вы показания НЫРЧУКА, данные им здесь, на очной ставке?

Ответ: Я все показания НЫРЧУКА отрицаю. Я отрицаю как факт встречи с НЫРЧУКОМ в Москве, так и мой разговор с РОЗАНОВЫМ в 1934 году, на который ссылается НЫРЧУК, так как с РОЗАНОВЫМ я в 1934 году не виделся. В Киеве вообще в 1934 году я не был.

Вопрос НЫРЧУКУ: Известно ли было вам о контрреволюционной деятельности ЗАГОРУЛЬКО до сообщения вам РОЗАНОВЫМ о своей встрече с ЗАГОРУЛЬКО?

Ответ: Нет, до встречи с РОЗАНОВЫМ я о контрреволюционной деятельности ЗАГОРУЛЬКО и его связи с РОЗАНОВЫМ не знал.

Вопрос НЫРЧУКУ: А ЗАГОРУЛЬКО знал о вашей контрреволюционной деятельности?

Ответ: Да, знал. Мне об этом говорил РОЗАНОВ.

Вопрос НЫРЧУКУ: Следовательно, ваша встреча с ЗАГОРУЛЬКО в Москве и откровенные разговоры по вопросу о террористической борьбе с советской властью имели место в связи с тем, что ЗАГОРУЛЬКО был в курсе вашей контрреволюционной деятельности?

Ответ: Да, ЗАГОРУЛЬКО знал о моей контрреволюционной деятельности, а ко времени нашей встречи в Москве я уже знал о террористической деятельности ЗАГОРУЛЬКО со слов РОЗАНОВА.

Это определило содержание моего разговора с ЗАГОРУЛЬКО в Москве в январе 1935 года.

 

НЫРЧУК. ЗАГОРУЛЬКО.

 

Очную ставку провели:

 

ЗАМ. НАЧ. СЕКР.-ПОЛИТ. ОТДЕЛА ГУГБ –

КОМИССАР ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ 3 РАНГА: ‒ ЛЮШКОВ.

 

НАЧ. 3 ОТД. СПО ГУГБ –

КАПИТАН ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: – КАГАН

 

При проведении очной ставки присутствовали:

 

НАЧ. ОТДЕЛЕНИЯ ОО ГУГБ –

КАПИТАН ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: – ЮЖНЫЙ

 

НАЧ. 2 ОТД. СПО УГБ НКВД УССР –

СТ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСН. – ГРИГОРЕНКО

 

Верно:

 

ОПЕРУПОЛН. 3 ОТД. СПО ГУГБ –

МЛ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (ЕФРЕМОВ)

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 163, Л. 55-60 


[1] Нырчук Михаил Антонович, 1899 г. рождения, уроженец с. Дрозни, Ковельской губернии. Расстрелян в Киеве по приговору выездной сессии ВКВС СССР в ночь на 22 октября 1936 г.

[2] Мухин Николай Иустинович, 1897 г. рождения, уроженец Киевской области. Расстрелян в Киеве в ночь с 21 на 22 октября 1936 г. по приговору выездной сессии ВКВС СССР.

[3] Звада Игнат Игнатьевич, 1892 года рождения, уроженец села Рашковка, Грицевского района Винницкой области. Расстрелян в Киеве в ночь с 21 на 22 октября 1936 г. по приговору выездной сессии ВКВС СССР.

Comments