ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

ЦК ВКП(б) тов. ПОСКРЕБЫШЕВУ

для тов. МОЛОТОВА

 

Направляю Вам протокол очной став­ки между СМИРНОВЫМ И.Н. и МРАЧКОВСКИМ С.В. от 2 августа 1936 года.

 

НАРОДНЫЙ КОМИССАР ВНУТРЕННИХ 

ДЕЛ СОЮЗА ССР

 

(Г. ЯГОДА)

 

3 августа 1936 года

№ 57217


ПРОТОКОЛ ОЧНОЙ СТАВКИ

СМИРНОВА Ивана Никитича с МРАЧКОВСКИМ Сергеем Витальевичем – от 2 августа 1936 года.

 

Вопрос МРАЧКОВСКОМУ С.В.: Вы показали, что троцкистская организация, в руководство которой Вы, МРАЧКОВСКИЙ С.В., входили, была руководима в 1930-31 г.г. Иваном Никитичем СМИРНОВЫМ.

Вы также показали, что руководимая СМИРНОВЫМ И.Н. троцкистская организация еще до 1932 г., став на путь борьбы с руководством ВКП(б) и соввласти террором, организовала группы террористов.

Подтверждаете ли ваши показания и что можете добавить о периоде террористической деятельности троцкистской организации 1930-1931 г.г.?

Ответ: Все ранее данные мною показания я подтверждаю. В 1930 году при поездке Ивана Никитича СМИРНОВА в Берлин он, СМИРНОВ И.Н., связался там через Ль­ва СЕДОВА с Л. Д. ТРОЦКИМ.

В том же 1930 году или 1931 г. по приезде из Берлина мне СМИРНОВ И.Н. сказал, что путь реформ в бо­рьбе с ВКП(б) и советской властью изжит, надо переходить к более острым формам борьбы,

Я спросил у СМИРНОВА И.Н., каковы общие установ­ки Л.Д. ТРОЦКОГО.

СМИРНОВ И.Н. в разговоре со мной обосновывал необходимость перехода к террористическим методам борьбы с руководством ВКП(б) и советской власти, пытаясь теоретически обосновать необходимость террора.

В связи с этой установкой СМИРНОВА на террор мы в 1931 году приступили к организации террористических групп.

Непосредственная организация указанных террористи­ческих групп была возложена на меня, МРАЧКОВСКОГО С.В., и, как позднее я узнал, эта же задача организации террористических групп была троцкистским центром также во­зложена и на ДРЕЙЦЕРА Е.А.

В 1931 году моя работа по организации этих групп заключалась в том, что мы наметили людей.

Мы привлекали к террористической деятельности только тех из членов нашей организации, которые бы не остановились перед необходимостью пожертвовать собствен­ной жизнью при совершении террористического акта.

Руководящей тройкой мы этих людей называли "группой обреченных".

Я лично привлек для террористической деятельности Якова ОХОТНИКОВА, Рафаила ЮДИНА, Владимира ЯЦЕКА

Е.А. ДРЕЙЦЕР же в 1931 году привлек к организации террористических актов ШМИДТА Дмитрия, БУЛАТОВА – бывш<его> военного работника, ГАЕВСКОГО Дмитрия, ЭСТЕРМАНА Исаака, КУЗЬМИЧЕВА Б.И. ‒ военного работника, и ЛЕОНОВА И.Д.

В 1932 году я, уезжая на строительство Байкало-Амурск<ой> ж<елезно>д<орожной> магистрали своих людей, о которых я выше показал, привлеченных для организации террора в отношении СТАЛИНА, передал в ведение ДРЕЙЦЕРА Е.А.

Вопрос СМИРНОВУ И.Н.: Что вы можете показать о тер­рористической деятельности руководимой вами троцкистской организации?

Ответ: В 1930 году я действительно был в Берлине. Как я уже показывал ранее, я в Берлине связался с сыном Л.Д. ТРОЦКОГО – Л. СЕДОВЫМ.

Директив ТРОЦКОГО Л.Д. по террору я не получал.

Возвратясь в Москву, я информировал МРАЧКОВСКОГО С.В. и САФОНОВУ А.Н. о своей связи с заграничным троцкист­ским центром.

Разговоры о терроре, о которых показывает МРАЧКОВСКИЙ С.В., я отрицаю.

Вопрос МРАЧКОВСКОМУ С.В.: Что, И.Н. СМИРНОВ гово­рит правду или лжет?

