В Президиум ЦИК Союза

 

Глубоко раскаиваясь в тягчайших моих преступлениях перед пролетарской революцией, прошу, если Президиум не найдет это противоречащим будущему дела социализма, дела {Ст} Ленина и Сталина, сохранить мне жизнь.

 

Л. КАМЕНЕВ.

24.VIII.36 г.


 

Председателю ЦИКа Союза Социалистических Советских Республик

М.И. Калинину

Осужденного к высшей мере наказания  расстрелу 

СМИРНОВА ИВАНА НИКИТИЧА


ПРОШЕНИЕ

 

Мною совершено преступление, за что я и приговорен к смерти.

Я обращаюсь к Вам, как возглавляющему наше рабочее государство человеку, с просьбой о помиловании. Я вышел из самых рабочих низов и с 16-ти лет работал в нашей партии. Путь мой шел через этапы и тюрьмы в ссылку; оттуда побеги для продолжения революционной работы. И так вся жизнь. Она известна партии, и ее знаете и Вы. В конце жизни я сделал огромную ошибку: пошел за Троцким и в течение ряда лет вел борьбу против партии как троцкист.

Эта сначала оппозиционная борьба перешла в контрреволюционную и закончилась тем позором, который я переживаю сейчас. Я в полной мере сознаю свою вину перед партией и рабочим государством. Партия долгое время помогала мне исправить свои ошибки, но я упорствовал в них, обманывал свою партию, двурушничал.

Я много раз видел смерть в глаза, но это бывало тогда, когда я бился за свой родной класс и свою партию. И не испытывал я страха смерти тогда.

Сейчас надо мной занесен меч пролетарского правосудия, и ужасно умирать от руки своего же государства.

Хочется не только просто жить, но и активно участвовать в прекрасной созидательной работе со всеми трудящимися, под руководством родной партии и ее великого вождя И.В. Сталина.

И вот во имя и той работы, которую я с юных лет вел в партии, и во имя работы в будущем и для будущего я и прошу правительство рабочего государства сохранить мою жизнь, чтоб я смог еще и сам работать, и научить своих детей и близких работать для социализма, для трудящихся.

Преступление мое велико. Но великодушие партии и рабочего класса и его вождей неизмеримо выше, и я надеюсь, что мой голос будет услышан.

 

И.Н. СМИРНОВ. 24/VIII-36 год.


 

 

В Президиум ЦИК СССР


ЗАЯВЛЕНИЕ

 

О совершенных мною преступлениях против Партии и Советской власти я сказал до конца пролетарскому суду. Президиуму ЦИК они известны.

Прошу мне поверить, что врагом я больше не являюсь и остаток своих сил горячо желаю отдать социалистической родине.

Настоящим я прошу Президиум ЦИК СССР о помиловании меня.

 

Г. ЗИНОВЬЕВ.

24 августа 36.

4 ч. 30 м. утра.


 

 

Председателю ЦИК СССР КАЛИНИНУ М.И.


ЗАЯВЛЕНИЕ

 

Приговором Военной Коллегии Верховного Суда я, Натан Лазаревич Лурье, приговорен к расстрелу.

Я совершил перед советским народом тяжкое преступление. Я хотел по заданию руководителя террористического центра Троцкого лишить советский народ и весь мировой пролетариат вождя Сталина и других руководителей великой коммунистической партии. Я неоднократно подготовлял террористические акты над Ворошиловым, Сталиным, Орджоникидзе, Кагановичем, Ждановым, будучи для выполнения этого плана вооружен.

Я действительно по заданию представителя гестапо Франца Вайца подготовлял убийство Ворошилова. Я хотел совершить эти гнусные убийства потому, что был отравлен ядом троцкизма в течение моего долгого пребывания в Германии. В СССР я прибыл впервые только в 1932 году и поэтому, не зная тех огромных успехов, которые проводила партия Ленина-Сталина под руководством ЦК ВКП(б), я, воспитанный на троцкистской литературе, питал ненависть к руководителям партии. На суде я признал свою вину полностью, не утаив от советской власти ничего. Я молодой врач-хирург. Мне 34 года. Я готов искупить свои тяжкие преступления усердным трудом, ибо весь яд троцкизма у меня вырван с корнем.

Я прошу ЦИК СССР пощадить мою жизнь и помиловать меня.

 

Натан Лазаревич ЛУРЬЕ.

24 августа 36 г.


 

Председателю Центрального Исполнительного Комитета СССР

Михаилу Ивановичу Калинину 

 

Военная Коллегия Верховного Суда СССР приговорила меня к расстрелу.

