ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 

3/VIII

Москва

НК Внудел

 

ЦК ВКП(б)

Тов. ЕЖОВУ

 

Я уже 24 день арестован. Следствие по моему делу зашло в тупик. Мне предъявили обвинение об участии в к.р. троцк<истско>-зиновьевской организации в Москве и финансировании ее деятельности за счет средств Госбанка – Я отвергаю оба эти обвинения – Следствие мне не доверяет – Для того, чтобы быть членом к.р. организации – нужно знать – цели организации, методы борьбы – я изо дня в день говорю моим следователям на допросах на эту тему, что никто, никогда и нигде со мной об этом не говорил – мне не верят – Что я могу сделать – Сколько времени мне еще мучиться с этими бесконечными допросами днем и ночью и с мучительным сидением в одиночке – Чем я могу убедить своих следователей, когда я этих преступлений не совершал. Меня убеждают, что со мной говорил об этом Сокольников – я утверждаю, что он со мной об этом никогда не говорил – К счастью, Сокольников арестован, и может быть у него сохранилось немного совести, чтобы не оболгать меня, может быть это убедит моих следователей.

По вопросу о финансировании деятельности к.р. организации – я утверждаю, что никто никогда со мной об этом не говорил, и никогда я этого не делал – Мне вчера прочли одно показание Рейнгольда, где он ссылается на то, что я ему якобы сказал в 30-м году, что <по> поручению Каменева я переводил деньги за границу для к.р. организации – Это ложь, я никогда ему этого не говорил и никогда этого не делал – Это легко проверить по материалам о переводах банка за границу за 1930-ый год – Их не так много, и на основе проверки выяснится лживость этого показания – Я прошу следователей дать мне для дачи показаний – имеющиеся другие данные о фактах финансирования – На этом легче всего меня проверить – этого не делают – Как мне убедить моих следователей в моей правде – Я себе представляю, что дело могло проходить только так – Кто-либо из хозяйственников – получив в банке кредит – идет к себе в учреждение, выписывает чек на банк и, сговорившись с бухгалтером и кассиром, ворует эти деньги и передает их к.р. организации – причем здесь банк – причем здесь я – Я помню, что {при мне} приходил ко мне Евдокимов (может быть это его показания), когда он был назначен Начальником Главмолоко – он просил отсрочки по ссуде, ссылаясь на то, что он принял организацию в тяжелом финансовом положении – он говорил мне, что он решил показать, что он умеет работать, что он выправит это дело (я помню, я тогда был очень доволен, вот, думаю, человек за ум взялся и решил работой показать, что он исправился) – Я пошел ему навстречу – пролонгировал ссуду (все равно выхода другого не было, организация платить не могла – не выпускать же ее в трубу – на это банк никто не уполномочивал и не в этом задача банка) – Я не помню точно – может быть он просил у меня дать распоряжение о выдаче какой-то суммы наличных денег, не то на расходы по совещанию, не то на какие-то закупки у куст<арно->промыслов<ой> кооперации, не то на командировки – я, наверное, разрешил – и вот Евдокимов, сговорившись потом с бухгалтером и кассиром, занимается обычным воровством – попросту крадет эти деньги – причем я тут – Как можно за это обвинить меня в финансировании за счет банка деятельности к.р. организации – Практика выдачи наличных денег по просьбам хозорганизаций – при частых эмиссионных затруднениях – это обычное дело мое. Спросите у т. Ефуни из Главнефти, сколько раз он обращался ко мне по этим вопросам, спросите Винокура из НКтяжпрома, у Охтина из Таможенного Упр<авлени>я – никому я не отказывал. Есть два закона регулирующие это дело – Один закон, обязывающий все госуд<арственные>, коопер<ативные> и др<угие> организации держать всю свою свободную наличность на своих счетах в Государственном банке, и другой закон о беспрепятственном праве всех организаций использовать остатки или наличие средств на своих расчетных счетах, и банк обязан выполнять этот закон – Все кассовые наметки банка – в отношении отдельных организаций для них необязательны – Обычно все хозорганизации обходили это администрирование банка предоставлением увеличенных заявок на заработную плату, которую банк задерживать не мог, и этим обходили администрирование банка. Вот как обстоит дело с финансированием.

Я устал от бесконечных допросов, которые утомляют моих следователей и изматывают меня – Я уже чуть было не дошел до того, что хотел {подписать} признать свое участие в группе Сокольникова с<огласно> показаниям Рейнгольда (я там был 2-3 раза<,> за эти посещения – я слышал иронические замечания о продовольственном положении и разговор Туманова о бешеной стоимости капитального строительства, больше ничего антипартийного не было – и жалобы Быка на то, что ударили по Главсахару и Адамовичу за сокрытие и несдачу хлеба государству) только при условии, что будут закончены все мои допросы и закончено мое дело – На это не соглашались мои следователи, и я потом отказался от этого – т.к. это не соответствует действительности – Но вот до чего я дошел – Я издерган и измотан и прошу мне помочь в окончании моего дела – может быть я хоть этого заслужил – Прибавить ко всему тому, что я следствию сообщил, мне нечего – т.к. больше ничего не знаю.

 

Аркус 

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 171, Л. 120-121. Автограф.

 

Comments