ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


[На бланке Редакции газеты "Правда"]


24 августа 1936 г.

СЕКРЕТАРЯМ ЦК ВКП(б)

товарищам КАГАНОВИЧУ, АНДРЕЕВУ и ЕЖОВУ


В редакцию "Правды" поступают письма родственников осужденных участников троцкистско-зиновьевского террористического центра. Посылаю вам копии писем:

  1. А. БРОНШТЕЙНА – старшего брата Троцкого
  2. С.С. ГОЛЬЦМАНА – брата Э.С. Гольцмана
  3. М. Круглянской – сестры Фрица Давида
  4. РЕЙНГОЛЬДОВ – отца, матери, брата и сестры И.И. Рейнгольда.

РЕДАКТОР ПРАВДЫ

(Л. Мехлис)


Уважаемый тов. редактор!


Прошу Вас напечатать мое письмо.

Я, Александр Бронштейн, старший брат Льва Бронштейна (Троцкий). Мне сейчас 66 лет. Я пенсионер, но работаю еще на Дерюгинском сахарном заводе.

Будучи старшим сыном в семье, я с юношеских лет работал в хозяйстве отца и был далек от политических настроений, разговоров моих младших брата и сестры, которые жили за границей. Я люблю сельское хозяйство и более 40 лет отдал агрономической работе. Без каких бы то ни было колебаний я принял советскую власть и честно служу ей девятнадцать лет. Я всегда возмущался тем, что моя практическая работа и миллионов таких, как я, не может привести к социализму в России.

В период существования контрреволюционного троцкизма я не имел связи с братом. Его моральное падение уже давно заставило меня не считать его братом. Теперь я узнал из печати, что он является непосредственным организатором террористических групп с целью убийства любимого вождя народов тов. Сталина и других виднейших руководителей партии и правительства. Чувство глубокой ненависти охватывает меня. Я всю жизнь свою живу в деревне и на сахарных заводах. Я не отделяю себя от массы заводских и деревенских тружеников, и я вижу и вместе с ними чувствую, что победа индустриализации, улучшение материального и культурного уровня этих масс, это все – Сталин. Это его мудрая политика. Сталин – это самое дорогое имя, это надежда на окончательную победу трудящихся всего мира на установление счастья для всех на земле.

Миллионы пролетариев и трудящихся должны заклеймить проклятием и уничтожить всякого, кто посягнет на жизнь подлинных борцов за счастье всего человечества.

Не может быть пощады подлецам, потерявшим всякие моральные устои.

Я проклинаю тот час, когда моя мать родила Льва. Я проклинаю его как изверга и изменника революции, как заклятого врага пролетариата, как самого бешеного прислужника фашистов.

Сколько бы эти живые трупы ни бесились, сколько бы зла они в себе ни таили, под сталинским руководством победа социализма в Советском Союзе обеспечена окончательно.

Надо убрать их с дороги.


А Бронштейн.


П.о. Дерюгино, Курской области, сахзавод.


А.Д. Бронштейн.

19/VIII 1936 года.


В РЕДАКЦИЮ "ПРАВДЫ"


Прошу отпечатать в газете "Правда" следующее:

Читав ход процесса над шайкой контрреволюционеров-бандитов, из которого выяснив, что Гольцман Э.С. является участником этих взбешенных собак, я как брат со своей семьей и родными отказываемся от него.

Ход процесса еще раз доказал, насколько прав наш любимый вождь товарищ Сталин – о бдительности к классовому врагу, который настолько маскируется, что даже среди своих родных не роняют ни одного слова, которое могло бы повредить контрреволюционной конспирации.

Это еще больше требует быть бдительным всех членов партии, комсомольцев, пионеров и всех трудящихся великой страны даже в своей семье и среди родных.

Одобряем приговор, вынесенный советским судом над контрреволюционерами-убийцами.

Иного приговора не могло быть готовившим покушение на нашу партию, правительство, любимого вождя товарища Сталина и его соратников, которые сделали нашу жизнь такой счастливой и радостной.


ГОЛЬЦМАН С.С.

24/VIII 36 г.


Тов. редактор!

Когда сегодня мне стало известно о раскрытии контрреволюционной банды негодяев и предателей рабочего класса и среди этих заклятых врагов мой брат (Фриц Давид), то непреодолимый гнев возмущения и ненависти наполнил мои чувства. Эти негодяи пытались на 20-м году революции подорвать ее никем в природе непоколебимые устои отечества мирового пролетариата. Эти жалкие трусы хотели нарушить нашу счастливую жизнь. Мне бесконечно больно и трудно будет на протяжении всей своей жизни нести это гадкое отвратительное пятно наследия, пятно родства. Мне страшно тяжело сознавать, что человек, рожденный одной матерью со мною, явился таким гнусным убийцей, таким злейшим врагом пролетариата.

Хотя он и мой брат, но совершенно разная кровь течет в наших жилах. Мне бесконечно дорога советская власть. Она была мне и матерью, и братом. Она дала мне и всей молодежи прекрасное детство и молодость.

Я прошу присоединить и мой голос к сотням миллионов голосов трудящихся, требующих немедленного уничтожения врага.

Ты, Давид, и все вы подлые гады примите мой плевок горечи и крови в ваши продажные и подлые лица.


Круглянская Мария.

Ленинград, завод "Красный Октябрь", технический отдел. 


В РЕДАКЦИЮ "ПРАВДЫ".

Прошу поместить на страницах вашей газеты.


В РЕДАКЦИЮ ГАЗЕТЫ "ПРАВДА".


Прошу опубликовать в вашей газете следующее:

С величайшим негодованием и ненавистью я узнал из газеты "Правда" о раскрытии подлого террористического заговора на вождей нашей революции со стороны троцкистско-зиновьевской шайки.

Меня как громом поразило, когда я узнал, что в эту шайку входил и сын мой, который так низко, так подло пал, что мне не хватает слов для выражения. О, ужас! Я предпочел бы лучше быть не в живых, чем узнать о том, что сын мой И.И. Рейнгольд изменник родины, организатор убийств вождей революции. Я не могу успокоиться, пока не вырву из моего сердца того, который отравил мне, старику, последние дни жизни.

Я прошу редакцию огласить во всеуслышание, что я отрекаюсь от его отцовства и не желаю его называть моим сыном. Мысли мои притупились, не могу больше писать.


Ш. Рейнгольд.


Присоединяемся к этому письму: Рейнгольды: мать, брат и сестра.

Г. Рейнгольд

С. Рейнгольд

А. Смирнова

21/VIII 1936 г.

Усачевка, 29, кв. 444.



Ф. 671, Оп. 1, Д. 53, Л. 130-135.

Comments