Вина моя тяжка, я это признаю. В ужасных своих преступлениях перед партией и Советской властью я откровенно и чистосердечно сознался. Ценою своих преступлений я заслужил суровый приговор пролетарского суда.

Но я не хочу умирать контрреволюционером.

Я хочу {иметь} получить возможности искупить вину свою перед партией, перед рабочим классом, перед Советской властью. Я хочу получить время, чтобы трудом и мозолями вновь приобрести право быть честным гражданином нашей Социалистической Родины.

Я уверен в том, что этой чести смогу заслужить. Уверен потому, что окончательно и честно порвал со своим контрреволюционным прошлым, что весь охвачен пафосом великого социалистического строительства Сталинской Эпохи, что мне еще 42 года.

Я прошу, я очень прошу Президиум Центрального Исполнительного Комитета СССР даровать мне жизнь.

Я прошу о помиловании.

 

В. ВАГАНЯН

1936 24/VIII

 


 

Президиум ЦИК СССР

От приговоренного к расстрелу по делу троцкистско-зиновьевского террористического центра – РЕЙНГОЛЬДА Исаака Исаевича

 

Ходатайствую о даровании мне жизни. Я полностью признал все совершенные мною преступления.

 

И. РЕЙНГОЛЬД

24 августа 1936 г.

 



В Президиум ЦИК Союза ССР

 

Приговором военной коллегии Верховного Суда по делу троцкистско-зиновьевского террористического центра я приговорен к расстрелу.

Я, действительно, совершил самые страшные преступления перед социалистической родиной, готовя вместе с другими заговорщиками убийство Сталина.

Тяжело об этом писать и говорить.

От суда и органов охраны государственной безопасности ничего не утаил. Всех своих единомышленников выдал. До контрреволюционной деятельности был на фронтах гражданской войны и защищал власть советов.

Прошу ЦИК Союза помиловать меня и дать мне возможность в любой обстановке загладить тягчайшие преступления, совершенные перед родиной.

 

Осужденный Ричард Витольдович ПИКЕЛЬ

24 авг. 1936 г.

4 часа утра.

 


 

В Президиум ЦИК Союза ССР

 

Я осужден приговором Военной Коллегии Верховного Суда к высшей мере наказания по делу троцкистско-зиновьевского террористического центра. Я совершил чудовищные преступления против Советского Союза. Являясь агентом Троцкого и гестапо, я приехал по фальшивым документам в Советский Союз и лично руководил подготовкой убийства Сталина, Жданова, Косиора и Постышева. Приговор Пролетарского Суда суров, но вполне мною заслужен. Я прошу Президиум ЦИК Союза принять во внимание мою молодость, наличие серьезной научной подготовки и, в случае дарования мне жизни, я на любом участке приложу все силы, чтобы загладить совершенные мною тяжкие преступления.

 

Осужденный Валентин Павлович ОЛЬБЕРГ

4 ч. 15 м. утра

24 августа 1936 г.

 


 

В Центральный Исполнительный Комитет

Союза Советских Социалистических Республик

 

От осужденного 

к высшей мере наказания 

Сергея Витальевича МРАЧКОВСКОГО

 

О ПОМИЛОВАНИИ

 

Прошу ЦИК Союза Советских Социалистических Республик помиловать меня и дать мне возможность {хотя бы} жить. О сохранении жизни прошу лишь потому, что хочется хотя бы частично загладить свою вину перед партией и Рабоче-Крестьянским правительством.

 

МРАЧКОВСКИЙ

 

 

 


 

В Президиум Центрального Исполнительного Комитета СССР


ЗАЯВЛЕНИЕ

осужденного Военной Коллегией Верховного Суда СССР Лурье Моисея Ильича (Александра Эмеля) по делу контрреволюционной террористической троцкистско-зиновьевской организации – к высшей мере наказания – к расстрелу

 

Приговором Военной Коллегии от 24-го с<его> м<есяца> я приговорен к расстрелу. Осознав уже на предварительном следствии всю тяжесть своего преступления, я дал самые искренние показания о всей моей к.-р. деятельности в прошлом. Я также старался, по мере сил, помочь следствию разоблачить скрытых врагов.

Со спокойной совестью я могу сейчас, после приговора, заявить Высшему госуд<арственному> органу Страны Советов: весь старый контрреволюционный троцкистско-зиновьевский яд вырван с корнем из моего сознания, что я отныне чист. Со спокойной совестью я могу заявить ЦИКу: я был врагом Социалистической Родины, но сейчас я уже таковым больше не являюсь. Именно потому я считаю {себя вправе} возможным просить Центральный Исполнительный Комитет СССР помиловать меня.