Ответ: Лжет.

Вопрос МРАЧКОВСКОМУ: Значит, разговоры об организа­ции террористических групп в 1930-32 г.г. и организация таковых вами и ДРЕЙЦЕРОМ Е.А. по решению троцкистского центра имели место?

Ответ: Да, организация террористических групп в 1930-31 г. по решению террористического центра, кото­рый возглавлялся И.Н. СМИРНОВЫМ, имела место.

Вопрос СМИРНОВУ И.Н.: Намерены ли вы говорить правду? Ведь МРАЧКОВСКИЙ С.В. ‒ ваш ближайший помощник нелегаль­ной троцкистской деятельности и член руководимого вами троцкистского центра.

Ваше запирательство только затрудняет следствие и ухудшает ваше, И.Н. СМИРНОВ, положение?

Ответ: Я показал только правду. МРАЧКОВСКИЙ С.В. лжет. Никаких террористических групп организовано не было, и разговоры об этом у нас не происходили.

Заявление МРАЧКОВСКОГО С.В.: Что же ты, Иван Никитич, из грязного, кровавого дела хочешь выйти в белой рубашечке.

Мы выполняли твои директивы, шли на террор и отве­чаем за содеянное.

Перестань сопротивляться, расскажи всю правду.

Ведь я организатор террора на СТАЛИНА, ты ведь это прекрасно знал, знал также всех людей, привлеченных к террору, я тебе о них докладывал.

Ты также прекрасно знал и людей ДРЕЙЦЕРА Е.А. и о подготовке ДРЕЙЦЕРОМ Е.А. террористических актов в отношении СТАЛИНА и ВОРОШИЛОВА.

Не понимаю, зачем тебе надо запираться.

Вопрос СМИРНОВУ И.Н.: Вы не хотите давать правди­вых показаний, наверное, потому, что ваши террористы, поми­мо выданных МРАЧКОВСКИМ С.В. и другими, ходят на воле и подготовляют свое кровавое дело в осуществление ваших указаний.

Вы также не хотите давать правдивых показаний, по­тому что троцкистское знамя террора против руководства ВКП(б) не сворачиваете.

Дайте, наконец, правдивые показания о решениях троцкистского центра о террористических методах борьбы против руководства ВКП(б) и выдайте всех причастных к террору лиц?

Ответ: Заявляю, что никогда я террором не занимался, и то, что говорит МРАЧКОВСКИЙ С.В., ‒ это ложь.

Заявление МРАЧКОВСКОГО С.В.: Я заявляю, что И.Н. СМИРНОВ из шкурных соображений не хочет говорить правду.

Я еще раз заявляю, что инициатива в вопросах организации террористических групп принадлежит СМИРНОВУ и от­носится еще ко времени его приезда из-за границы ‒ 1930 г.

Вопрос МРАЧКОВСКОМУ С.В.: Какая велась террористическая работа троцкистским центром в 1932 году?

Ответ: В 1932 году, после организации террористических групп, ‒ нами – СМИРНОВЫМ И.Н. и мной – обсуждался вопрос о снабжении оружием организованных нами терро­ристов.

Вопрос практически стоял так, что оружие, которое мы имели, записанное на наши имена, применять для терро­ристических целей мы не могли, так как применение его грозило провалом всей организации.

Было решено для террористических актов применять оружие, не значившееся принадлежащим кому-либо из чле­нов организации.

Мы полагали, что через членов организации, находя­щихся в Красной армии, в частности, через ШМИДТА Дмитрия, нам удастся получить необходимое оружие.

Я лично в 1932 году, встретившись с ШМИДТОМ Д. в представительстве БАМа, имел на эту тему с ним разго­вор, и ШМИДТ дал мне согласие достать необходимое нам для террористических актов "нейтральное " оружие.

В том же 1932 году по предложению же И.Н. СМИРНОВА наш троцкистский центр решил сблокироваться с зиновьевцами и леваками для борьбы с ВКП(б) и совправительством.

Платформой и базой нашего блока было то, что нас объединял принцип борьбы, заключавшийся в том, что мы решили путем террора бороться с советской властью и ВКП(б).

Террористические акты подготовлялись в отношении СТАЛИНА, ВОРОШИЛОВА и КАГАНОВИЧА.

