ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


9682 (5) сп.

11.VIII.36 г.


Сов. Секретно.

ГЕНЕРАЛЬНОМУ СЕКРЕТАРЮ ИСПОЛКОМА КОМИНТЕРНА

Тов. ДИМИТРОВУ и т.т. МАНУИЛЬСКОМУ И МОСКВИНУ


Наша партийная организация аппарата Исполкома Коминтерна как составная часть единой, монолитной ленинско-сталинской партии в процессе проверки и обмена партдокументов изучала свои ряды и очищала их от неустойчивых, не оправдывающих великого звания члена Коммунистической партии, разоблачила и выбросила вон из своих рядов группу переродившихся, ставших изменниками и врагами партии и рабочему классу.

К нашему стыду и позору в нашей организации, в аппарате Исполкома Коминтерна долго были не разоблачены самые злейшие из злейших врагов партии рабочих, ставившие себе целью путем террора отнять от партии и пролетариата самое лучшее, самое ценное, самое близкое, родное и любимое, – вождя, друга и учителя тов. Сталина.

Как видно от рядовых и до очень ответственных членов нашей организации до конца, до всей глубины большевистского сердца не проник решительный призыв партии, тов. Сталина о поднятии большевистской, революционной бдительности, большевистской настороженности, зоркости и непримиримости. Свидетельством этому служат последние прямо-таки кричащие факты с Фриц Давид, подлый агент контрреволюционеров Троцкого-Зиновьева-Каменева, кровавые руки которого тянулись к сердцу и мозгу партии рабочего класса к Центральному Комитету ВКП(б) и вождю тов. Сталину.

Последнее письмо Центрального комитета и передовицы «Правды» обязываю нас к очень многому и, прежде всего, к поднятию большевистской бдительности, к умению распознавать врага, оберегать чистоту партийных рядов. Проверка и обмен партийных документов показывают о том, что и наша партийная организация, партийный комитет слишком еще недостаточно боролись и борются за проведение в жизнь этого указания и призыва партии.

Разоблаченных и исключенных из партии.

До проверки партийных документов из парторганизации были исключены контрреволюционные элементы: Сафаров, Мадьяр и Синани. Сафарова партийная организация не могла разоблачить до его ареста. Эта махровая контрреволюционная тройка так долго была не разоблачена.

В период проверки партдокументов из нашей партийной организации совместно с парторганизацией Издательства вычищено 27 членов. В их числе оказались явные враги партии и рабочих, впоследствии арестованные, – Мешковская и Гомец, работавшие в секретариате Ван-Мина, а ранее совместно с Синани. Два врага – Стасяк и Гулько не были разоблачены нами, а изъяты органами НКВД.

В период обмена партдокументов исключено из партии в нашей организации 4 члена и 3 кандидата. Причины исключения – Гуревич, Гурьянов, Нейбут за принадлежность их к троцкизму в 1923 и 1927 г.г. и скрытие этого при проверке партдокументов. Николаева за то, что она продолжает отстаивать невиновность арестованного и осужденного на 10 лет за вредительство ее мужа. Кандидатов партии – Романова как морально разложившегося (5 раз женился) и нарушение конспирации, Аракчиева – за скрытие от партии факта ареста и высылки его отца как активного эсера. Портного – как случайно попавшегося в кандидаты ВКП(б), имевшего тесную связь с Атанасовым (Атанасов рекомендовал его в кандидаты), сомнительное поведение его за рубежом – отношение к провокатору.

Пока еще остаются неразрешенными вопросы о партийности членов нашей организации – Фуршик, Паузер, Абрамян. Возможно, вновь встанет вопрос о Блюмфельд в связи с тем, что арестованы их близкие друзья-троцкисты.

Выводы напрашиваются такие, что мы еще недостаточно знаем каждого члена и кандидата партии в нашей организации. При более тщательном и серьезном изучении мы находим тех, кому не место в нашей партии.

Остается задача – изучать и еще раз изучать состав организации. Эта задача посильна и вполне возможна, когда в парторганизации мы обеспечим действительного поднятия большевистской бдительности и партийной настороженности у каждого члена и кандидата партии.

Дело Фриц Давид и Генрих (Зюскинд)

В этой докладной я считаю абсолютно необходимым поставить вопрос и осветить дело о Фриц Давид и Генрих (Зюскинд). Это диктуется прежде всего тем, что эти двое врагов партии и рабочего класса находились в нашем аппарате и Фриц Давид готовился и ждал момента, чтобы совершить свое подлое дело. Парторганизация своевременно ставила вопрос о недопустимости их оставления в аппарате ИККИ. В порядке партийной самокритики, невзирая на лица, так нас учит наш вождь и учитель тов. Сталин, приведём характеристики того, как это было.