 

ЛУРЬЕ, Моисей Ильич

(Александр Эмель)

Москва, 24 августа 1936 г.

 



Председателю ЦИК СССР

М.И. Калинину

 

Приговором Военной Коллегии Верховного Суда делу троцкистско-зиновьевского террористического блока я, Фриц Давид (Илья-Давид Израилевич Круглянский) приговорен к высшей мере наказания.

Свою тяжкую вину перед родиной я сознал, как на предварительном следствии, так и перед пролетарским судом. Я сознаю и понимаю, что приговор Военной Коллегии Верховного Суда есть приговор всей страны. Я больше не враг.

Прошу Центральный Исполнительный Комитет сохранить мне жизнь и дать мне возможность всеми силами доказать глубокую искренность моего раскаяния в чудовищных преступлениях, которые я совершил.

 

Фриц ДАВИД (И.-Д. Круглянский)

24 августа 1936 г.

 


 

Председателю ЦИК СССР

М.И. Калинину

 

Приговором Военной Коллегии Верховного Суда СССР по делу Троцкистско-Зиновьевского Террористического центра я приговорен к расстрелу.

Я признался во всех своих преступлениях и ходатайствую о помиловании мне жизни.

 

Г.Е. ЕВДОКИМОВ

24-го августа 1936 г.

  



В Президиум ЦИК’а СССР

от осужденного

Военной коллегией Верховного суда 

Е.А. ДРЕЙЦЕРА


ЗАЯВЛЕНИЕ

 глубочайшего раскаяния

Я приговорен к расстрелу по делу троцкистско-зиновьевской террористической организации. Вина моя очень велика, и суд поступил справедливо и не мог иначе поступить.

Вина моя очень велика, но и милосердие Советского правительства было всегда очень велико. На предварительном следствии и на суде я дал исчерпывающие показания о совей контрреволюционной террористической деятельности. Меня не уличали, показания я дал под влиянием глубочайшего раскаяния. Я сейчас не враг и не всегда им был.

Ведь было время, когда я был полезным членом Советской Станы, было время, когда меня даже отличали (награжден на фронтах двумя орденами Красного Знамени). Я прошу ЦИК меня помиловать для того, чтобы дать возможность хоть в какой-нибудь степени искупить дальнейшей преданной работой мою тяжелую вину.

 

Е. ДРЕЙЦЕР

24 августа 1936 г.




Председателю Центрального Исполнительного Комитета СССР

М.И. Калинину

 

Приговором Военной Коллегии Верховного Суда я, Берман-Юрин Конон Борисович (он же Александр Фомич), сего 24 августа 1936 г. по делу троцкистско-зиновьевского террористического блока присужден к высшей мере наказания. Я полностью сознаю тяжесть совершенных мною преступлений. На предварительном следствии, а также перед пролетарским судом я, сознавая как тяжесть совершенных мною преступлений, так и неизбежность самой суровой кары за эти преступления, считал обязанным для себя рассказать только правду.

Я прошу Президиум Центрального Исполнительного Комитета СССР помиловать меня, сохранить мне жизнь и дать мне возможность трудом искупить мою тяжкую вину перед родиной.

 

К.Б. БЕРМАН-ЮРИН

24 августа 1936 г.

 


 

В Президиум ЦИК Союза СССР


ЗАЯВЛЕНИЕ

Приговором Воен<ной> Коллегии Вер<х>суда по делу троцкистско-зиновьевского террористического центра я приговорен к расстрелу. Мои преступления, в которых я полностью сознался, поистине чудовищные. Как не тяжело мне, но я считаю решение Суда правильным. Я искренне раскаялся, хочу, чтобы мне поверили и даровали жизнь, которую я готов отдать без остатка Пролетарской Революции. Об этом и прошу Президиум ЦИК Союза. Прошу учесть, что главными виновниками и организаторами убийства С.М. Кирова были Зиновьев, Евдокимов и Каменев.

 

И.П. БАКАЕВ

24-го августа 1936 г.

4 часа 45 мин. утра.

 

ГАРФ Р-3316, Оп. 64, Д. 1842, Л. 6-23 автографы

 


НАЧАЛЬНИКУ ВНУТРЕННЕЙ ТЮРЬМЫ НКВД.

 

ЗАЯВЛЕНИЕ

 

Мне было предъявлено о подаче заявления о помиловании, но я по причинам, которые я объяснил Верховному суду, отказался.

 

ГОЛЬЦМАН.

 

Принято заявление от арест<ованного> ГОЛЬЦМАНА.

4 ч. утра 24/VIII-36 г.

 

РГАСПИ Ф. 671, оп. 1, д. 185, л. 19 машинописная копия.

Comments