После организации центра блока, в который вошли: КАМЕНЕВ Л.Б., ЗИНОВЬЕВ Г.Е., СМИРНОВ И.Н., ТЕР-ВАГАНЯН В.А., ШАЦКИН Л.А., ЛОМИНАДЗЕ Б. [1] и кандидатами – МРАЧКОВСКИЙ С.В. и САФОНОВА А.Н., ‒ СМИРНОВ И.Н. поручил мне связаться с одним из руководителей террора от зиновьевцев РЕЙНГОЛЬДОМ И.И., и я с ним в том же 1932 году связался. Проинформировав друг друга, наши террористические группы ‒ с одной стороны, РЕЙНГОЛЬДА И.И. ‒ с другой сто­роны, наши троцкистские, действовали самостоятельно.

О связи с РЕЙНГОЛЬДОМ И.И. я сообщил СМИРНОВУ И.Н.

Я думаю, что когда-то запирательство СМИРНОВА И.Н. должно кончиться, и я прошу его, СМИРНОВА И.Н., подтвердить мои показания о нашей террористической деятельности.

Заявление СМИРНОВА И.Н.: Показания МРАЧКОВСКОГО С.В. по вопросу террора являются выдумкой и клеветой.

Заявление МРАЧКОВСКОГО С.В.: С каких это пор я стал клеветником? Ты, СМИРНОВ И.Н., ведь никогда меня не заподозревал в том, что я могу говорить неправду.

Ответ СМИРНОВА И.Н.: Сегодня я, к сожалению, убедился в том, что МРАЧКОВСКИЙ С.В. может говорить неправду.

Заявление МРАЧКОВСКОГО С.В.: Иван Никитич, тебе моя правда неприятна потому, что тебе за нее надо отвечать, а отвечать ты не хочешь, потому что трусишь.

Ответ СМИРНОВА И.Н.: Я отвечаю за то, что я делал.

Заявление МРАЧКОВСКОГО С.В.: Я утверждаю, что руко­водил делом террора ты, СМИРНОВ И.Н., а я по твоему пору­чению организовывал террористические группы.

Ответ СМИРНОВА И.Н.: Мне отвечать больше нечего.

Заявление МРАЧКОВСКОГО С.В.: Тов. МОЛЧАНОВ, я могу пожалеть СМИРНОВА И.Н., я считал бы до сегодняшнего дня СМИРНОВА И.Н. человеком правдивым, решительным и мужест­венным, ‒ сейчас убедился, что это человек лживый и трусливый.

Ответ СМИРНОВА И.Н.: Я удивляюсь, что МРАЧКОВСКИЙ С.В. пал до того, что выдумывает чудовищные преступления на себя и на других.

Заявление МРАЧКОВСКОГО С.В.: Я никогда не был тру­сом, и как бы ни было страшно то содеянное в терроре, о чем я говорил, я считаю своим долгом перед партией и страной заявить, что я на путь террора встал под руко­водством СМИРНОВА И.Н., который никогда до сегодняшнего дня не считал меня ни лгуном, ни трусом, а достаточно правдивым человеком, каким я остаюсь и сейчас.

Я еще раз заявляю, что СМИРНОВ И.Н. ради своей шкуры трусит и не говорит правду о террористической деятельности троцкистско-зиновьевского контрреволюционного блока.

 

Мои ответы и заявления записаны с моих слов верно и мною прочитаны.

 

С. МРАЧКОВСКИЙ

 

Мои ответы и заявления записаны с моих слов верно и мною прочитаны.

 

И.Н. СМИРНОВ

 

ОЧНУЮ СТАВКУ ПРОВОДИЛИ:

 

НАЧ. СЕКР.-ПОЛИТ. ОТДЕЛА ГУГБ

КОМИССАР ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ 2 РАНГА: (Г. МОЛЧАНОВ)

 

НАЧ. ИНО ГУГБ НКВД

КОМИССАР ГОС. БЕЗ. 2 РАНГА: (СЛУЦКИЙ)

 

НАЧ. 1 ОТД. СПО ГУГБ

МАЙОР ГОСУДАСРТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (ШТЕЙН)

 

Верно:

 

ОПЕР. УПОЛНОМОЧЕННЫЙ СПО ГУГБ

СТ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (СВЕТЛОВ)


РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 231, Л. 85-93.


[1] В данном случае инициал «Б» означает Бесо (Виссарион Виссарионович) Ломинадзе.

Comments