Начнём с дела Фриц Давид. 9 июля 1935 г. накануне конгресса я в продолжение нескольких часов допрашивал Фрица Давида и все это застенографировано. Было установлено, что он как активный меньшевик в 1919 г. арестовывался органами ЧК за контрреволюционные дела, в 1926 г. выехал в Германию с целью проникнуть в компартию и это ему удаётся и он отсюда начинает свою политическую карьеру. Не буду излагать всего, что записано в стенограмме, т. к. её возможно полностью прочитать. Стенограмму с докладной запиской я послал в Политсекретариат на имя Пятницкого с просьбой обсудить и решить вопрос о Фрице Давиде. Через некоторое время спустя эту стенограмму мне возвратили с надписью Пятницкого "возвратить в партком".

Также стенограмма была послана мною в органы НКВД в июле 1935 г.

Под моим председательством комиссия по подбору аппарата для обслуживания VII конгресса постановила: не допускать Фриц Давид на конгресс. Это наше решение было отменено и он этот злейший враг партии и рабочего класса участвовал на конгрессе. Когда читаешь письмо центрального комитета партии и прямо-таки становится жутко, какую давали возможность врагу, допуска на конгресс и оставляя на работе в аппарате ИККИ. Этот урок должен нас научить многому и прежде всего быть партийно бдительными и непримиримым к нашим врагам.

Вот второе дело Генрих (Зюскинд). Мы решением партийного комитета от 11.1.1935 г. добились того, что он исключен Интернациональной контрольной комиссией из Коммунистической партии Германии как двурушник, а также добились того, что он был удален из аппарата Коминтерна. Я привожу этот второй случай для того, чтобы еще лишний раз показать, как мы оказываемся небдительными. К сему прилагаю решение партийного комитета от 11.1.1935 г.

Также к сему прилагается решение о нем ИКК от 25.1.35 г.

Разве этого недостаточно для того, чтоб его на пушечный выстрел не допускать к Коминтерну. Нет, он по чьей-то инициативе стал работником аппарата Коминтерна. А после нескольких дней его арестовывают как врага.

Какой вывод из этого – партийный комитет своевременно поставил вопрос об этих двух контрреволюционерах и поставил правильно.

Было бы правильно установить конкретных виновников того, по чьей инициативе они стали работать в аппарате, и сделать отсюда соответствующий вывод, который должен послужить уроком и воспитанием всего коллектива партийных и непартийных работников аппарата ИККИ.

Подбор работников в аппарат.

Изучение состава партийной организации в процессе проверки и обмена партдокументов дало возможность выявить то, что в организации в данное время имеется 16 членов, которые в 1923 г. имели троцкистские колебания. Трое из этого состава в 1929 г. имели правые колебания.

Недавно в аппарат ИККИ приняли Александрову, которая ранее состояла с 1916 г. по июль 1917 г. в межрайонной организации с<оциал>-д<емократов> (интернационалистов). В 1923 г. на курсах Марксизма имела троцкистские колебания. Муж ее также имел троцкистские колебания. Я лично полагаю, что руководство не знало о ее троцкистских ошибках, когда решало вопрос о ее работе в нашем партийном аппарате. Отдел кадров в своей докладной записке в Секретариат также не написал о ее троцкистских колебаниях.

В заключение я хочу заметить, что выводы, которые принимаются по итогам обмена партийных документов по нашей организации, а также общие задачи, которые стоят перед партийной организацией, они могут и должны быть проведены в жизнь. Для более успешного, своевременного их проведения необходимо иметь сильный и авторитетный партийный комитет и прямое оказание содействия в его работе со стороны руководства. Из партийного комитета за последнее время выбыло 3 члена парткома. Необходимо доизбрать партком. Выбрать в него активных и авторитетных товарищей.


Секретарь Парткома парторганизации аппарата ИККИ: (Ф. КОТЕЛЬНИКОВ)



РГАСПИ Ф. 546, Оп. 1, Д. 369, Л. 6-11.

Опубликовано в переводе на английский язык в William J. Chase. Enemies Within the Gates? The Comintern and the Stalinist Repression, 1934-1939 // Yale University Press, 2002, с. 137-141.

Comments